Чикер В.А., Свирихина Д.А. Социально-психологические особенности женщин, состоящих в антифеминистских интернет-сообществах

Ч

Введение

Акту­аль­ность и состо­я­ние про­бле­мы. Про­бле­ма пре­одо­ле­ния соци­аль­но­го нера­вен­ства жен­щин — важ­ней­шая про­бле­ма совре­мен­но­го обще­ства. Посто­ян­ная транс­фор­ма­ция куль­тур­но-исто­ри­че­ских, эко­но­ми­че­ских, соци­аль­ных и поли­ти­че­ских аспек­тов жиз­ни обще­ства ста­ла при­чи­ной пере­смот­ра содер­жа­ния тра­ди­ци­он­ных ген­дер­ных ролей, что при­ве­ло к воз­ник­но­ве­нию фено­ме­на феми­низ­ма в самых раз­но­об­раз­ных его про­яв­ле­ни­ях [2; 3; 22; 23; 24].

После­до­ва­те­ли феми­низ­ма утвер­жда­ли, что стрем­ле­ние жен­щи­ны сле­до­вать насаж­да­е­мым соци­у­мом ролям, соот­вет­ству­ю­щим «истин­но­му» жен­ско­му пред­на­зна­че­нию хозяй­ки, жены и мате­ри, дела­ет ее зави­си­мой, склон­ной к инфан­ти­лиз­му и нере­а­ли­зо­ван­ной в сво­их воз­мож­но­стях. Жен­щи­на таким обра­зом подав­ля­ет свои соци­аль­ные стрем­ле­ния, отка­зы­ва­ясь от уча­стия в про­фес­си­о­наль­ной и поли­ти­че­ской сфе­рах жиз­ни [12; 18].

Изна­чаль­но цель феми­нист­ско­го дви­же­ния заклю­ча­лась в быто­вом и зако­но­да­тель­ном запре­ще­нии дис­кри­ми­на­ции по при­зна­ку пола как одно­го из гла­вен­ству­ю­щих видов соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ской дис­кри­ми­на­ции, то есть в про­воз­гла­ше­нии поли­ти­че­ско­го, эко­но­ми­че­ско­го и соци­аль­но­го рав­но­пра­вия муж­чин и жен­щин.

Феми­низм оста­вил след и в советском/российском обще­ствен­ном устрой­стве и куль­ту­ре — стрем­ле­ние мно­гих жен­щин не усту­пать муж­чи­нам на карьер­ном попри­ще, быть финан­со­во неза­ви­си­мы­ми в опре­де­лен­ной мере свя­за­но имен­но с этим дви­же­ни­ем и под­креп­ле­но обще­ствен­ны­ми ката­клиз­ма­ми, глу­бо­ко изме­нив­ши­ми исто­ри­че­ский путь нашей стра­ны.

Глав­ной целью совет­ско­го дви­же­ния за рав­но­пра­вие полов изна­чаль­но ста­ла борь­ба за полу­че­ние пра­ва обра­зо­ва­ния, сво­бо­ду выбо­ра про­фес­сии и за соци­аль­ное рав­но­пра­вие. Одна­ко в послед­нее вре­мя маят­ник отно­ше­ния к про­бле­ме равен­ства полов кач­нул­ся в про­ти­во­по­лож­ную сто­ро­ну — воз­рас­та­ет попу­ляр­ность жен­ских сооб­ществ, ори­ен­ти­ро­ван­ных на воз­рож­де­ние тра­ди­ци­он­ных ролей, свя­зан­ных с при­род­ной дан­но­стью полов.

В наше вре­мя такие сооб­ще­ства широ­ко пред­став­ле­ны в интер­нет-про­стран­стве и про­па­ган­ди­ру­ют цен­но­сти, во мно­гом про­ти­во­ре­ча­щие феми­нист­ским воз­зре­ни­ям [5; 9; 10; 21].

Анти­фе­ми­низм мож­но рас­смат­ри­вать как соби­ра­тель­ное назва­ние всех тео­рий, идео­ло­гий и дви­же­ний, кото­рые состо­ят в оппо­зи­ции к феми­низ­му.

Сто­рон­ни­ки анти­фе­ми­нист­ско­го дви­же­ния при­зы­ва­ют сохра­нять тра­ди­ци­он­ное пред­став­ле­ние о жен­щи­нах и муж­чи­нах в семье и обще­стве, высту­па­ют за пере­смотр отно­ше­ния к поня­тию ген­дер­но­го рав­но­пра­вия.

Они счи­та­ют, что каж­дый пол обла­да­ет суще­ствен­ны­ми пси­хо­ло­ги­че­ски­ми и физио­ло­ги­че­ски­ми осо­бен­но­стя­ми, кото­рые при­сва­и­ва­ют муж­чине и жен­щине раз­ные соци­аль­ные роли и нагруз­ки, во мно­гом опре­де­лен­ные их био­ло­ги­че­ски­ми осо­бен­но­стя­ми [4]. То есть пред­ла­га­ет­ся раз­де­лять и пере­смот­реть поня­тия ген­дер­но­го рав­но­пра­вия и равен­ства.

Кро­ме это­го, кри­ти­ки ради­каль­но­го феми­низ­ма утвер­жда­ют, что из-за актив­но­сти феми­нист­ско­го дви­же­ния теперь уже и муж­чи­ны под­вер­га­ют­ся серьез­ной дис­кри­ми­на­ции — сек­сиз­му и харас­смен­ту. Осо­бен­но это каса­ет­ся обла­сти сек­су­аль­ных отно­ше­ний и свя­за­но с послед­ней вол­ной феми­низ­ма [16; 17; 20].

Одна из мани­фе­сти­ру­е­мых задач феми­нист­ско­го дви­же­ния — раз­ру­ше­ние роле­вых ген­дер­ных соци­аль­ных сте­рео­ти­пов — име­ет пря­мое отно­ше­ние к сло­жив­шей­ся тыся­че­ле­ти­я­ми соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ской пози­ции жен­щи­ны в обще­стве. Ген­дер­ные сте­рео­ти­пы каса­ют­ся, в первую оче­редь, соци­аль­ных обра­зов женственности/фемининности и мужественности/маскулинности, стан­дар­ти­зи­ро­ван­ных моде­лей муж­ско­го и жен­ско­го пове­де­ния, систе­мы обра­зо­ва­ния и обще­ствен­но­го рас­пре­де­ле­ния соци­аль­ных ролей и ста­ту­сов — то есть соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ских аспек­тов устрой­ства обще­ства.

В пред­по­сыл­ках ген­дер­ных раз­ли­чий и воз­ни­ка­ю­щих на этом осно­ва­нии соци­аль­ных пред­став­ле­ний, сте­рео­ти­пов и дис­кри­ми­на­ции лежит иерар­хия, в кото­рой мас­ку­лин­ное обо­зна­ча­ет­ся как доми­ни­ру­ю­щее, а феми­нин­ное — как под­чи­нен­ное [19, с. 48].

Пони­ма­ние ген­дер­ных ролей может быть объ­яс­не­но био­ло­ги­че­ским нера­вен­ством полов, обу­слов­лен­ным их при­ро­дой (пат­ри­ар­халь­ные пред­став­ле­ния), или же эга­ли­тар­ны­ми пред­став­ле­ни­я­ми, когда жен­ские и муж­ские роли в обще­стве рас­смат­ри­ва­ют­ся с точ­ки зре­ния пари­тет­но­сти, равен­ства прав и воз­мож­но­стей. И.С. Клё­ци­на [8] опре­де­ля­ет ген­дер­ные пред­став­ле­ния как обу­слов­лен­ные соци­аль­ным кон­тек­стом поня­тия, взгля­ды, утвер­жде­ния и объ­яс­не­ния отно­си­тель­но рас­пре­де­ле­ния ролей и ста­тус­ных пози­ций муж­чин и жен­щин в обще­стве.

Ген­дер­ные пред­став­ле­ния рож­да­ют­ся в про­цес­се вза­и­мо­дей­ствия и обще­ния людей в повсе­днев­ной жиз­ни и явля­ют­ся осмыс­лен­ны­ми зна­ни­я­ми о том, какие роли в раз­ных соци­аль­ных ситу­а­ци­ях долж­ны испол­нять­ся муж­чи­на­ми и жен­щи­на­ми, в чем заклю­ча­ет­ся их пред­на­зна­че­ние, а так­же о том, какие моде­ли они долж­ны демон­стри­ро­вать окру­жа­ю­щим в сво­ем пове­де­нии.

После­до­ва­те­ли тра­ди­ци­он­ных ген­дер­ных воз­зре­ний счи­та­ют, что соци­аль­ные роли и лич­ност­ные осо­бен­но­сти муж­чин и жен­щин явля­ют­ся кар­ди­наль­но про­ти­во­по­лож­ны­ми, а био­ло­ги­че­ские раз­ли­чия полов пере­но­сят­ся на сфе­ру соци­аль­ных отно­ше­ний. Таким обра­зом, речь идет о чисто «жен­ских» и чисто «муж­ских» ролях, кото­рые не могут быть в пол­ной мере заме­не­ны друг на дру­га [8].

Совре­мен­ные анти­фе­ми­нист­ские идеи частич­но воз­вра­ща­ют нас к тра­ди­ци­он­ным соци­аль­ным пред­став­ле­ни­ям в рас­смот­ре­нии ген­дер­ных ролей — в сооб­ще­ствах транс­ли­ру­ют­ся ген­дер­ные сте­рео­ти­пы с пат­ри­ар­халь­ным содер­жа­ни­ем, но при этом отри­ца­ет­ся пре­вос­ход­ство одно­го пола над дру­гим, что харак­тер­но имен­но для эга­ли­тар­но­го под­хо­да. Соот­вет­ствен­но, анти­фе­ми­нист­ская идео­ло­гия соче­та­ет в себе эле­мен­ты как пат­ри­ар­халь­но­го, так и эга­ли­тар­но­го под­хо­дов.

Резуль­та­ты ана­ли­за совре­мен­ных рос­сий­ских СМИ, про­ве­ден­но­го Л.Г. Поче­бут и И.А. Шме­ле­вой [13], демон­стри­ру­ют, что рос­сий­ские поли­ти­ки по-преж­не­му вос­при­ни­ма­ют обще­ствен­ную роль жен­щи­ны в рам­ках пат­ри­ар­халь­но­го миро­воз­зре­ния, а воз­мож­ность дости­же­ния ею замет­ных успе­хов на поли­ти­че­ском попри­ще не берет­ся в рас­чет.

Кро­ме это­го, в совре­мен­ных соци­аль­ных ген­дер­ных пред­став­ле­ни­ях мож­но выде­лить две про­ти­во­ре­ча­щие друг дру­гу тен­ден­ции. С одной сто­ро­ны, заим­ству­ют­ся «про­грес­сив­ные» запад­ные неза­ви­си­мые образ­цы мас­ку­лин­но­сти и феми­нин­но­сти, а с дру­гой — вос­про­из­во­дят­ся усто­яв­ши­е­ся пат­ри­ар­халь­ные ген­дер­ные сте­рео­ти­пы о тра­ди­ци­он­ных жен­ских и муж­ских ролях.

Необ­хо­ди­мо так­же при­ни­мать во вни­ма­ние нали­чие в нашей стране куль­тур­ной тра­ди­ции вза­и­мо­от­но­ше­ний муж­чин и жен­щин, про­ти­во­ре­ча­щей как пат­ри­ар­халь­ной, так и феми­нист­ской моде­ли.

Так, напри­мер, со вре­мен пет­ров­ских пре­об­ра­зо­ва­ний в Рос­сии полу­чи­ли рас­про­стра­не­ние пра­ви­ла евро­пей­ско­го эти­ке­та, импли­цит­но содер­жа­щие ука­за­ние на ста­тус­ное пре­иму­ще­ство жен­щи­ны по срав­не­нию с муж­чи­ной в ситу­а­ции меж­лич­ност­но­го обще­ния. Эти­кет дик­ту­ет опре­де­лен­ные фор­мы пове­де­ния: от муж­чин ожи­да­ет­ся пове­де­ние, под­чер­ки­ва­ю­щее ува­же­ние к жен­щине. Такие пове­ден­че­ские эти­кет­ные пра­ви­ла актив­но под­дер­жи­ва­ют­ся в анти­фе­ми­нист­ских сооб­ще­ствах.

В каче­стве ком­по­нен­та куль­тур­ной тра­ди­ции пра­ви­ла эти­ке­та обла­да­ют зна­чи­тель­ной регу­ли­ру­ю­щей силой; инте­ри­о­ри­зи­ро­ван­ные в про­цес­се соци­а­ли­за­ции и вос­пи­та­ния, они созда­ют соот­вет­ству­ю­щие ожи­да­ния роле­во­го пове­де­ния муж­чин и жен­щин.

Такой про­ти­во­ре­чи­вый соци­аль­ный и куль­тур­ный кон­текст, веро­ят­но, име­ет свои послед­ствия и на инди­ви­ду­аль­ном лич­ност­ном уровне, явля­ясь поч­вой для внут­ри­лич­ност­но­го кон­флик­та. При­ме­ром это­му могут слу­жить дис­кус­сии сооб­ще­ства в сети Интер­нет на эту тему [1; 9; 14].

Сооб­ще­ство «Пред­на­зна­че­ние быть Жен­щи­ной» [14] — анти­фе­ми­нист­ское интер­нет-сооб­ще­ство, кото­рое заня­ло свое веду­щее место во мно­гих соци­аль­ных сетях, в сово­куп­но­сти име­ю­щих тыся­чи под­пис­чи­ков.

В идео­ло­гии сооб­ще­ства основ­ной акцент направ­лен на раз­ви­тие жен­ствен­но­сти через пости­же­ние и осо­зна­ние зна­чи­мо­сти тра­ди­ци­он­ных ген­дер­ных ролей. То есть жен­щин при­зы­ва­ют вер­нуть­ся к тра­ди­ци­он­ным цен­но­стям — напри­мер, при­знать гла­вен­ство муж­чин, уде­лять боль­ше вни­ма­ния рож­де­нию и вос­пи­та­нию детей, вме­сто рабо­ты зани­мать­ся домаш­ним хозяй­ством, соот­вет­ству­ю­щим обра­зом оформ­лять свою внеш­ность — носить пла­тья и длин­ные воло­сы и т.д.

При этом в ряде интер­нет-сооб­ществ прак­ти­ку­ют­ся плат­ные услу­ги по «воз­рож­де­нию жен­ствен­но­сти» — про­да­ет­ся спе­ци­аль­ная лите­ра­ту­ра, про­во­дят­ся мно­го­чис­лен­ные семи­на­ры, тре­нин­ги.

Посколь­ку ген­дер­ные пред­став­ле­ния в наше вре­мя пре­иму­ще­ствен­но нахо­дят свое отра­же­ние в масс-медиа, тер­мин «анти­фе­ми­нист­ское интер­нет-сооб­ще­ство» под­ра­зу­ме­ва­ет инфор­ма­ци­он­ную сре­ду, в кото­рой транс­ли­ру­ют­ся цен­но­сти, про­ти­во­ре­ча­щие феми­нист­ским иде­ям.

Идея о том, что соблю­де­ние тра­ди­ци­он­ных пове­ден­че­ских моде­лей помо­га­ет реаль­но­му муж­чине и реаль­ной жен­щине при­бли­зить­ся к иде­а­лам «насто­я­щих» муж­чи­ны и жен­щи­ны, что в ито­ге ведет их к лич­но­му и соци­аль­но­му бла­го­по­лу­чию, явля­ет­ся осно­во­по­ла­га­ю­щей в инфор­ма­ци­он­ном про­стран­стве анти­фе­ми­нист­ских интер­нет-сооб­ществ.

Пред­ста­ви­те­ли дви­же­ния счи­та­ют, что необ­хо­ди­мо сохра­нять тра­ди­ци­он­ное пред­став­ле­ние о био­ло­ги­че­ски пред­пи­сан­ных ролях муж­чин и жен­щин как в обще­стве, так и в семье, когда муж­чи­на рас­смат­ри­ва­ет­ся как добыт­чик, а жен­щи­на как мать и хра­ни­тель­ни­ца домаш­не­го оча­га. Домаш­нее хозяй­ство и мате­рин­ство про­па­ган­ди­ру­ют­ся в каче­стве аль­тер­на­тив­ной сте­зи для само­ре­а­ли­за­ции жен­щи­ны.

В насто­я­щий момент соци­аль­ное дви­же­ние анти­фе­ми­низ­ма в нашей стране наби­ра­ет силу, а уча­стие в соци­аль­ных сетях вно­сит вклад в пони­ма­ние соци­аль­ной и ген­дер­ной иден­тич­но­сти лич­но­сти и поэто­му нуж­да­ет­ся в науч­ном ана­ли­зе. Отме­ча­ет­ся, что «прак­ти­че­ская соци­аль­ная пси­хо­ло­гия крайне нуж­да­ет­ся в науч­но обос­но­ван­ных и дета­ли­зи­ро­ван­ных иссле­до­ва­ни­ях, кото­рые пока­за­ли бы, как устро­е­на рос­сий­ская ген­дер­ная систе­ма, как рабо­та­ет совре­мен­ная рос­сий­ская ген­дер­ная соци­а­ли­за­ция, к каким резуль­та­там при­во­дит, что в ней отлич­но­го от тра­ди­ци­он­ной ген­дер­ной соци­а­ли­за­ции, о кото­рой мы зна­ем по зару­беж­ным учеб­ни­кам» [15, с. 39].

В этом кон­тек­сте нами были сфор­му­ли­ро­ва­ны сле­ду­ю­щие иссле­до­ва­тель­ские вопро­сы: каки­ми соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ски­ми осо­бен­но­стя­ми обла­да­ют жен­щи­ны, кото­рые в наше вре­мя под­дер­жи­ва­ют анти­фе­ми­нист­ские идеи, и како­вы пси­хо­ло­ги­че­ские кор­ни уча­стия в интер­нет-сооб­ще­ствах такой направ­лен­но­сти?

Методы исследования

В нашей рабо­те было изу­че­но инфор­ма­ци­он­ное про­стран­ство анти­фе­ми­нист­ских интер­нет-сооб­ществ, в кото­рых актив­но про­дви­га­ют­ся идеи тра­ди­ци­он­но­го роле­во­го пове­де­ния жен­щин.

Гипотезы исследования:

  1. Вклю­чен­ность в анти­фе­ми­нист­ское интер­нет-сооб­ще­ство свя­за­на с соци­аль­но-демо­гра­фи­че­ски­ми харак­те­ри­сти­ка­ми жен­щин: воз­рас­том, уров­нем обра­зо­ва­ния, местом про­жи­ва­ния и др.
  2. Суще­ству­ет ряд осо­бен­но­стей жиз­нен­но­го пути, кото­рые объ­еди­ня­ют жен­щин, всту­пив­ших в анти­фе­ми­нист­ские интер­нет-сооб­ще­ства и раз­де­ля­ю­щих анти­фе­ми­нист­скую идео­ло­гию.
  3. При­вер­жен­ность жен­щин к анти­фе­ми­нист­ским иде­ям и, соот­вет­ствен­но, сооб­ще­ству свя­за­на с таки­ми соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ски­ми осо­бен­но­стя­ми лич­но­сти, как соци­аль­ная адап­та­ция, пози­тив­ный взгляд на жизнь и про­фес­си­о­наль­ная моти­ва­ция.

Задачи исследования:

  1. Ана­лиз основ­ных идей и пред­став­ле­ний, транс­ли­ру­е­мых в анти­фе­ми­нист­ских интер­нет-сооб­ще­ствах.
  2. Изу­че­ние соци­аль­но-демо­гра­фи­че­ских осо­бен­но­стей жен­щин, актив­но участ­ву­ю­щих в анти­фе­ми­нист­ских интер­нет-сооб­ще­ствах.
  3. Ана­лиз осо­бен­но­стей жиз­нен­но­го пути, кото­рые объ­еди­ня­ют жен­щин, вклю­чен­ных в изу­ча­е­мое сооб­ще­ство.
  4. Опре­де­ле­ние пока­за­те­лей соци­аль­ной адап­та­ции и пози­тив­но­го взгля­да на жизнь у жен­щин, вклю­чен­ных в анти­фе­ми­нист­ское интер­нет-сооб­ще­ство.
  5. Выяв­ле­ние уров­ня и струк­ту­ры про­фес­си­о­наль­ной моти­ва­ции участ­ниц анти­фе­ми­нист­ско­го интер­нет-сооб­ще­ства.

Характеристика выборки исследования

При помо­щи автор­ской анке­ты и пси­хо­ло­ги­че­ских мето­дик было опро­ше­но 85 актив­ных участ­ниц анти­фе­ми­нист­ских интер­нет-сооб­ществ.

Актив­ность участ­ниц сооб­ществ опре­де­ля­лась на осно­ва­нии сово­куп­ной дея­тель­но­сти, в кото­рую вовле­ка­ют­ся его участ­ни­цы: регу­ляр­ность отсле­жи­ва­ния обнов­ле­ний и ново­стей, пуб­ли­ку­е­мых в сооб­ще­стве; при­об­ре­те­ние про­дук­тов, свя­зан­ных с тема­ти­кой сооб­ще­ства (книг, кур­сов и т.д.), кото­рые про­да­ет сооб­ще­ство; уча­стие в мас­со­вых видах дея­тель­но­сти, орга­ни­зу­е­мых сооб­ще­ством («Мара­фо­ны жен­ствен­но­сти», «Флеш­мо­бы жен­ствен­но­сти», тре­нин­ги).

Допол­ни­тель­но нами было про­ве­де­но вто­рое иссле­до­ва­ние: кон­тент-ана­лиз жиз­нен­ных исто­рий 55 жен­щин-участ­ниц сооб­ще­ства. Эти исто­рии были напи­са­ны жен­щи­на­ми по ини­ци­а­ти­ве адми­ни­стра­ции сооб­ще­ства и раз­ме­ще­ны на офи­ци­аль­ном сай­те [14]. В боль­шин­стве исто­рий содер­жат­ся реаль­ные фото­гра­фии авто­ров, а исто­рии под­пи­са­ны реаль­ны­ми име­на­ми.

Методики исследования

Для опре­де­ле­ния сте­пе­ни вклю­чен­но­сти жен­щин в анти­фе­ми­нист­ские интер­нет-сооб­ще­ства исполь­зо­вал­ся метод анке­ти­ро­ва­ния. Автор­ская ано­ним­ная анке­та [16, с. 97—101] вклю­ча­ла в себя 11 закры­тых и откры­тых вопро­сов по опре­де­ле­нию актив­но­сти уча­стия респон­ден­тов в изу­ча­е­мом сооб­ще­стве. Выяв­ля­лись срок уча­стия в сооб­ще­стве; отно­ше­ние к иде­ям и цен­но­стям, транс­ли­ру­е­мым в нем; соци­аль­ная моти­ва­ция; готов­ность при­ви­вать идеи сооб­ще­ства сво­им детям, взгля­ды на буду­щее, субьек­тив­ная оцен­ка сте­пе­ни и каче­ства изме­не­ний в жиз­ни жен­щин, обу­слов­лен­ных уча­сти­ем в сооб­ще­стве, а так­же субъ­ек­тив­ная оцен­ка сте­пе­ни сво­ей жен­ствен­но­сти по пяти­балль­ной шка­ле.

Вопро­сы на опре­де­ле­ние соци­аль­но-демо­гра­фи­че­ских харак­те­ри­стик участ­ниц иссле­до­ва­ния каса­лись воз­рас­та, обра­зо­ва­ния, места про­жи­ва­ния, рода дея­тель­но­сти, семей­но­го поло­же­ния и коли­че­ства детей.

Для ана­ли­за уров­ня соци­аль­ной адап­та­ции испы­ту­е­мых при­ме­ня­лась мето­ди­ка диа­гно­сти­ки соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ской адап­та­ции К. Род­жер­са и Р. Дай­монд в редак­ции А.К. Осниц­ко­го (СПА) [11] и шка­ла оптимизма/пессимизма и актив­но­сти Шул­ле­ра и Кому­ни­а­ни (AOS) в адап­та­ции Н.Е. Водо­пья­но­вой (РОП) [6].

Фик­си­ро­ва­лись сле­ду­ю­щие эмпи­ри­че­ские инди­ка­то­ры: адап­та­ция, при­ня­тие дру­гих, интер­наль­ность, само­при­ня­тие, эмо­ци­о­наль­ный ком­форт, стрем­ле­ние к доми­ни­ро­ва­нию (СПА), оптимизм/пессимизм и активность/пассивность (AOS-РОП).

Про­фес­си­о­наль­ная моти­ва­ция изу­ча­лась при помо­щи мето­ди­ки «Яко­ря карье­ры» Э. Шей­на в адап­та­ции В.А. Чикер [7]. Основ­ные эмпи­ри­че­ские оцен­ки карьер­ной направ­лен­но­сти по шка­лам опрос­ни­ка: про­фес­си­о­наль­ная ком­пе­тент­ность, менедж­мент, авто­но­мия (неза­ви­си­мость), ста­биль­ность (работы/ места житель­ства), слу­же­ние, вызов, инте­гра­ция сти­лей жиз­ни и пред­при­ни­ма­тель­ство.

Допол­ни­тель­но к основ­но­му пси­хо­ди­а­гно­сти­че­ско­му иссле­до­ва­нию, для ана­ли­за осо­бен­но­стей жиз­нен­но­го пути жен­щин, состо­я­щих в анти­фе­ми­нист­ских интер­нет-сооб­ще­ствах, исполь­зо­ван каче­ствен­но-коли­че­ствен­ный под­ход — метод кон­тент-ана­ли­за реаль­ных жиз­нен­ных исто­рий жен­щин, напи­сан­ных по ини­ци­а­ти­ве адми­ни­стра­ции сооб­ще­ства. Они раз­ме­ще­ны на офи­ци­аль­ном сай­те сооб­ще­ства [14]. В боль­шин­стве исто­рий содер­жат­ся реаль­ные фото­гра­фии авто­ров, во мно­гих слу­ча­ях исто­рии под­пи­са­ны реаль­ны­ми име­на­ми.

Ана­ли­зи­ро­ва­лись пред­по­сыл­ки вступ­ле­ния жен­щин в это сооб­ще­ство, т.е. та часть исто­рий, в кото­рой опи­сы­ва­ют­ся клю­че­вые собы­тия жиз­ни, кото­рые пред­ше­ство­ва­ли их вступ­ле­нию в сооб­ще­ство.

Про­це­ду­ра кон­тент-ана­ли­за осу­ществ­ля­лась в несколь­ко эта­пов:

  1. Тща­тель­ное изу­че­ние 55 жиз­нен­ных исто­рий жен­щин, явля­ю­щих­ся после­до­ва­тель­ни­ца­ми анти­фе­ми­нист­ско­го интер­нет-сооб­ще­ства, и выде­ле­ние внут­ри этих исто­рий 222 клю­че­вых смыс­ло­об­ра­зу­ю­щих выска­зы­ва­ний, име­ю­щих отно­ше­ние к вступ­ле­нию в сооб­ще­ство.
  2. Опре­де­ле­ние груп­пой пси­хо­ло­гов 11-ти кате­го­рий (еди­ниц ана­ли­за), по кото­рым экс­перт­ной груп­пе пред­ла­га­лось клас­си­фи­ци­ро­вать клю­че­вые выска­зы­ва­ния из жиз­нен­ных исто­рий. Выде­ле­но 11 кате­го­рий кон­тент-ана­ли­за (закон­чен­ных суж­де­ний) с их эмпи­ри­че­ски­ми инди­ка­то­ра­ми (под­ка­те­го­ри­я­ми). Это мас­ку­лин­ные чер­ты; феми­нист­ские идеи; роди­тель­ская модель (уста­нов­ки); про­бле­мы в роди­тель­ской семье; болезнь/ смерть близ­ко­го чело­ве­ка; про­бле­мы со здоровьем/болезни самой жен­щи­ны; про­бле­мы во вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях с про­ти­во­по­лож­ным полом (вне бра­ка); про­бле­мы в бра­ке; заму­же­ство как сти­мул к раз­ви­тию жен­ствен­но­сти; меч­та о «жен­ском сча­стье»; низ­кая само­оцен­ка, ком­плек­сы, неуве­рен­ность в себе.
  3. Клас­си­фи­ка­ция выска­зы­ва­ний, содер­жа­щих­ся в жиз­нен­ных исто­ри­ях, про­во­ди­лась груп­пой неза­ви­си­мых экс­пер­тов, состо­я­щей из 3‑х муж­чин и 4‑х жен­щин, рабо­та­ю­щих в раз­ных про­фес­си­о­наль­ных сфе­рах. Согла­со­ван­ность экс­перт­ных оце­нок по кри­те­рию кон­кор­да­ции Кен­дал­ла высо­кая — 0,914, что мы свя­зы­ва­ем с понят­ным пред­став­ле­ни­ем интер­пре­та­ции выде­лен­ных кате­го­рий кон­тент-ана­ли­за (под­ка­те­го­рий).

Методы статистической обработки результатов

Обра­бот­ка полу­чен­ных в ходе эмпи­ри­че­ско­го иссле­до­ва­ния дан­ных про­во­ди­лась при помо­щи U‑критерия Манна—Уитни; одно­фак­тор­но­го дис­пер­си­он­но­го ана­ли­за (ANOVA); кор­ре­ля­ци­он­но­го ана­ли­за с при­ме­не­ни­ем коэф­фи­ци­ен­та Спир­ме­на; про­во­дил­ся ана­лиз нор­маль­но­сти рас­пре­де­ле­ния при­зна­ков с при­ме­не­ни­ем одно­вы­бо­роч­но­го кри­те­рия Колмогорова—Смирнова.

Результаты исследования и их обсуждение

Социально-демографические характеристики сообщества.

Выбор­ку пре­иму­ще­ствен­но соста­ви­ли жен­щи­ны репро­дук­тив­но­го воз­рас­та от 21 до 40 лет (87%). 45% жен­щин заму­жем, 29% нико­гда не были в бра­ке, 14% раз­ве­де­ны, 12% состо­ят в неофи­ци­аль­ном бра­ке. У 53% выбор­ки нет детей, 24% име­ют одно­го ребен­ка, 19% име­ют двух детей, 5% выбор­ки явля­ют­ся мно­го­дет­ны­ми мате­ря­ми. Боль­шая часть жен­щин в выбор­ке (60%) полу­чи­ли выс­шее обра­зо­ва­ние.

Боль­шин­ство опро­шен­ных жен­щин (56%) рабо­та­ют, 28% зани­ма­ют­ся толь­ко домаш­ним хозяй­ством, осталь­ные — либо учат­ся, либо име­ют вре­мен­ную рабо­ту. 77% респон­ден­тов про­жи­ва­ют в сто­лич­ных и боль­ших горо­дах, осталь­ные (23%) — в неболь­ших посе­ле­ни­ях.

Исхо­дя из ана­ли­за соци­аль­но-демо­гра­фи­че­ских дан­ных, мы можем сде­лать вывод, что боль­шую часть выбор­ки состав­ля­ют пре­иму­ще­ствен­но замуж­ние (офи­ци­аль­ный или неофи­ци­аль­ный брак) рабо­та­ю­щие жен­щи­ны репро­дук­тив­но­го воз­рас­та, с выс­шим обра­зо­ва­ни­ем, в основ­ном в воз­расте от 21 года до 40 лет, в боль­шин­стве сво­ем не име­ю­щие детей или име­ю­щие толь­ко одно­го ребен­ка, про­жи­ва­ю­щие, как пра­ви­ло, в боль­ших горо­дах.

Одно­фак­тор­ный дис­пер­си­он­ный ана­лиз (ANOVA), про­ве­ден­ный по при­зна­кам воз­рас­та, уров­ня обра­зо­ва­ния, места про­жи­ва­ния и коли­че­ства детей, не выявил зна­чи­мых раз­ли­чий пока­за­те­лей актив­но­сти уча­стия в сооб­ще­стве.

Кор­ре­ля­ци­он­ный ана­лиз с при­ме­не­ни­ем коэф­фи­ци­ен­та Спир­ме­на меж­ду пока­за­те­ля­ми вклю­чен­но­сти жен­щин в анти­фе­ми­нист­ское интер­нет-сооб­ще­ство и их соци­аль­но-демо­гра­фи­че­ски­ми харак­те­ри­сти­ка­ми так­же не пока­зал зна­чи­мых вза­и­мо­свя­зей.

Таким обра­зом, мож­но сде­лать вывод, что гипо­те­за о вза­и­мо­свя­зи соци­аль­но-демо­гра­фи­че­ских харак­те­ри­стик лич­но­сти и сте­пе­ни вклю­чен­но­сти жен­щи­ны в анти­фе­ми­нист­ское интер­нет-сооб­ще­ство не под­твер­ди­лась. Веро­ят­но, суще­ству­ют дру­гие, более зна­чи­мые, ско­рее все­го, лич­ност­ные пара­мет­ры, опре­де­ля­ю­щие актив­ную при­над­леж­ность к изу­ча­е­мой соци­аль­ной общ­но­сти.

Особенности жизненного пути, объединяющие участниц антифеминистских интернет-сообществ.

Собы­тий­но-био­гра­фи­че­ский ана­лиз жиз­нен­но­го пути, пред­ше­ству­ю­ще­го вступ­ле­нию жен­щин в анти­фе­ми­нист­ские интер­нет-сооб­ще­ства, поз­во­лил выявить его наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ные харак­те­ри­сти­ки (% от обще­го объ­е­ма клю­че­вых выска­зы­ва­ний). Сре­ди них выде­лим шесть веду­щих и при­мер­но оди­на­ко­вых по часто­те встре­ча­е­мо­сти (от 11% до 14%) осо­бен­но­стей: про­бле­мы в бра­ке; феми­нист­ские идеи; про­бле­мы во вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях с про­ти­во­по­лож­ным полом; роди­тель­ские уста­нов­ки; мас­ку­лин­ные чер­ты и про­бле­мы в роди­тель­ской семье (см. рису­нок).

Ключевые события жизненного пути, предшествующие вступлению в антифеминистское интернет-сообщество (в %)
Рис. 1. Клю­че­вые собы­тия жиз­нен­но­го пути, пред­ше­ству­ю­щие вступ­ле­нию в анти­фе­ми­нист­ское интер­нет-сооб­ще­ство (в %)

Самой рас­про­стра­нен­ной общей чер­той жиз­нен­но­го пути участ­ниц анти­фе­ми­нист­ских интер­нет-сооб­ществ явля­ют­ся про­шлые про­бле­мы во вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях в бра­ке и с муж­чи­на­ми в целом.

Жен­щи­ны отме­ча­ли отсут­ствие вза­и­мо­по­ни­ма­ния с мужем, неудо­вле­тво­рен­ность раз­лич­ны­ми аспек­та­ми семей­ных отно­ше­ний: супру­ги часто ссо­ри­лись, скан­да­ли­ли и в неко­то­рых слу­ча­ях даже дра­лись. Про­бле­мы во вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях с мужем в конеч­ном ито­ге часто при­во­ди­ли к раз­во­ду. Одна­ко вза­и­мо­от­но­ше­ния с про­ти­во­по­лож­ным полом часто не огра­ни­чи­ва­лись про­бле­ма­ми в семей­ной жиз­ни с мужем.

Мно­гие жен­щи­ны отме­ча­ли, что до бра­ка или после раз­во­да им в прин­ци­пе не уда­ва­лось под­дер­жи­вать гар­мо­нич­ные вза­и­мо­от­но­ше­ния с муж­чи­на­ми. Порой это выра­жа­лось в том, что жен­щи­на не мог­ла най­ти парт­не­ра для уста­нов­ле­ния близ­ких кон­так­тов (муж­чи­ны либо не обра­ща­ли на нее вни­ма­ния, либо не под­хо­ди­ли ей, или в конеч­ном ито­ге раз­ры­ва­ли с ней отно­ше­ния), а ино­гда, наобо­рот, это про­яв­ля­лось в посто­ян­ной смене сек­су­аль­ных парт­не­ров, в «исполь­зо­ва­нии» муж­чин.

Высо­кую оцен­ку при ана­ли­зе жиз­нен­но­го пути име­ет кате­го­рия «Феми­нист­ские идеи». В про­шлом — до того, как эти жен­щи­ны при­ня­ли анти­фе­ми­нист­ские взгля­ды, — они при­да­ва­ли боль­шую цен­ность сво­ей само­сто­я­тель­но­сти и неза­ви­си­мо­сти от муж­чин. Для них осо­бый инте­рес в недав­нем про­шлом пред­став­ля­ла само­ре­а­ли­за­ция в сфе­ре про­фес­си­о­наль­ных дости­же­ний, и тогда семей­ные цен­но­сти либо ото­дви­га­лись на вто­рой план, либо не рас­смат­ри­ва­лись вовсе. Кро­ме того, неко­то­рые жен­щи­ны опа­са­лись всту­пать в брак имен­но из стра­ха пося­га­тель­ства на их сво­бо­ду.

Важ­но отме­тить, что в изу­ча­е­мом нами сооб­ще­стве неза­ви­си­мость часто отож­деств­ля­ет­ся с оди­но­че­ством, а про­фес­си­о­наль­ная само­ре­а­ли­за­ция в ущерб семей­ной сфе­ре доста­точ­но силь­но пори­ца­ет­ся.

Соот­вет­ствен­но, наблю­да­ет­ся пере­ход жен­щи­ны от одной цен­ност­ной систе­мы к кар­ди­наль­но про­ти­во­по­лож­ной, что ука­зы­ва­ет на поиск выхо­да из пере­жи­ва­е­мо­го ею внут­ри­лич­ност­но­го кон­флик­та цен­но­стей.

Во мно­гих слу­ча­ях жен­щи­ны, всту­пив­шие в сооб­ще­ство, в кото­ром куль­ти­ви­ру­ет­ся цен­ность жен­ствен­но­сти (феми­нин­но­сти), вспо­ми­на­ют, что в дет­стве они были «пацан­ка­ми», отли­ча­ю­щи­ми­ся бое­вым харак­те­ром, пред­по­чи­тав­ши­ми обще­ние с маль­чи­ка­ми кон­так­там с девоч­ка­ми, муж­ской стиль в одеж­де — жен­ствен­но­му, корот­кую стриж­ку — длин­ным воло­сам и т.п., т.е. демон­стри­ру­ю­щи­ми мас­ку­лин­ность сво­им пове­де­ни­ем.

Таким обра­зом, вступ­ле­ние в феми­нин­ное сооб­ще­ство может являть­ся ком­пен­са­ци­ей за преды­ду­щий аль­тер­на­тив­ный ген­дер­ный опыт.

Доста­точ­но часто в сво­ей жиз­нен­ной исто­рии жен­щи­ны ста­ра­ют­ся раз­де­лить ответ­ствен­ность за про­ис­хо­дя­щие с ней собы­тия с кем-то из стар­ших род­ствен­ни­ков, осо­знан­но или неосо­знан­но транс­ли­ро­вав­ших опре­де­лен­ные идеи, взгля­ды, цен­но­сти и моде­ли пове­де­ния (уста­нов­ки), кото­рые инте­ри­о­ри­зи­ро­ва­лись жен­щи­ной и в резуль­та­те суще­ствен­но повли­я­ли (часто — деструк­тив­но) на ее миро­воз­зре­ние и даль­ней­шую жизнь.

У мно­гих участ­ниц в роди­тель­ской семье воз­ни­ка­ли доста­точ­но серьез­ные про­бле­мы. Они вспо­ми­на­ют о частых и тяже­лых кон­флик­тах с род­ны­ми, о раз­во­де и/или алко­го­лиз­ме одно­го или обо­их роди­те­лей сра­зу.

Таким обра­зом, гипо­те­за о том, что суще­ству­ет ряд осо­бен­но­стей жиз­нен­но­го пути, кото­рые объ­еди­ня­ют жен­щин, всту­пив­ших в анти­фе­ми­нист­ские интер­нет-сооб­ще­ства, под­твер­ди­лась.

Особенности социально-психологической адаптации участниц антифеминистских интернет-сообществ.

Опи­са­тель­ные ста­ти­сти­ки харак­те­ри­стик соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ской адап­та­ции лич­но­сти (по мето­ди­ке К. Род­жер­са и Р. Дай­монд) участ­ниц сооб­ще­ства (N=85) пока­за­ли, что выбор­ка в целом харак­те­ри­зу­ет­ся сред­ним уров­нем адап­та­ции, при­ня­тия дру­гих людей, эмо­ци­о­наль­но­го ком­фор­та, интер­наль­но­сти и стрем­ле­ния к доми­ни­ро­ва­нию (см. таб­ли­цу).

Таблица 1. Описательные статистики социально-психологической адаптации личности участниц сообщества «Предназначение быть Женщиной»
Шка­лы опрос­ни­ка N Мини­мум Мак­си­мум Сред­нее Сред­не­кв. откло­не­ние
Адап­та­ция 85 26,2 98,3 66,8 12,4
Само­при­ня­тие 85 30,4 100 80,2 12,5
При­ня­тие дру­гих 85 15,8 100 66,9 14,0
Эмо­ци­о­наль­ный ком­форт 85 17,4 100 65,4 17,4
Интер­наль­ность 85 30,8 100 64,3 12,9
Стрем­ле­ние к доми­ни­ро­ва­нию 85 0,0 100 51,4 15,5

Отме­тим, что у боль­шин­ства жен­щин в выбор­ке отме­ча­ет­ся высо­кий уро­вень само­при­ня­тия (М=80,2, ст. отклонение=12,5).

Цен­траль­ным пока­за­те­лем вклю­чен­но­сти жен­щин в изу­ча­е­мое нами сооб­ще­ство, соглас­но кор­ре­ля­ци­он­но­му ана­ли­зу, объ­еди­нив­ше­му харак­те­ри­сти­ки соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ской адап­та­ции жен­щин, ока­за­лась готов­ность при­ви­вать анти­фе­ми­нист­ские идеи сво­им детям. Этот пока­за­тель поло­жи­тель­но свя­зан с инте­граль­ным пока­за­те­лем соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ской адап­та­ции (p≤0,05, r=0,226), уров­нем само­при­ня­тия (p≤0,05, r=0,221) и интер­наль­но­стью (p≤0,05, r=0,258).

Веро­ят­но, цен­но­сти анти­фе­ми­нист­ско­го     интер­нет-сооб­ще­ства согла­су­ют­ся с систе­мой цен­но­стей самой жен­щи­ны, инте­ри­о­ри­зи­ро­ва­ны, и она счи­та­ет пра­виль­ным или даже необ­хо­ди­мым пере­дать эти идеи сво­им детям.

Эмо­ци­о­наль­ное бла­го­по­лу­чие жен­щин с точ­ки зре­ния субъ­ек­тив­но­го вос­при­я­тия ими сво­ей феми­нин­но­сти (жен­ствен­но­сти) так­же мож­но отне­сти к пока­за­те­лям их ген­дер­ной соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ской адап­та­ции.

Посколь­ку в анти­фе­ми­нист­ской идео­ло­гии про­бле­ме жен­ствен­но­сти уде­ля­ет­ся осо­бое вни­ма­ние, то в кон­тек­сте рабо­ты этот фено­мен пред­став­ля­ет для нас боль­шой инте­рес.

В одном из вопро­сов анке­ты мы про­си­ли наших респон­ден­тов (N=85) оце­нить уро­вень сво­ей жен­ствен­но­сти. Ока­за­лось, что субъ­ек­тив­ный уро­вень жен­ствен­но­сти поло­жи­тель­но кор­ре­ли­ру­ет с пока­за­те­ля­ми опти­миз­ма и актив­но­сти (p≤0,01, r=0,412, r=0,259). Сле­до­ва­тель­но, жен­щин, чув­ству­ю­щих себя феми­нин­ны­ми, отли­ча­ет не толь­ко жиз­не­ра­дост­ность миро­вос­при­я­тия, но и актив­ность пре­об­ра­зу­ю­ще­го (пре­одо­ле­ва­ю­ще­го) пове­де­ния, кото­рое во мно­гом спо­соб­ству­ет соци­аль­ной адап­та­ции и удо­вле­тво­рен­но­сти жиз­нью. Этим мож­но объ­яс­нить поло­жи­тель­ную вза­и­мо­связь жен­ствен­но­сти и эмо­ци­о­наль­но­го ком­фор­та, а так­же отри­ца­тель­ную связь феми­нин­но­сти и эмо­ци­о­наль­но­го дис­ком­фор­та (p≤0,01, r=0,295; r=-0,415).

Уро­вень само­оцен­ки феми­нин­но­сти жен­щи­ны поло­жи­тель­но свя­зан так­же с пока­за­те­ля­ми при­ня­тия себя и дру­гих людей (p≤0,01, r=0,503) и, соот­вет­ствен­но, отри­ца­тель­но — с непри­ня­ти­ем себя и дру­гих (p≤0,01, r=-0,353). Таким обра­зом, чем более жен­ствен­ной (феми­нин­ной) счи­та­ет себя жен­щи­на, тем выше уро­вень ее опти­миз­ма и эмо­ци­о­наль­но­го ком­фор­та и тем более выра­же­на ее спо­соб­ность к при­ня­тию себя и дру­гих людей. При­вер­жен­ность жен­щин к анти­фе­ми­нист­ским иде­ям на дан­ном эта­пе их жиз­нен­но­го пути свя­за­на с их пози­тив­ным взгля­дом на жизнь, т.е. успеш­ной соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ской адап­та­ци­ей.

Вполне веро­ят­но, что при­ня­тие себя и адап­ти­ро­ван­ность анти­фе­ми­нист­ски настро­ен­ных жен­щин более или менее осо­знан­но под­креп­ля­ют­ся их при­вер­жен­но­стью к тра­ди­ци­он­ной для наше­го обще­ства куль­тур­ной моде­ли эти­кет­но­го пове­де­ния, под­ра­зу­ме­ва­ю­щей услов­ное ста­тус­ное пре­иму­ще­ство жен­щин и ува­же­ние к ним в ситу­а­ции меж­лич­ност­но­го обще­ния.

Особенности карьерной мотивации участниц антифеминистских интернет-сообществ.

Спе­ци­фи­ка отно­ше­ния идео­ло­гов сооб­ще­ства к карье­ре и про­фес­си­о­наль­ным дости­же­ни­ям заклю­ча­ет­ся в том, что они не долж­ны выхо­дить на пер­вый план в струк­ту­ре цен­но­стей и дея­тель­но­сти жен­щи­ны.

На наш взгляд, подоб­ное отно­ше­ние к карье­ре и про­фес­си­о­наль­ным дости­же­ни­ям может задать у жен­щин сооб­ще­ства опре­де­лен­ный век­тор карьер­ных ори­ен­та­ций, направ­лен­ный в сто­ро­ну сни­же­ния их про­фес­си­о­наль­ной моти­ва­ции в целом.

Дан­ные по мето­ди­ке «Яко­ря карье­ры» Шей­на (N=85) пока­за­ли, что суще­ству­ет зна­чи­мая обрат­ная связь меж­ду дли­тель­но­стью нахож­де­ния жен­щин в анти­фе­ми­нист­ском сооб­ще­стве и карьер­ной ори­ен­та­ци­ей «Вызов» (p≤0,01, r= ‑0290).

Это может быть свя­за­но с тем, что такая карьер­ная ори­ен­та­ция пред­по­ла­га­ет высо­кую соци­аль­ную актив­ность, про­яв­ле­ние воле­вых качеств, а так­же уме­ние дей­ство­вать в усло­ви­ях жест­кой кон­ку­рен­ции. Соглас­но пред­став­ле­ни­ям в анти­фе­ми­нист­ских интер­нет-сооб­ще­ствах, подоб­ные дей­ствия явля­ют­ся есте­ствен­ны­ми и кон­струк­тив­ны­ми толь­ко для муж­чин.

Обрат­ная вза­и­мо­связь меж­ду сте­пе­нью актив­но­сти жен­щин, кото­рую они про­яв­ля­ют в сооб­ще­стве (часто­та посе­ще­ния элек­трон­ных стра­ниц сооб­ще­ства, уча­стие в спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ных кур­сах и про­грам­мах, реа­ли­зу­е­мых в сооб­ще­стве), и уров­нем выра­жен­но­сти таких карьер­ных ори­ен­та­ций, как «Менедж­мент» и «Вызов» (при p≤0,01, r=-0,268 и p≤0,05, r=-0,323), гово­рит об изме­не­нии направ­лен­но­сти карьер­ной моти­ва­ции жен­щин в сто­ро­ну сни­же­ния актив­но­сти в руко­вод­стве и пре­об­ра­зу­ю­щей актив­но­сти.

Кро­ме это­го, выяв­ле­но, что чем силь­нее жен­щи­на при­ни­ма­ет идеи анти­фе­ми­нист­ско­го интер­нет-сооб­ще­ства, тем ниже ее карьер­ная ори­ен­та­ция на «Менедж­мент» и тем выше ори­ен­та­ция на «Слу­же­ние» (при p≤0,01, r=-0328 и p≤0,05, r=0,221 соот­вет­ствен­но). То есть жен­щи­на стре­мит­ся не управ­лять, а «слу­жить».

Этот резуль­тат пол­но­стью согла­су­ет­ся с анти­фе­ми­нист­ской иде­ей, что для жен­щи­ны важ­но реа­ли­зо­вы­вать слу­же­ние как осо­бую фор­му вза­и­мо­дей­ствия и пове­де­ния не толь­ко во вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях с супру­гом и детьми, но так­же и на рабо­те.

Допол­ни­тель­ным аргу­мен­том в поль­зу пред­по­ло­же­ния о сни­же­нии моти­ва­ции карьер­ных дости­же­ний может слу­жить обрат­ная вза­и­мо­связь меж­ду актив­но­стью жен­щин внут­ри анти­фе­ми­нист­ско­го интер­нет-сооб­ще­ства и уров­нем их общей моти­ва­ци­он­ной актив­но­сти в сфе­ре карьер­ных дости­же­ний (p≤0,05, r=-0, 238).

Таким обра­зом, мож­но счи­тать, что наше пред­по­ло­же­ние о том, что при­вер­жен­ность жен­щин к анти­фе­ми­нист­ским иде­ям свя­за­на с таки­ми соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ски­ми осо­бен­но­стя­ми лич­но­сти, как соци­аль­ная адап­та­ция, пози­тив­ный взгляд на жизнь и осо­бая про­фес­си­о­наль­ная моти­ва­ция, под­твер­ди­лось.

Выводы

Тема изу­че­ния соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ских осо­бен­но­стей пред­ста­ви­те­лей анти­фе­ми­нист­ских интер­нет-сооб­ществ логич­но раз­ви­ва­ет идеи, раз­ра­ба­ты­ва­е­мые в обла­сти ген­дер­ных пред­став­ле­ний и сте­рео­ти­пов, моти­ва­ции, карьер­но­го и лич­ност­но­го кон­суль­ти­ро­ва­ния, а так­же поз­во­ля­ет рас­смот­реть совре­мен­ные соци­аль­ные интер­нет-сооб­ще­ства в ген­дер­ном аспек­те. Про­ве­ден­ное иссле­до­ва­ние поз­во­ли­ло сфор­му­ли­ро­вать сле­ду­ю­щие выво­ды:

  1. Не выяв­ле­но суще­ствен­ных вза­и­мо­свя­зей меж­ду пока­за­те­ля­ми актив­но­сти в анти­фе­ми­нист­ских интер­нет-сооб­ще­ствах и соци­аль­но-демо­гра­фи­че­ски­ми харак­те­ри­сти­ка­ми опро­шен­ных. Отме­тим, одна­ко, что сре­ди участ­ниц, актив­но вклю­чен­ных в анти­фе­ми­нист­ское интер­нет-сооб­ще­ство, боль­шую часть состав­ля­ют жен­щи­ны, состо­я­щие в офи­ци­аль­ном бра­ке. Глав­ны­ми и опре­де­ля­ю­щи­ми фак­то­ра­ми актив­но­го уча­стия в дви­же­нии явля­ют­ся осо­бен­но­сти жиз­нен­но­го пути, соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ской и ген­дер­ной адап­та­ции, феми­нин­но­сти и карьер­ной моти­ва­ции.
  2. Самы­ми рас­про­стра­нен­ны­ми осо­бен­но­стя­ми жиз­нен­но­го пути, объ­еди­ня­ю­щи­ми актив­ных участ­ниц это­го сооб­ще­ства, мож­но счи­тать про­бле­мы с про­ти­во­по­лож­ным полом (как вне бра­ка, так и в семей­ной жиз­ни); при­вер­жен­ность феми­нист­ским иде­ям (стрем­ле­ние к слу­же­нию); под­вер­жен­ность вли­я­нию роди­тель­ских уста­но­вок во взгля­дах на тра­ди­ци­он­ные семей­ные роли; про­яв­ле­ние мас­ку­лин­ных черт в харак­те­ре и пове­де­нии в дет­стве; нали­чие про­блем в роди­тель­ской семье (раз­вод, ссо­ры, алко­го­лизм роди­те­лей). При­ня­тию анти­фе­ми­нист­ских идей спо­соб­ство­вал пере­жи­тый респон­дент­ка­ми внут­ри­лич­ност­ный кон­фликт цен­но­стей. Это под­твер­ди­ло гипо­те­зу о суще­ство­ва­нии ряда осо­бен­но­стей жиз­нен­но­го пути, кото­рые объ­еди­ня­ют жен­щин, всту­пив­ших в анти­фе­ми­нист­ские интер­нет-сооб­ще­ства и раз­де­ля­ю­щих анти­фе­ми­нист­скую идео­ло­гию.
  3. Соци­аль­но-адап­ти­ро­ван­ные, уве­рен­ные в себе жен­щи­ны с внут­рен­ним локу­сом кон­тро­ля про­яв­ля­ют боль­шую готов­ность пере­да­вать анти­фе­ми­нист­ские идеи сво­им детям.
  4. Жен­щин, ощу­ща­ю­щих себя феми­нин­ны­ми, отли­ча­ет при­ня­тие себя и опти­мизм. Для них харак­тер­на актив­ность пре­одо­ле­ва­ю­ще­го пове­де­ния, кото­рое во мно­гом спо­соб­ству­ет соци­аль­ной адап­та­ции и удо­вле­тво­рен­но­сти жиз­нью. Чем более «жен­ствен­ной» счи­та­ет себя жен­щи­на, тем лег­че она при­ни­ма­ет себя и дру­гих людей.
  5. Вклю­чен­ность жен­щин в анти­фе­ми­нист­ские интер­нет-сооб­ще­ства свя­за­на с их общей карьер­ной моти­ва­ци­ей, но при этом про­яв­ля­ет­ся их стрем­ле­ние к Слу­же­нию как в меж­лич­ност­ном обще­нии, так и в про­фес­си­о­наль­ной дея­тель­но­сти, что отра­жа­ет осо­бый путь само­ре­а­ли­за­ции таких жен­щин. Резуль­та­ты иссле­до­ва­ния пока­за­ли, что при­вер­жен­ность тра­ди­ци­он­но­му роле­во­му пове­де­нию оста­ет­ся важ­ным регу­ля­то­ром соци­аль­но­го пове­де­ния пред­ста­ви­те­лей изу­ча­е­мо­го интер­нет-сооб­ще­ства и может рас­смат­ри­вать­ся как пози­тив­ный фак­тор инди­ви­ду­аль­ной соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ской и ген­дер­ной адап­та­ции, феми­нин­но­сти и осо­бой направ­лен­но­сти карьер­ной моти­ва­ции.

Заключение

Науч­ная пси­хо­ло­ги­че­ская лите­ра­ту­ра по про­бле­ма­ти­ке анти­фе­ми­нист­ских дви­же­ний на сего­дняш­ний день прак­ти­че­ски отсут­ству­ет, что ука­зы­ва­ет на нали­чие боль­ших воз­мож­но­стей для про­ве­де­ния мно­же­ства новых иссле­до­ва­ний, посвя­щен­ных затро­ну­той теме, осо­бен­но в сфе­ре интер­нет-ком­му­ни­ка­ций. Про­бле­ма­ти­ка подоб­ных иссле­до­ва­ний тес­но сопри­ка­са­ет­ся с вопро­са­ми ген­дер­ной пси­хо­ло­гии.

Дея­тель­ность анти­фе­ми­нист­ских интер­нет-сооб­ществ очень раз­но­об­раз­на и тре­бу­ет сво­е­го изу­че­ния. При осу­ществ­ле­нии тако­го рода работ важ­но пом­нить, что ген­дер­ная иден­тич­ность как резуль­тат соци­а­ли­за­ции все­гда лежит в кон­тек­сте эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия обще­ства, соци­аль­но-поли­ти­че­ской ситу­а­ции и той куль­ту­ры, в кото­рой ока­зы­ва­ет­ся чело­век в насто­я­щий момент вре­ме­ни. Необ­хо­ди­мо при­ни­мать во вни­ма­ние и отно­ше­ние субъ­ек­та к куль­тур­ной тра­ди­ции, кото­рая в фор­ме эти­кет­ных пред­пи­са­ний осва­и­ва­ет­ся им в семье и дру­гих инсти­ту­тах соци­а­ли­за­ции и вос­пи­та­ния.

Таким обра­зом, изме­не­ние осо­бен­но­стей фор­ми­ро­ва­ния ген­дер­ной иден­тич­но­сти муж­чин и жен­щин может стать пред­ме­том даль­ней­ших иссле­до­ва­ний. Логич­но было бы про­ве­сти иссле­до­ва­ние и срав­не­ние свя­зи осо­бен­но­стей усво­е­ния ген­дер­ных ролей с уча­сти­ем в анти­фе­ми­нист­ских и феми­нист­ских сооб­ще­ствах, отно­ше­ния муж­чин к анти­фе­ми­нист­ским иде­ям и цен­но­стям, спе­ци­фи­ки семей­ных отно­ше­ний, в кото­рых супру­ги при­дер­жи­ва­ют­ся анти­фе­ми­нист­ских взгля­дов, а так­же изу­чить харак­те­ри­сти­ки пси­хо­ло­ги­че­ско­го вза­и­мо­дей­ствия в целе­вой ауди­то­рии таких сооб­ществ.

Финан­си­ро­ва­ние. Рабо­та выпол­не­на при финан­со­вой под­держ­ке Рос­сий­ско­го фон­да фун­да­мен­таль­ных иссле­до­ва­ний (про­ект № 19–013-00369 «Интра­пси­хи­че­ские пре­дик­то­ры эти­кет­но­го пове­де­ния субъ­ек­тов учеб­но­го про­цес­са в вузе»).

Литература

  1. Анти­баб­ский форум. [Элек­трон­ный ресурс]
  2. Бем С. Лин­зы ген­де­ра: Транс­фор­ма­ция взгля­дов на про­бле­му нера­вен­ства полов. М.: РОССПЭН, 2004. 336 с.
  3. Берн Ш. Ген­дер­ная пси­хо­ло­гия. М.: Прайм-Еврознак, 2004. 320 с.
  4. Бизун А.В., Сосо­ро­ва Б.С. При­чи­ны воз­ник­но­ве­ния анти­фе­ми­нист­ско­го дви­же­ния в США [Элек­трон­ный ресурс] // Науч­но-мето­ди­че­ский элек­трон­ный жур­нал «Кон­цепт». 2017. Т. 37. С. 58—61.
  5. Валя­е­ва О.В. Пред­на­зна­че­ние быть жен­щи­ной. М., 2013. 496 с.
  6. Водо­пья­но­ва Н.Е. Оцен­ка опти­миз­ма и актив­но­сти мене­дже­ра. Заня­тие 34 // Прак­ти­кум по пси­хо­ло­гии менедж­мен­та / Под ред. Г.С. Ники­фо­ро­ва, М.А. Дмит­ри­е­вой, В.М. Снет­ко­ва. СПб.: Речь, 2003. С. 287—293.
  7. Вол­ко­ва Н.В., Чикер В.А. Карьер­ные уста­нов­ки сту­ден­тов стра­те­ги­че­ски пер­спек­тив­ных направ­ле­ний обу­че­ния // Соци­аль­ная пси­хо­ло­гия и обще­ство. 2018. Том 9. № 1. С. 90—107. doi: 10.17759/sps.2018090107.
  8. Ген­дер­ная пси­хо­ло­гия: Прак­ти­кум / Под ред. И.С. Кле­ци­ной. 2‑е изд., испр. и доп. СПб. : Питер, 2009. 496 с.
  9. Жен­ствен­ность — воз­вра­ще­ние к исто­кам [Элек­трон­ный ресурс].
  10. Жич­ки­на А.Е. О воз­мож­но­стях пси­хо­ло­ги­че­ских иссле­до­ва­ний в сети Интер­нет // Пси­хо­ло­ги­че­ский жур­нал. 2000. Том 21. № 2. С. 75—78.
  11. Осниц­кий А.К. Опре­де­ле­ние харак­те­ри­стик соци­аль­ной адап­та­ции // Пси­хо­ло­гия и шко­ла. 2004. № 1. С. 43—56.
  12. Поп­ко­ва Л.В. Тео­рия и прак­ти­ка совре­мен­но­го феми­низ­ма: жен­ское дви­же­ние в США // Вве­де­ние в ген­дер­ные иссле­до­ва­ния: Учеб­ное посо­бие / Под ред. И.А. Жереб­ки­ной. Харь­ков: ХЦГИ; СПб.: Але­тейя, 2001. С. 635—663.
  13. Поче­бут Л.Г., Шме­ле­ва И.А. Ген­дер­ные отно­ше­ния в раз­ных этни­че­ских куль­ту­рах Рос­сии // Пси­хо­ло­ги­че­ский жур­нал. 2015. Т. 36. № 6. С. 66—75.
  14. Пред­на­зна­че­ние быть жен­щи­ной [Элек­трон­ный ресурс].
  15. Ради­на Н.К. Ген­дер­ная мето­до­ло­гия в соци­аль­ной пси­хо­ло­гии // Соци­аль­ная пси­хо­ло­гия и обще­ство. 2012. № 3. С. 36—47.
  16. Сви­ри­хи­на Д.А. Соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ские осо­бен­но­сти жен­щин, состо­я­щих в анти­фе­ми­нист­ских интер­нет-сооб­ще­ствах: Дисс. маги­стра пси­хо­ло­гии. СПб.: СПб­ГУ, 2016.
  17. Соммерс К, Палья К. Как дале­ко ушел феми­низм.
  18. Тем­ки­на А.А. Жен­ское дви­же­ние как обще­ствен­ное дви­же­ние: исто­рия и тео­рия // Ген­дер­ные тет­ра­ди / Под ред. А.А. Кле­ци­на. Выпуск пер­вый. СПб.: СПб. фили­ал Инсти­ту­та социо­ло­гии РАН, 1997. С. 45—93.
  19. Чикер В.А., Поче­бут Л.Г. Ген­дер­ные аутои гете­ро­сте­рео­ти­пы меж­лич­ност­но­го вос­при­я­тия [Элек­трон­ный ресурс] // Петер­бург­ский пси­хо­ло­ги­че­ский жур­нал. 2017. № 18. С. 47—74.
  20. Шиф­фер Р. Феми­низм, бла­го­род­ная ложь.
  21. Шуб М.Л., Поля­ко­ва П.А. Феми­низм и анти­фе­ми­низм: спе­ци­фи­ка пози­ци­о­ни­ро­ва­ния в сети интер­нет // В мире нау­ки и искус­ства: вопро­сы фило­ло­гии, искус­ство­ве­де­ния и куль­ту­ро­ло­гии. Ново­си­бирск. 2014. № 41. с. 22—28.
  22. Hooks B. Feminist Theory: From Margin to Center. Cambridge, Massachusetts: South Еnd Press, 1984. 174 с.
  23. Freedman Е. B. No Turning Back: The History of Feminism and the Future of Women. Ballantine Books, 2003. 464 p.
  24. Krolokke C., Sorensen A. Three Waves of Feminism: From Suffragettes to Grrls [Элек­трон­ный ресурс] // Gender Communication Theories and Analyses: From Silence to Performance. Chapter 1. Sage Publications, 2005. Р. 1—24.
Источ­ник: Соци­аль­ная пси­хо­ло­гия и обще­ство. 2019. Т. 10. № 4. С. 143—159. doi:10.17759/sps.2019100410

Об авторах

  • Вера Алек­сан­дров­на Чикер — кан­ди­дат пси­хо­ло­ги­че­ских наук, стар­ший науч­ный сотруд­ник, доцент, кафед­ра соци­аль­ной пси­хо­ло­гии, факуль­тет пси­хо­ло­гии, Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, Санкт-Петер­бург, Рос­сия.
  • Дарья Андре­ев­на Сви­ри­хи­на — магистр пси­хо­ло­гии, Санкт-Петер­бург, Рос­сия.

Смот­ри­те так­же:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest