Соколовский Г.В., Холина О.А. Интернет-зависимость и её воздействие на современное общество и культуру

С

Интер­нет… Как мно­го это сло­во зна­чит для совре­мен­но­го мира. Без интер­нет-соеди­не­ния боль­шин­ство при­выч­ных вещей зани­ма­ли бы куда боль­ше вре­ме­ни или про­сто пере­ста­ли рабо­тать. На мгно­ве­ние пред­ставь­те себя без элек­трон­ной почты, ново­сти дохо­ди­ли бы до вас через неде­лю, дру­гую, или не дохо­ди­ли бы вовсе. Элек­трон­ный обо­рот доку­мен­тов пере­стал функ­ци­о­ни­ро­вать в прин­ци­пе. Дру­ги­ми сло­ва­ми, без интер­не­та мы отпра­ви­лись в восем­на­дца­тый век.

Несо­мнен­но, интер­нет в боль­шин­стве сво­е­го при­ме­не­ния крайне полез­ная и нуж­ная вещь, но имен­но обшир­ное и прак­ти­че­ски повсе­мест­ное его исполь­зо­ва­ние при­ве­ло к зарож­де­нию новой зави­си­мо­сти – интер­нет-зави­си­мо­сти. Имен­но интер­нет-зави­си­мость всё чаще и чаще ста­ли назы­вать «болез­нью два­дцать пер­во­го века», а так­же ста­ло рас­про­стра­не­но поня­тие «элек­трон­ный геро­ин».

Мно­гие совре­мен­ные дети и взрос­лые воз­рас­том до 35 лет вооб­ще не счи­та­ют интер­нет-зави­си­мость про­бле­мой, и зави­си­мо­стью как тако­вой. Они объ­яс­ня­ют это тем, что с каж­дым годом исполь­зо­ва­ние интер­не­та зани­ма­ет боль­ше вре­ме­ни пото­му, что всё боль­ше и боль­ше услуг сей­час мож­но сде­лать имен­но с его исполь­зо­ва­ни­ем, даже «не вста­вая с дива­на». В этом есть доля прав­ды.

Дей­стви­тель­но, интер­нет стал насто­я­щим помощ­ни­ком, как в быто­вых делах, так и в сфе­рах тру­да, эко­но­ми­ки, менедж­мен­та и дру­гих. Мы в один клик можем опла­тить сче­та ЖКХ, зака­зать пиц­цу в бли­жай­шей пиц­це­рии, нако­пить в какой-нибудь из доступ­ных онлайн-игр боль­шое коли­че­ство внут­ре­иг­ро­вой валю­ты и выве­сти её по выгод­но­му кур­су в реаль­ные день­ги или если уж совсем скуч­но — взло­мать Пен­та­гон. Любой вопрос за ваши день­ги. И с тем, что интер­нет силь­но облег­ча­ет жизнь, дей­стви­тель­но не поспо­ришь. Но это лишь одна сто­ро­на меда­ли.

Но когда чело­век в онлайн-кази­но про­иг­ры­ва­ет послед­ние день­ги, когда моло­дежь рис­ку­ет соб­ствен­ной жиз­нью ради «лай­ка» в соци­аль­ных сетях, и нако­нец, когда дети кон­ча­ют жизнь само­убий­ством, пото­му что запи­са­лись в груп­пы «сине­го кита» ста­но­вить­ся не по себе от осо­зна­ния все­го про­ис­хо­дя­ще­го.

Поэто­му всё чаще всплы­ва­ет вопрос при­знать интер­нет-зави­си­мость насто­я­щим пси­хи­че­ским рас­строй­ством и согла­сить­ся с тем фак­том, что совре­мен­ный мир окон­ча­тель­но запу­тал­ся в сетях «все­мир­ной пау­ти­ны» или при­нять уве­ли­че­ние вре­ме­ни про­ве­дён­ных в интер­не­те как след­ствие посто­ян­но раз­ви­ва­ю­ще­го­ся науч­но-тех­ни­че­ско­го про­цес­са. Что­бы разо­брать­ся с этим вопро­сом, нуж­но тща­тель­но изу­чить про­бле­му интер­нет-зави­си­мо­сти.

Изу­че­ние интер­нет-зави­си­мо­сти в мире нача­лось отно­си­тель­но недав­но, так как и сама про­бле­ма аддик­ций тако­го типа явля­ет­ся след­стви­ем исполь­зо­ва­ния совре­мен­ных воз­мож­но­стей интер­не­та. Боль­шин­ство маня­щих к себе функ­ций интер­не­та появи­лись все­го лишь око­ло 20 лет назад. Поэто­му и изу­че­ние дан­ной про­бле­ма­ти­ки актив­но нача­лось в 90‑е годы.

Пер­вым, кто дал опре­де­ле­ние интер­нет-зави­си­мо­сти стал аме­ри­кан­ский пси­хи­атр и пси­хо­фар­ма­ко­лог Айвен Гол­дберг в 1995 году. Он дал опре­де­ле­ние интер­нет-зави­си­мо­сти как пове­де­ние со сни­жен­ным уров­нем само­кон­тро­ля, гро­зя­щее вытес­нить нор­маль­ную жизнь.

Ким­бер­ли С. Янг раз­ви­ла это опре­де­ле­ние вве­дя в него клас­си­фи­ка­цию исполь­зу­ю­щу­ю­ся и сей­час. Она выде­ли­ла сле­ду­ю­щие пять глав­ных под­ти­пов интер­нет-зави­си­мо­сти [9]:

  1. Кибер­секс — навяз­чи­вое жела­ние про­смот­ра пор­но­гра­фии.
  2. Вир­ту­аль­ные зна­ком­ства — потреб­ность в посто­ян­ных зна­ком­ствах через соци­аль­ные сети.
  3. При­стра­стие к онлай­но­вым бир­же­вым тор­гам и азарт­ным играм.
  4. Навяз­чи­вый сёр­финг — про­чте­ние новост­но­го бло­ка, чрез­мер­ное интер­нет обще­ние.
  5. Ком­пью­тер­ные    игры (Лудо­ма­ния) — навяз­чи­вое жела­ние   играть в сес­си­он­ные и мас­со­вые мно­го­поль­зо­ва­тель­ские роле­вые игры.

В общем виде интер­нет-зави­си­мость — нехи­ми­че­ская зави­си­мость от поль­зо­ва­ния Интер­не­том.

В меди­цин­ских кру­гах про­бле­му интер­нет-аддик­ции не счи­та­ют пси­хи­че­ской болез­нью, а ско­рее нор­мой совре­мен­но­сти, кото­рая при малом исполь­зо­ва­нии не вре­дит, а даже помо­га­ет орга­низ­му, в част­но­сти моз­гу, но при зло­упо­треб­ле­нии вызы­ва­ет ряд ослож­не­ний со здо­ро­вьем. Но эти ослож­не­ния свя­за­ны боль­ше не с исполь­зо­ва­ни­ем интер­не­та как тако­во­го, а с исполь­зо­ва­ни­ем устройств, под­клю­чен­ных к сети.

Про­бле­ма с уста­ло­стью глаз и поте­рей каче­ства зре­ния, нару­ше­ние сна в свя­зи с дол­гим нахож­де­ни­ем перед экра­на­ми мони­то­ров и теле­фо­нов [1]. Что такое интер­нет-зави­си­мость теперь понят­но. Но что­бы ей про­ти­во­дей­ство­вать, нуж­но знать при­чи­ны её воз­ник­но­ве­ния.

При­чи­ны интер­нет-зави­си­мо­сти доста­точ­но раз­но­об­раз­ны, но если углу­бить­ся в корень про­бле­мы, то все они, как мат­рёш­ка — одна при­чи­на выхо­дит из дру­гой — более гло­баль­ной. Основ­ной при­чи­ной интер­нет зави­си­мо­сти явля­ет­ся повсе­мест­ное исполь­зо­ва­ние интер­нет тех­но­ло­гий для реше­ния раз­но­об­раз­ных про­блем. Из этой при­чи­ны выхо­дит ряд дру­гих при­чин таких как [2]:

  1. Огром­ный объ­ем пере­да­ва­е­мой инфор­ма­ции через сеть интер­нет
  2. Попу­ляр­ность соци­аль­ных сетей и интер­нет сооб­ществ, вступ­ле­ние в кото­рых вле­чёт за собой ува­же­ние ровес­ни­ков
  3. Инфор­ма­ция на любой вкус и любое настро­е­ние. Зача­стую вме­сто серой, по их мне­нию, одно­тип­ной жиз­ни в реаль­ном мире под­рост­ки выби­ра­ют вир­ту­аль­ный мир
  4. Созда­ние новой лич­но­сти. В совре­мен­ном мире часто мож­но встре­тить людей, кото­рые в соци­аль­ных сетях пред­став­ля­ют­ся дру­ги­ми людь­ми, под дру­ги­ми име­на­ми. Неко­то­рые дела­ют это, что­бы выде­лить­ся из тол­пы, неко­то­рые, счи­тая свою жизнь не такой хоро­шей, как они хоте­ли, созда­ют себе дру­гую, по их мне­нию, иде­аль­ную лич­ность.
  5. Неудо­вле­тво­рён­ные соци­аль­ные и сек­су­аль­ные потреб­но­сти.

Интер­нет дал воз­мож­ность инфор­ма­ци­он­ным тех­но­ло­ги­ям раз­ви­вать­ся куда быст­рее, чем это было рань­ше. Рань­ше мы све­жие ново­сти чита­ли в послед­них номе­рах новост­ной газе­ты или смот­рел по теле­ви­зо­ру инфор­ма­ци­он­ные про­грам­мы. Сей­час же ско­рость и повсе­мест­ность интер­не­та поз­во­ли­ла узна­вать и делить­ся инфор­ма­ци­ей гораз­до быст­рее, чем это дела­ют сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции.

Но мно­гие так­же счи­та­ют, что, чем боль­ше в жизнь чело­ве­ка внед­ря­ют­ся инфор­ма­ци­он­ные тех­но­ло­гии, тем он быст­рее дегра­ди­ру­ет, как в умствен­ном, так и в мораль­ном плане. И в этом есть доля прав­ды [6].

Дей­стви­тель­но, сей­час неко­то­рые люди забы­ва­ют осно­вы пра­во­пи­са­ния, пото­му что боль­шин­ство сво­е­го рабо­че­го и нера­бо­че­го вре­ме­ни они не пишут, а «печа­та­ют» важ­ную инфор­ма­цию. Люди мень­ше ста­ли уде­лять вре­мя музе­ям, про­гул­кам и обще­нию заме­няя его обще­ни­ем вир­ту­аль­ным, то есть, обще­ни­ем через интер­нет. Всё чаще и чаще мож­но встре­тить иду­щих вме­сте людей, кото­рые не обща­ют­ся друг с дру­гом сло­ва­ми, а пере­пи­сы­ва­ют­ся через соци­аль­ные сети, хотя нахо­дят­ся в мет­ре друг от дру­га.

Дру­гая же часть насе­ле­ния счи­та­ет, что IT-тех­но­ло­гии и интер­нет в том чис­ле, это след­ствие науч­но-тех­ни­че­ско­го про­грес­са, и этот про­гресс толь­ко облег­ча­ет нам жизнь, а не пре­вра­ща­ет нас в рабов все­мир­ной пау­ти­ны.

Ста­ти­сти­ка за 2017 год, про­ве­дён­ная Mediascope сов­мест­но с фон­дом «Обще­ствен­ное мне­ние» от 21.06.17, пока­зы­ва­ет, что еже­ме­сяч­но в Рос­сии интер­не­том на посто­ян­ной осно­ве поль­зу­ют­ся 82,4 млн. чело­век в воз­расте от 18 до 64 лет. Это 70% насе­ле­ния нашей стра­ны, хотя, к при­ме­ру, по этой же ста­ти­сти­ке в 2008 году он состав­лял 25,4 %. И гово­рить одно­знач­но пло­хо это или хоро­шо сей­час невоз­мож­но. Это про­сто дан­ность [7]. Но, несмот­ря на дво­я­кое мне­ние у IT-тех­но­ло­гий есть ряд неопро­вер­жи­мых мину­сов.

  • Интер­нет и IT-мошен­ни­че­ство. По ста­ти­сти­ке за 2017 год пре­ступ­ле­ния с интер­нет-мошен­ни­че­ством состав­ля­ют 10,7 % от всех дру­гих пре­ступ­ле­ний [8].
  • Инфор­ма­ци­он­ные вой­ны меж­ду стра­на­ми. Дез­ин­фор­ма­ция, обви­не­ния, нелес­ные ком­мен­та­рии. Всё это теперь ста­ло обы­ден­ным делом для совре­мен­ной поли­ти­ки. Рань­ше всё реша­лось либо дипло­ма­ти­че­ским путём, либо путём про­ти­во­сто­я­ния, сей­час же одно сред­ство мас­со­вой инфор­ма­ции пор­тит репу­та­цию дру­го­му, пере­ки­ды­ва­ясь «утка­ми» как шари­ка­ми для пинг- пон­га.
  • Воз­дей­ствие на пси­хи­ку. Интер­нет ока­зы­ва­ет силь­ное вли­я­ние на пове­де­ние и пси­хи­ку чело­ве­ка, чаще все­го через интер­нет мы узна­ём, что сей­час мод­но, а что нет, кто «за нас», а кто «про­тив нас» и так далее. Через нена­вяз­чи­вую рекла­му интер­нет вли­я­ет на наши потреб­но­сти. Всё это может ока­зать серьез­ное воз­дей­ствие, осо­бен­но если речь идёт о ребён­ке.
  • Кибер­бул­линг. Интер­нет-трав­ля сей­час ста­ла обы­ден­ным явле­ни­ем сре­ди школь­ни­ков и сту­ден­тов. Дети созда­ют груп­пы по типу «Как мы нена­ви­дим это­го чело­ве­ка» и начи­на­ют писать от этой груп­пы оскор­би­тель­ные и уни­чи­жи­тель­ные тек­сты в адрес жерт­вы бул­лин­га.

Нель­зя забы­вать и про посто­ян­ные обнов­ле­ния гад­же­тов, от кото­рых за послед­нее вре­мя у нас так же сфор­ми­ро­ва­лась зави­си­мость, сво­е­го род под­тип интер­нет-зави­си­мо­сти. Ста­ти­сти­ка пока­зы­ва­ет, что мы всё чаще и чаще поку­па­ем, самые доро­гие и функ­ци­о­наль­ные гад­же­ты не пото­му, что мы исполь­зу­ем все вклю­чен­ные туда функ­ции, а про­сто пото­му, что иметь их про­сто мод­но. Но самое инте­рес­ное в этой ситу­а­ции то, что обнов­ля­ют­ся эти вещи каж­дый год и боль­шое коли­че­ство людей, кото­рые при­об­ре­ли новый гад­жет в этом году, пой­дут поку­пать ещё более новый в сле­ду­ю­щем. Хотя как уже было ска­за­но функ­ци­о­наль­ны­ми воз­мож­но­стя­ми этих устройств их вла­дель­цы либо исполь­зу­ют ред­ко, либо не исполь­зу­ют вооб­ще.

Рас­смот­рим для боль­шей ясно­сти ста­ти­сти­ку устройств аме­ри­кан­ской ком­па­нии Apple на при­ме­ре их недав­не­го устрой­ства, пока­зан­но­го на выстав­ке Apple 12.09.17, Apple Watch Series 3. Это ныне попу­ляр­ные смарт-часы. Инте­рес на пре­зен­та­ции вызвал слайд со ста­ти­сти­кой про­даж, при пока­зе кото­ро­го Тим Кук – гла­ва ком­па­нии, объ­явил, что Apple Watch ста­ли самы­ми про­да­ва­е­мы­ми часа­ми в мире, обой­дя по про­да­жам такие брен­ды как Rolex, Cartier, T‑shot, Cassio и дру­гие. Вро­де бы ниче­го необыч­но­го, но часы и смарт-часы это даже не това­ро­за­ме­ни­те­ли, без под­клю­че­ния к ваше­му смарт­фо­ну, что выхо­дит не все­гда, вы даже вре­мя на смарт-часах посмот­реть не смо­же­те. А их берут не пото­му, что они каче­ствен­ные, функ­ци­о­наль­ные, а пото­му что на них выгра­ви­ро­ван сим­вол «Ада­мо­ва ябло­ка» [5].

И этот «вещизм» эта пого­ня не за надоб­но­стью, а за трен­дом рас­про­стра­ня­ет­ся сей­час по пла­не­те семи­миль­ны­ми шага­ми. Осо­бен­но в этом пре­успе­ли как раз IT и интер­нет-тех­но­ло­гии.

Нель­зя не отме­тить, что такая бур­но раз­ви­ва­ю­ща­я­ся сфе­ра как IT и интер­нет остав­ля­ют след на нашей куль­ту­ре и обще­стве в целом. За послед­нее вре­мя ста­ли попу­ляр­ные филь­мы и кни­ги, рас­ска­зы­ва­ю­щие о ста­нов­ле­нии и раз­ви­тии таких гиган­тов IT тех­но­ло­гий как Facebook («Соци­аль­ная сеть»), Apple («Джобс: Импе­рия соблаз­на», «Стив Джобс») и дру­гие. Откры­ва­ют­ся целые музеи в честь таких ком­па­ний, напри­мер, совсем недав­но открыв­ший­ся музей Сти­ва Джоб­са.

Что уж гово­рить, если на выстав­ки в сфе­ре IT, такие как WWDC, при­хо­дит в сред­нем боль­ше людей, чем на самые пре­стиж­ные выстав­ки авто­мо­би­лей во Франк­фур­те, Пари­же и дру­гих, кото­рые рань­ше зани­ма­ли лиди­ру­ю­щие места по коли­че­ству посе­ти­те­лей.

В лите­ра­ту­ре стал попу­ля­рен жанр «кибер­панк», рас­ска­зы­ва­ю­щий о неда­лё­ком буду­щем, когда люди настоль­ко раз­ви­лись в науч­но-тех­ни­че­ском плане, что ста­ли вжив­лять в себя кибер­не­ти­че­ские имплан­ты, что при­ве­ло к тому, что грань меж­ду маши­ной и чело­ве­ком почти пере­ста­ла суще­ство­вать.

Но в куль­ту­ре IT-тех­но­ло­ги­ям нашли луч­шее при­ме­не­ние [3]. Бла­го­да­ря раз­ви­то­му интер­не­ту и тех­но­ло­гии вир­ту­аль­ной реаль­но­сти появи­лись про­ек­ты, поз­во­ля­ю­щие путе­ше­ство­вать по горо­дам, посе­щать музеи, не выхо­дя из дома, про­сто надев VR-шлем и под­клю­чив­шись к сети интер­нет.

Как итог мож­но ска­зать, что интер­нет-зави­си­мость — это нети­пич­ная зави­си­мость. Да, её мно­гие счи­та­ют насто­я­щей про­бле­мой два­дцать пер­во­го века, и так оно и есть, но эта зави­си­мость куль­ти­ви­ру­ет­ся и актив­но под­дер­жи­ва­ет­ся самим обще­ством и, в част­но­сти, сред­ства­ми мас­со­вой инфор­ма­ции. Точ­но так же, как с куре­ни­ем и алко­го­лем – все зна­ют, что это вред­но, но люди про­дол­жа­ют это делать.

В ито­ге мы име­ем уни­каль­ную сло­жив­шу­ю­ся ситу­а­цию. Есть пси­хо­ло­ги и меди­ки, кото­рые гово­рят: зло­упо­треб­ле­ние интер­не­том вле­чёт за собой рас­строй­ство пси­хи­ки; а есть СМИ, кото­рые с помо­щью рекла­мы, заказ­ных псев­до­на­уч­ных про­грамм, пыта­ют­ся дока­зать нам обрат­ное. И это всё напо­ми­на­ет струк­ту­ру лич­но­сти по Фрей­ду Я, Оно и Сверх‑Я. Оно тре­бу­ет уто­ле­ния потреб­но­сти, Сверх‑Я вво­дит нас в узкие рам­ки пра­вил и норм, кото­рые либо пре­пят­ству­ют уто­ле­нию потреб­но­сти, либо уто­ля­ют её не в пол­ном раз­ме­ре. А есть Я, кото­рое мечет­ся из сто­ро­ны в сто­ро­ну, пыта­ясь выбрать, на чью сто­ро­ну встать. Но боль­шин­ство забы­ва­ет о том, что наше пове­де­ние зави­сит не от того, что ска­за­ли меди­ки или пси­хо­ло­ги, не от того, что навя­за­ла нам рекла­ма, а от того, кто мы [4].

Силь­ная у нас воля или сла­бая, есть у нас нере­а­ли­зо­ван­ные потреб­но­сти или нет, пыта­ем­ся ли мы что-то сде­лать для её реа­ли­за­ции или про­сто под­да­ём­ся внеш­ним фак­то­ром. Интер­нет-зави­си­мость не появ­ля­ет­ся ни от вре­ме­ни, про­ве­дён­но­го за ком­пью­те­ром, ни от рекла­мы и СМИ, а её появ­ле­ние зави­сит от нас с вами.

Литература

  1. Бунак М. И. Интер­нет-зави­си­мость.
  2. Буха­нов­ский, А. О. Зави­си­мое пове­де­ние: кли­ни­ка, дина­ми­ка, систе­ма­ти­ка, лече­ние, про­фи­лак­ти­ка: Посо­бие для вра­чей / А. О. Буха­нов­ский, А. С. Андре­ева, А. О. Буха­нов­ская. — Ростов н/Д: Феникс, 2002.
  3. Жил­кин, В. О поня­тии «инфор­ма­ци­он­ная суб­куль­ту­ра» / В. О. Жил­кин // Выс­шее обра­зо­ва­ние в Рос­сии. — 2004. — №.10. — С. 152–153.
  4. Ильин Е. П. Пси­хо­ло­гия воли. – СПб., 2000. – 315 с.
  5. Кер­де­лан, К. Дети про­цес­со­ра: как Интер­нет и видео­иг­ры фор­ми­ру­ют зав­траш­них взрос­лых / К. Кер­де­лан, Г. Гре­зий­он; пер. с фр.
  6. Луща­но­ва. Л. А. — Ека­те­рин­бург: У — Фак­то­рия, 2006. С. 302.
  7. Ста­ти­сти­ка поль­зо­ва­те­лей интер­не­та за 2017 год. Фонд «Обще­ствен­ное мне­ние».
  8. Состо­я­ние пре­ступ­но­сти      за      январь      –      июнь      2017      года — мвд.рф.
  9. Янг К. Диа­гноз — Интер­нет-зави­си­мость 1999 г University of Pittsburgh at Bradford.
Источ­ник: «Акту­аль­ные про­бле­мы про­фи­лак­ти­ки аддик­тив­но­го пове­де­ния». Сбор­ник мате­ри­а­лов I‑й Реги­о­наль­ной науч­но-прак­ти­че­ской кон­фе­рен­ции Таган­рог­ско­го инсти­ту­та име­ни А.П. Чехо­ва (фили­а­ла) ФГБОУ ВО «Ростов­ский госу­дар­ствен­ный эко­но­ми­че­ский уни­вер­си­тет (РИНХ)». Таган­рог. Таган­рог: Изд-во Таган­рог­ско­го инсти­ту­та име­ни А.П. Чехо­ва, 2018.

Об авторах

  • Соко­лов­ский Г.В. — сту­дент, г. Таган­рог, ТИ име­ни А.П. Чехо­ва (фили­ал).
  • Холи­на О.А. — кан­ди­дат пси­хо­ло­ги­че­ских наук, доцент ТИ име­ни А.П. Чехо­ва ФГБОУ ВО «РГЭУ (РИНХ)».

Смот­ри­те так­же:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest