Рогова Е.Е. Особенности эмоционального интеллекта у подростков с разной степенью увлеченности компьютерными играми

Р

Пер­вы­ми в изу­че­нии интер­нет-зави­си­мо­сти были аме­ри­кан­ские уче­ные-пси­хи­ат­ры И. Гол­дберг (I. Goldberg), К. Янг (K. Young), Д. Грин­филд (D. Greenfield) и К. Сур­рат (C. Surratt). Они пред­ло­жи­ли опре­де­лен­ный набор диа­гно­сти­че­ских кри­те­ри­ев, по кото­рым воз­мож­но выявить интер­нет-зави­си­мость у индивида. 

Сле­ду­ет отме­тить, что изна­чаль­но И. Гол­дберг поня­тие «Интер­нет-зави­си­мость» исполь­зо­вал в шут­ку, посколь­ку к реаль­ным зави­си­мо­стям дан­ное явле­ние не отно­сил. Одна­ко, создан­ная им груп­па пси­хо­ло­ги­че­ской под­держ­ки Интер­нет-аддик­тов, ста­ла наби­рать боль­шое коли­че­ство участ­ни­ков, заяв­ляв­ших о необ­хо­ди­мо­сти пси­хо­ло­ги­че­ской помо­щи по пре­одо­ле­нию сло­жив­ше­го­ся у них поведения. 

Тер­мин посте­пен­но при­жил­ся и вошел в исполь­зо­ва­ние в науч­ной лите­ра­ту­ре. Кри­те­рии по кото­рым диа­гно­сти­ро­ва­лась интер­нет-зави­си­мость относятся: 

  • отсут­ствие жела­ния поки­дать вир­ту­аль­ный мир, 
  • необ­хо­ди­мость воз­вра­та к реаль­но­му миру сопро­вож­да­ет­ся пло­хим само­чув­стви­ем, раз­дра­жи­тель­но­стью, повы­шен­ной воз­бу­ди­мо­стью, воз­мож­но с про­яв­ле­ни­ем агрессии, 
  • уве­ли­че­ние затрат на обес­пе­че­ние бес­пе­ре­бой­ной рабо­ты интернета, 
  • пре­не­бре­же­ние физио­ло­ги­че­ски­ми потреб­но­стя­ми в еде и сне,
  • умень­ше­ние физи­че­ской активности, 
  • неже­ла­ние тра­тить вре­мя на лич­ную гиги­е­ну, из-за того, что упу­щен­ное вре­мя отвле­ка­ет чело­ве­ка от вир­ту­аль­но­го про­стран­ства [1].

Ван Ш.Л., Вой­скун­ский А.Е., Мити­на О.В., Кар­пу­хи­на А.И. под «ком­пью­тер­ной зави­си­мо­стью» пони­ма­ют пато­ло­ги­че­ское при­стра­стие чело­ве­ка к рабо­те или про­ве­де­нию вре­ме­ни в вир­ту­аль­ной реаль­но­сти с исполь­зо­ва­ни­ем раз­лич­ных тех­ни­че­ских средств (ком­пью­те­ра, ноут­бу­ка, план­ше­та, теле­фо­на и т. д.) [2].

Игро­вая зави­си­мость – это зави­си­мость от ком­пью­тер­ных игр. Игро­вая дея­тель­ность харак­те­ри­зу­ет­ся увле­чен­но­стью ком­пью­тер­ны­ми игра­ми. Зави­си­мость от ком­пью­тер­ных игр (гейм-аддик­ция) воз­ни­ка­ет у тех, кто заме­ня­ет реаль­ный мир на спе­ци­аль­но создан­ный вир­ту­аль­ный мир с выбран­ной вир­ту­аль­ной ролью, или у тех, кто дости­га­ет лож­ную цель в ком­форт­ных вир­ту­аль­ных усло­ви­ях [3, 4].

По мне­нию Е.А. Кобе­ле­вой, Е.Ю. Маль­це­вой и Е.В. Мол­ча­но­вой интер­нет-зави­си­мость пред­став­ля­ет собой зави­си­мость от сете­во­го про­стран­ства. Извест­но, что ком­пью­тер­ная зави­си­мость спо­соб­на фор­ми­ро­вать­ся в любом воз­расте, но наи­бо­лее акту­аль­на эта про­бле­ма для под­рост­ков в силу осо­бой чув­стви­тель­но­сти дан­но­го воз­раст­но­го пери­о­да и их повы­шен­но­го инте­ре­са к совре­мен­ным ком­пью­тер­ным тех­но­ло­ги­ям [5].

Боль­шин­ство спе­ци­а­ли­стов и при­зы­ва­ют роди­те­лей ока­зать сво­им детям помощь на дан­ном эта­пе взрос­ле­ния. Без под­держ­ки под­рост­ку очень слож­но. Имен­но взрос­лый дол­жен научить под­рас­та­ю­ще­го чело­ве­ка общать­ся пра­виль­но, ком­форт­но ощу­щать себя в соци­у­ме [6, 7].

Авто­ры мно­гих науч­ных ста­тей отме­ча­ют опас­ность фор­ми­ро­ва­ния зави­си­мо­сти от ком­пью­тер­ных игр в дет­ском и под­рост­ко­вом воз­расте, посколь­ку послед­ствия от сфор­ми­ро­ван­но­го увле­че­ния носят нега­тив­ный харак­тер, как для нес­фор­ми­ро­вав­шей­ся пси­хи­ки, так и для физио­ло­ги­че­ско­го раз­ви­тия [8].

Нахож­де­ние в непо­движ­ном состо­я­ние, малое вни­ма­ние сну, потреб­ле­нию пищи, и др. может при­ве­сти к ухуд­ше­нию в раз­ви­тии, нару­ше­нию функ­ций орга­нов. Напря­жен­ность глаз может спро­во­ци­ро­вать нару­ше­ния сна, но даже если все-таки уда­ет­ся заснуть, игрок по-преж­не­му не может не думать об игре, поэто­му и сны его посвя­ще­ны им. Из-за это­го мозг оста­ет­ся напря­жен­ным даже во вре­мя сна. И сколь­ко бы чело­век не спал, все рав­но будет чув­ство­вать сонливость.

При фор­ми­ро­ва­нии зави­си­мо­сти от ком­пью­тер­ных игр, у инди­ви­да про­ис­хо­дят всплес­ки агрес­сии в слу­ча­ях огра­ни­че­ния вре­ме­ни нахож­де­ния в сети. В дан­ном про­цес­се помощь спе­ци­а­ли­ста необ­хо­ди­ма, так как род­ные и близ­кие люди не спо­соб­ны сдер­жи­вать свое эмо­ци­о­наль­ное состо­я­ние могут спро­во­ци­ро­вать неже­ла­ние воз­вра­та в реаль­ный мир.

Сто­ить отме­тить, нахо­дят­ся что опас­ность от ком­пью­тер­ных игр харак­тер­на не для всех жан­ров. Неко­то­рые игро­вые сти­му­ля­то­ры созда­ны для фор­ми­ро­ва­ния логи­че­ско­го мыш­ле­ния, помо­га­ют в обу­че­нии управ­ле­ния само­ле­том или авто­мо­би­лем, раз­ви­ва­ют твор­че­ские спо­соб­но­сти, помо­га­ют осво­ить обра­зо­ва­тель­ные про­грам­мы. Таким обра­зом, уме­ния полу­чен­ные бла­го­да­ря исполь­зо­ва­нию ком­пью­тер­ных игр могут быть исполь­зо­ва­ны в реаль­ном мире.

Грань меж­ду полез­ным и вред­ным воз­дей­стви­ем от ком­пью­тер­ных игр доста­точ­но тон­кая, поэто­му вре­мя про­вож­де­ния за дан­ным увле­че­ни­ем долж­но быть точ­но регла­мен­ти­ро­ва­но, а в слу­чае пере­хо­да гра­ни­цы в сто­ро­ну фор­ми­ро­ва­ния зави­си­мо­го пове­де­ния, необ­хо­ди­мо при­ме­не­ние про­фи­лак­ти­че­ских меро­при­я­тий, направ­лен­ных отвле­че­ние от вир­ту­аль­но­го мира. Утвер­жде­ние «все есть раци­о­наль­но яд, и все есть лекар­ство» в слу­чае ком­пью­тер­ной игро­ма­нии осо­бен­но точ­но [9].

Сами по себе игры не при­но­сят нега­тив­ных послед­ствий для чело­ве­ка, но не пра­виль­ное исполь­зо­ва­ние их в сво­ей жиз­ни может при­ве­сти к пагуб­ным послед­стви­ям. Поэто­му, исполь­зо­ва­ние дан­но­го раз­вле­ка­тель­но-позна­ва­тель­но­го эле­мен­та, как игра, необ­хо­ди­мо кон­тро­ли­ро­вать со сто­ро­ны взрос­лых, осо­бен­но когда пси­хи­ка ребен­ка еще не сфор­ми­ро­ва­лась [10].

Для про­ве­де­ния эмпи­ри­че­ско­го иссле­до­ва­ния мы исполь­зо­ва­ли опрос­ник Е.В. Бело­вол и И.В. Коло­ти­ло­вой для оцен­ки сте­пе­ни увле­чен­но­сти роле­вы­ми ком­пью­тер­ны­ми игра­ми и опрос­ник Н. Хол­ла по опре­де­ле­нию эмо­ци­о­наль­но­го интеллекта.

В нашем иссле­до­ва­нии при­ня­ли уча­стие 168 под­рост­ков в воз­расте от 13 до 15 лет.

Как вид­но из таб­ли­цы 1 девуш­ки игра­ют мень­ше, чем маль­чи­ки. Кро­ме того, сто­ит отме­тить боль­шой про­цент «чрез­мер­но увле­ка­ю­щих­ся» маль­чи­ков, т. е. нахо­дя­щих­ся в груп­пе рис­ка, посколь­ку вре­мя нахож­де­ния их за игрой в ком­пью­тер­ные игры велико.

Таблица 1. Степень увлеченности подростков компьютерными играми

Сте­пень увлеченностиМаль­чи­ки, %Девоч­ки, %
Чрез­мер­но увлекающиеся38,1 %14,3 %
Увле­ка­ю­щи­е­ся33,3 %28,6 %
Инте­ре­су­ю­щи­е­ся19 %33,3 %
Неиг­ра­ю­щие9,6 %23,8 %

По мето­ди­ке Н. Хол­ла были выяв­ле­ны спо­соб­но­сти пони­мать отно­ше­ния лич­но­сти, репре­зен­ти­ру­е­мые в эмо­ци­ях, и управ­лять эмо­ци­о­наль­ной сфе­рой на осно­ве при­ня­тия реше­ний (см. рис. 1).

Рисунок 1. Процентное соотношение уровня эмоционального интеллекта у подростков
Рису­нок 1. Про­цент­ное соот­но­ше­ние уров­ня эмо­ци­о­наль­но­го интел­лек­та у подростков

Как пока­за­ло иссле­до­ва­ние, у 43 % про­те­сти­ро­ван­ных уче­ни­ков по обще­му инте­гра­тив­но­му пока­за­те­лю наблю­да­ет­ся низ­кий уро­вень эмо­ци­о­наль­но­го интел­лек­та. У 19 % под­рост­ков уста­нов­лен сред­ний уро­вень эмо­ци­о­наль­но­го интел­лек­та. Высо­кий уро­вень эмо­ци­о­наль­но­го интел­лек­та наблю­да­ет­ся у 38 % опрошенных. 

Таким обра­зом, под­рост­ки в воз­расте 13–15 лет в боль­шей сте­пе­ни пло­хо ори­ен­ти­ру­ют­ся в эмо­ци­ях дру­гих людей, име­ют затруд­не­ние в опре­де­ле­ние соб­ствен­ных эмо­ций и у них сла­бо раз­ви­та воз­мож­ность кон­тро­ля над соб­ствен­ным эмо­ци­о­наль­ным состоянием.

Далее рас­смот­рим отдель­но резуль­та­ты оцен­ки уров­ня эмо­ци­о­наль­но­го интел­лек­та отдель­но по каж­дой шка­ле. Для удоб­ства предо­став­ле­ния резуль­та­тов вся груп­па под­рост­ков, при­няв­ших уча­стия в иссле­до­ва­нии, была поде­ле­на в зави­си­мо­сти от увле­чен­но­сти ком­пью­тер­ны­ми игра­ми на «Игра­ю­щих» (к ним были отне­се­ны груп­пы чрез­мер­но увле­ка­ю­щих­ся и увле­ка­ю­щих­ся под­рост­ков) – 57,1 % и «Неиг­ра­ю­щих» (к ним были отне­се­ны груп­пы инте­ре­су­ю­щих­ся и неиг­ра­ю­щих) – 42,9 %.

Соглас­но полу­чен­ным резуль­та­там по шка­ле «Эмо­ци­о­наль­ная осве­дом­лен­ность», 100 % неиг­ра­ю­щих ребят име­ют высо­кий уро­вень соци­аль­ной осве­дом­лен­но­сти, а это озна­ча­ет, что маль­чи­ки и девоч­ки под­рост­ки доста­точ­но хоро­шо вла­де­ют уме­ни­ем сопе­ре­жи­вать и пони­мать пове­де­ние дру­гих людей (см. рис. 2).

Рисунок 2. Уровень эмоциональной осведомленности подростков
Рису­нок 2. Уро­вень эмо­ци­о­наль­ной осве­дом­лен­но­сти подростков

Более 80% игра­ю­щих под­рост­ков име­ют сред­ний уро­вень осве­дом­лен­но­сти о сво­ем внут­рен­нем состо­я­нии, а 15 % не обла­да­ют таким пока­за­те­лем. Веро­ят­но, такие пока­за­те­ли свя­за­ны с тем, что под­рост­ки, менее заин­те­ре­со­ван­ные игра­ми в интер­нет про­стран­стве, име­ют более актив­ную соци­аль­ную жизнь, и чаще стал­ки­ва­ют­ся с эмо­ци­я­ми людей в реаль­ной жиз­ни, а не через мони­тор экра­на через вир­ту­аль­ные обозначения.

Если гово­рить об уровне управ­ле­ния сво­и­ми эмо­ци­я­ми, то 100 % игра­ю­щих ребят не име­ют эмо­ци­о­наль­ной отход­чи­во­сти и гиб­ко­сти (см. рис 3). Они не все­гда могут управ­лять сво­им эмо­ци­о­наль­ным состо­я­ни­ем, а, сле­до­ва­тель­но, не все­гда спо­соб­ны управ­лять и сво­им поведением. 

Рисунок 3. Уровень управления своими эмоциями у подростков
Рису­нок 3. Уро­вень управ­ле­ния сво­и­ми эмо­ци­я­ми у подростков

Неиг­ра­ю­щая груп­па име­ет сред­ний и высо­кий уро­вень по дан­но­му пока­за­те­лю. Дан­ные пока­за­те­ли харак­те­ри­зу­ют под­рост­ков, не столь силь­но увле­чен­ных ком­пью­тер­ны­ми игра­ми, как более сдер­жан­ных, соци­аль­но адап­ти­ро­ван­ных к вза­и­мо­дей­ствию с дру­ги­ми индивидами.

Воз­мож­но, дан­ные резуль­та­ты свя­за­ны с тем, что под­рост­ки, нахо­дя­щи­е­ся в посто­ян­ном соци­аль­ном кон­так­те, фор­ми­ру­ют спо­соб­ность кон­тро­ля над эмо­ци­о­наль­ны­ми состо­я­ни­я­ми для дости­же­ния мак­си­маль­ной эффек­тив­ной коммуникации.

Под­рост­ки, чье вре­мя посвя­ще­но в боль­шей сте­пе­ни увле­че­нию ком­пью­тер­ны­ми игра­ми, не име­ют боль­шой потреб­но­сти в фор­ми­ро­ва­нии дан­но­го навы­ка, посколь­ку их эмо­ци­о­наль­ное напря­же­ние в мень­шей сте­пе­ни пере­да­ет­ся собе­сед­ни­ку через экра­ны ком­му­ни­ка­то­ров, неже­ли если бы обще­ние про­ис­хо­ди­ло в реаль­ном мире.

Сле­ду­ю­щим шагом в иссле­до­ва­нии явля­ет­ся ана­лиз пока­за­те­ля само­мо­ти­ва­ции (см. рис. 4). Соглас­но полу­чен­ным дан­ным 81 % игра­ю­щих в ком­пью­тер­ные игры под­рост­ков не уме­ют замо­ти­ви­ро­вать себя с исполь­зо­ва­ни­ем соб­ствен­ных эмо­ций. Груп­па неиг­ра­ю­щих уче­ни­ков обла­да­ет высо­ким уров­нем самомотивации.

Рисунок 4. Уровень самомотивации у подростков
Рису­нок 4. Уро­вень само­мо­ти­ва­ции у подростков

Ана­лиз уров­ня эмпа­тии дал сле­ду­ю­щие резуль­та­ты, боль­шин­ство игра­ю­щих под­рост­ков (62 %) име­ют сред­ний уро­вень эмпа­тии, но 27 % не могут сочув­ство­вать и сопе­ре­жи­вать дру­гим людям. Уро­вень эмпа­тии у неиг­ра­ю­щих под­рост­ков раз­вит доста­точ­но высо­ко (см. рис. 5).

Рисунок 5. Процентное соотношение уровня эмпатии у подростков
Рису­нок 5. Про­цент­ное соот­но­ше­ние уров­ня эмпа­тии у подростков

Рас­по­зна­ва­ние эмо­ций дру­гих людей у опро­шен­ных игра­ю­щих ребят раз­ви­то на сред­нем уровне (65 %). У 15 % про­те­сти­ро­ван­ных уче­ни­ков, кото­рые увле­ка­ют­ся ком­пью­тер­ны­ми игра­ми, доста­точ­но сла­бо раз­ви­та спо­соб­ность воз­дей­ствия на эмо­ции дру­гих людей (см. рис. 6). При этом 20 % опро­шен­ных, име­ют высо­кий уро­вень дан­но­го показателя. 

Рисунок 6. Процентное соотношение уровня распознавания эмоций других людей у подростков
Рису­нок 6. Про­цент­ное соот­но­ше­ние уров­ня рас­по­зна­ва­ния эмо­ций дру­гих людей у подростков

Маль­чи­ки и девоч­ки, кото­рые не игра­ют в ком­пью­тер­ные игры ста­биль­но дер­жат высо­кие уров­ни пока­за­те­лей в дан­ной кате­го­рии. Веро­ят­нее все­го, высо­кий пока­за­тель спо­соб­но­сти рас­по­зна­ва­ния эмо­ции дру­гих людей свя­зан с тем, что неиг­ра­ю­щие под­рост­ки, в реаль­ном мире, чаще все­го стал­ки­ва­ют­ся с про­яв­ле­ни­ем эмо­ций дру­гих людей, по сред­ствам инто­на­ции, мими­ки, жестов.

Таким обра­зом, изу­че­ние осо­бен­но­стей эмо­ци­о­наль­но­го интел­лек­та у под­рост­ков с раз­ной сте­пе­нью увле­чен­но­сти ком­пью­тер­ны­ми игра­ми, ука­зы­ва­ет на сла­бое раз­ви­тие дан­но­го пока­за­те­ля у игра­ю­щих подростков. 

Для под­рост­ков, увле­чен­ных ком­пью­тер­ны­ми игра­ми, харак­тер­ны сред­ний уро­вень осве­дом­лен­но­сти о сво­ем внут­рен­нем состо­я­нии, они не все­гда могут управ­лять сво­им эмо­ци­о­наль­ным состо­я­ни­ем, не уме­ют замо­ти­ви­ро­вать себя с исполь­зо­ва­ни­ем соб­ствен­ных эмо­ций, име­ют сред­ний уро­вень эмпа­тии, рас­по­зна­ва­ние эмо­ций дру­гих людей раз­ви­то на сред­нем уровне. 

Суще­ству­ет веро­ят­ность, что дан­ная зако­но­мер­ность будет про­сле­жи­вать­ся и у под­рост­ков, име­ю­щих толь­ко еще неко­то­рые пока­за­те­ли склон­но­сти к зави­си­мо­сти от ком­пью­тер­ных игр, посколь­ку имен­но в под­рост­ко­вом пери­о­де из-за отсут­ствия эмо­ци­о­наль­ной ста­биль­но­сти мно­гие под­рост­ки ухо­дят в мир вир­ту­аль­ной реальности.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Goldberg I. Internet addiction disorder: Diagnostic criteria. Available at [Элек­трон­ный ресурс].
  2. Ван Ш.Л., Вой­скун­ский А.Е., Мити­на О.В., Кар­пу­хи­на А.И. Связь опы­та пото­ка с пси­хо­ло­ги­че­ской зави­си­мо­стью от ком­пью­тер­ных игр. // Пси­хо­ло­гия. Жур­нал Выс­шей шко­лы эко­но­ми­ки. – 2011. – Т.8. – №4. – С. 73–101.
  3. Лос­ку­то­ва В.А. Игро­вая зави­си­мость: мифы и реаль­ность: сбор­ник мате­ри­а­лов меж­ду­на­род­ной кон­фе­рен­ции. – М.: Изда­тель­ство ФГУ ГНЦ ССП Рос­здра­ва, 2007. – С. 75–81.
  4. Рого­ва Е.Е., Суво­ро­ва Е.В. Интер­нет-зави­си­мость – про­бле­ма совре­мен­ной моло­де­жи // «Science Time»: мате­ри­а­лы Меж­ду­на­род­ных науч­но-прак­ти­че­ских кон­фе­рен­ций Обще­ства Нау­ки и Твор­че­ства за декабрь 2015 года. – Казань, 2015. С. 641–64.
  5. Кобе­ле­ва Е.А., Маль­це­ва Е.Ю., Мол­ча­но­ва Е.В. Педа­го­ги­че­ское сопро­вож­де­ние при изу­че­нии ком­пью­тер­ной зави­си­мо­сти у под­рост­ков // Успе­хи совре­мен­ной нау­ки. – 2017. – Т.1. – №2. – С. 97–101.
  6. Рого­ва Е.Е Вли­я­ние оди­но­че­ства на зави­си­мое пове­де­ние под­рост­ков // Обще­ствен­ные нау­ки. 2016. № 6, Том 2.
  7. Рого­ва Е.Е. Осо­бен­но­сти про­яв­ле­ния оди­но­че­ства у под­рост­ков, склон­ных к суи­ци­даль­но­му пове­де­нию // Интер­нет-жур­нал «Мир нау­ки» 2017, Том 5, номер 6.
  8. Тылец В.Г. Воз­раст­но-инди­ви­ду­аль­ные осо­бен­но­сти обу­че­ния ино­стран­но­му язы­ку (рефлек­сив­но-пси­хо­ло­ги­че­ский аспект) // Education Sciences and Psychology. – 2015. – №2(34). – С. 96–101.
  9. Дза­со­хо­ва К.А. Пси­хо­ло­ги­че­ские про­бле­мы без­опас­но­сти под­рост­ков-гей­ме­ров // Про­бле­мы и пер­спек­ти­вы раз­ви­тия обра­зо­ва­ния в Рос­сии. – 2017. – №46. – С. 127- 132.
  10. Иох­ви­дов В.В., Весе­ло­ва В.Г. Педа­го­ги­че­ские взгля­ды Кар­ла Фри­дри­ха Виль­гель­ма Ван­де­ра // Акту­аль­ные зада­чи педа­го­ги­ки: матер. Меж­ду­на­род­ной науч­ной кон­фе­рен­ции. – 2011. – С. 44–46.
Источ­ник: Интер­нет-жур­нал «Мир нау­ки» 2018, №6, Том 6.

Об авторе

Евге­ния Евге­ньев­на Рого­ва — доцент, кан­ди­дат пси­хо­ло­ги­че­ских наук, док­тор фило­соф­ских наук, про­фес­сор кафед­ры «Орга­ни­за­ци­он­ной и при­клад­ной пси­хо­ло­гии обра­зо­ва­ния» Ака­де­мии пси­хо­ло­гии и педа­го­ги­ки, ФГАОУ ВО «Южный феде­раль­ный уни­вер­си­тет», Ростов-на-Дону, Россия.

Смот­ри­те также:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest