Зислин И., Архипова А.С., Радченко Д.А.«Синий Кит» и моральные паники: антрополого-психиатрический подход

З

Иссле­до­ва­ние суи­ци­даль­но­го пове­де­ния, и в осо­бен­но­сти суи­ци­даль­но­го пове­де­ния под­рост­ков, невоз­мож­но без рас­смот­ре­ния той соци­аль­ной и куль­тур­ной сре­ды, в кото­ром оно про­хо­дит. Широ­чай­шее и взрыв­ное рас­про­стра­не­ние интер­не­та поста­ви­ло вопрос о его вли­я­нии пря­мом или кос­вен­ном на пове­де­ние поль­зо­ва­те­ля и, как след­ствие это­го, к воз­ник­но­ве­нию стра­ха обще­ства перед все­мо­гу­щей и все­про­ни­ка­ю­щей «сетью».

Иссле­до­ва­ния вли­я­ния интер­не­та на суи­ци­даль­ное пове­де­ние про­во­дят­ся в пси­хи­ат­рии уже более 30 лет [Luxton 2012, Marchant 2017, Демдоуми2013, Коро­лен­ко], но до сих пор опуб­ли­ко­ван­ные дан­ные интер­пре­ти­ру­ют­ся и вос­при­ни­ма­ют­ся очень по- разному. 

На сего­дняш­ний день тема интер­не­та уже проч­но впле­лась в тему бре­да [Bell 2005, Lerner 2006], в ткань обсес­сий [Chamberlain 2017], фобий и аддик­ций [Yayan 2017], что лиш­ний раз пока­зы­ва­ет даже не то, насколь­ко широ­ко интер­нет вошел в повсе­днев­ность, а мифо­ло­гию, сло­жив­шу­ю­ся вокруг него.

Функ­ци­о­ни­ро­ва­ние в интер­не­те т.н. «групп смер­ти» лишь ката­ли­зи­ро­ва­ло стра­хи обще­ства и про­фес­си­о­наль­но­го сооб­ще­ства. И в обще­ствен­ном мне­нии, и в про­фес­си­о­наль­ной сре­де (вра­чи, пси­хо­ло­ги, педа­го­ги) суще­ству­ет и пре­об­ла­да­ет мне­ние об опас­ном, деструк­тив­ном вли­я­нии интер­не­та на пси­хи­ку под­рост­ков вооб­ще и на суи­ци­даль­ное пове­де­ние в част­но­сти. Вера в это при­во­дит к попыт­ке выявить «сете­вых убийц», кото­рые под­стре­ка­ют детей к само­убий­ствам, исполь­зуя раз­ные «пси­хо­ло­ги­че­ские тех­ни­ки» (Мур­са­ли­е­ва 2016).

Груп­пой «Мони­то­ринг акту­аль­но­го фольк­ло­ра» в мае 2016 года было запу­ще­но антро­по­ло­ги­че­ское иссле­до­ва­ние «групп смер­ти» [Архи­по­ва и др. 2017], Это иссле­до­ва­ние вклю­ча­ло в себя два основ­ных направления:

(А) Иссле­до­ва­ние мето­дом вклю­чен­но­го наблю­де­ния прак­тик, кото­рые воз­ни­ка­ли в т.н. «груп­пах смер­ти» с мая 2016 по фев­раль 2017 гг., а так­же изу­че­ние соб­ствен­но «мораль­ной пани­ки» – спо­со­бов кон­стру­и­ро­ва­ния обра­за «групп смер­ти» в обы­ден­ном и медий­ном дис­кур­сах, а так­же меха­низ­мов воз­ник­но­ве­ния и рас­про­стра­не­ния пани­че­ских слу­хов (тер­ми­ном «мораль­ная пани­ка» социо­ло­ги обо­зна­ча­ют ситу­а­цию, при кото­рой вос­при­я­тие реаль­ной или вымыш­лен­ной груп­пы как угро­зы для сооб­ще­ства про­во­ци­ру­ет агрес­сию по отно­ше­нию к любым объ­ек­там, кото­рые могут быть ассо­ци­и­ро­ва­ны с этой группой).

(Б) Изу­че­ние мне­ния про­фес­си­о­наль­ной сре­ды о воз­мож­но­сти вли­я­ния групп смер­ти на суи­цид­ное пове­де­ние под­рост­ков. С этой целью в июне-авгу­сте 2017 года было про­ве­де­но интер­нет-анке­ти­ро­ва­ние вра­чей, педа­го­гов и психологов.

А. Результат анализа «Групп Смерти»

Дей­ствия, кото­рые, как пред­по­ла­га­лось, совер­ша­е­мые «кура­то­ра­ми» спе­ци­аль­но для того, что­бы дове­сти под­рост­ков до само­убий­ства, на деле явля­ют­ся рас­про­стра­нен­ны­ми Интер­нет-прак­ти­ка­ми, дав­но суще­ству­ю­щи­ми внут­ри мно­же­ства под­рост­ко­вых и моло­деж­ных сообществ. 

Функ­ция таких прак­тик – не дове­сти до само­убий­ства, а испы­тать пси­хо­ло­ги­че­ское напря­же­ние, почув­ство­вать себя «избран­ным», прой­дя слож­ный квест, или сим­во­ли­че­ски при­об­щить­ся к «страш­но­му опы­ту» суи­ци­да, не повто­ряя его буквально.

Обсуж­де­ние реаль­ной тра­ге­дии – несколь­ких под­рост­ко­вых само­убийств – све­лось не к поис­ку соци­аль­ных и пси­хо­ло­ги­че­ских при­чин это­го явле­ния, а к кон­стру­и­ро­ва­нию обра­за неко­то­ро­го мифо­ло­ги­че­ско­го зла (страш­ных «групп смер­ти»), буд­то бы ответ­ствен­но­го за все под­рост­ко­вые суи­ци­ды, про­ис­хо­дя­щие на тер­ри­то­рии страны. 

Этот «образ вра­га» фор­ми­ро­вал­ся посте­пен­но, в про­цес­се мно­го­ме­сяч­но­го обсуж­де­ния про­бле­мы в соц­се­тях и в СМИ, обрас­тая все новы­ми и все более мифо­ло­ги­че­ски­ми подроб­но­стя­ми и соот­вет­ство­вал логи­ке раз­ви­тия мораль­ной паники.

Б. Результаты анкетирования членов профессионального сообщества:

Целью опро­са было уста­но­вить, насколь­ко про­фес­си­о­на­лы, в т.ч. рабо­та­ю­щие с под­рост­ка­ми (пси­хи­ат­ры, пси­хо­ло­ги, школь­ные работ­ни­ки), раз­де­ля­ют попу­ляр­ную мифо­ло­гию о «груп­пах смер­ти». Все­го было полу­че­но 363 анке­ты. 100% опро­шен­ных слы­ша­ли о груп­пах смерти.

Интер­нет-груп­пы (ИГ) в каче­стве одной из при­чин суи­ци­да чаще все­го назы­ва­ют работ­ни­ки обра­зо­ва­тель­ных учре­жде­ний. В наи­мень­шей сте­пе­ни уве­ре­ны во вли­я­нии интер­не­та на суи­ци­даль­ное пове­де­ние кли­ни­че­ские пси­хо­ло­ги. Наи­бо­лее часто ИГ вклю­ча­ют в при­чи­ны суи­ци­да работ­ни­ки со ста­жем более 15 лет.

Наи­боль­шее дове­рие к идее «вра­гов», ини­ци­и­ру­ю­щих суи­цид­ное пове­де­ние через интер­нет, демон­стри­ру­ют лица в воз­расте от 33 до 45 лет («сред­няя груп­па» поль­зо­ва­те­лей интер­не­та, осва­и­вав­ших его в пост-под­рост­ко­вом воз­расте), б) либо с наи­бо­лее высо­ким, либо с наи­бо­лее низ­ким ста­жем, в) работ­ни­ки обра­зо­ва­тель­ных учре­жде­ний. Прак­ти­ку­ю­щие в мед. учре­жде­ни­ях (част­ных или госу­дар­ствен­ных) реже под­дер­жи­ва­ют идею «вра­гов».

Из всех опро­шен­ных, 11 чело­век утвер­жда­ют, что в сво­ей прак­ти­ке наблю­да­ли связь меж­ду суи­ци­дом (завер­шен­ным или неза­вер­шен­ным) и уча­сти­ем в груп­пах смер­ти, при­чем эта связь может быть направ­ле­на в обе сто­ро­ны – чаще име­ю­щи­е­ся суи­ци­даль­ные наме­ре­ния при­во­дят к вступ­ле­нию в груп­пу, а не наобо­рот; еще 6 чело­век наме­ка­ют на этот опыт, но не кон­кре­ти­зи­ру­ют его. Ито­го с той или иной сте­пе­нью досто­вер­но­сти о такой свя­зи упо­ми­на­ет менее 5% опрошенных.

Заключение

Иссле­до­ва­ние вли­я­ния интер­не­та и в част­но­сти, «групп смер­ти» с помо­щью мето­до­ло­гии социо­ло­гии куль­тур­ной антро­по­ло­гии поз­во­лит про­лить иной свет не толь­ко на при­ро­ду и струк­ту­ру суи­ци­даль­но­го пове­де­ния, но так­же и про­ана­ли­зи­ро­вать рефлек­сию, воз­ни­ка­ю­щую в обще­стве, по пово­ду таких явлений. 

Дан­ные анке­ти­ро­ва­ния поз­во­ля­ет с опре­де­лен­ной уве­рен­но­стью гово­рить о тех про­фес­си­о­наль­ных и воз­раст­ных груп­пах, кото­рые наи­бо­лее под­вер­же­ны такой мораль­ной панике.

Имен­но антро­по­ло­ги­че­ская иссле­до­ва­тель­ская опти­ка поз­во­лит, на наш взгляд, рас­смот­реть про­бле­мы «интер­нет и под­рост­ко­вый суи­цид», «груп­пы смер­ти и под­рост­ко­вый суи­цид» под новым углом зре­ния, исполь­зуя те мето­ди­ки, кото­рые явля­ют­ся непри­выч­ны­ми для кли­ни­че­ской пси­хи­ат­рии (как, напри­мер: вклю­чён­ное наблю­де­ние, ана­лиз фольк­лор­ных тек­стов, при­ме­не­ние тео­рии остен­сии и т.д.) и луч­ше понять их природу.

Не учёт или исклю­че­ние стороннего/антропологического взгля­да при­во­дит к тому, что про­фес­си­о­наль­ное сооб­ще­ство может утра­тить свои про­фес­си­о­наль­ные навы­ки и начать дей­ство­вать в логи­ке мораль­ной пани­ки, а не в логи­ке лечеб­но­го подхода.

Источ­ник: «Суха­рев­ские чте­ния. Суи­ци­даль­ное пове­де­ние детей и под­рост­ков: эффек­тив­ная про­фи­лак­ти­че­ская сре­да», 14–15 нояб­ря 2017 года, г. Москва. Сбор­ник ста­тей под общей редак­ци­ей к.м.н. М.А. Беб­чук, [Элек­трон­ное изда­ние] М.: ГБУЗ «НПЦ ПЗДП им. Г.Е. Суха­ре­вой ДЗМ»– 2017. – 137 с.

Об авторах

  • Зис­лин И. — ארץ ישראל ‚ירושלים , Изра­иль, г. Иерусалим.
  • Архи­по­ва А.С., Рад­чен­ко Д.А. — Инсти­тут обще­ствен­ных наук РАН­ХиГС, г. Москва.

Смот­ри­те также:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest