Урусова Е. А., Хусяинов Т. М. Неслучайные встречи: как технологизируются знакомства и отношения в условиях общества постмодерна

У

Введение

Совре­мен­ный инди­ви­ду­а­ли­зи­ро­ван­ный мир име­ет мно­же­ство отли­чий от всех преды­ду­щих эпох: меня­ют­ся ору­дия тру­да, отно­ше­ние к сво­бо­де лич­но­сти, пра­вам и обя­зан­но­стям чело­ве­ка. Вме­сте с ними транс­фор­ми­ру­ет­ся и образ жиз­ни чело­ве­ка, его отно­ше­ние к семье, парт­не­ру, меж­лич­ност­ным отно­ше­ни­ям в целом.

Само постро­е­ние кон­так­та с Дру­гим зача­стую про­ис­хо­дит с помо­щью циф­ро­вых тех­но­ло­гий, а чув­ства и эмо­ции, воз­ни­ка­ю­щие в про­цес­се подоб­ной ком­му­ни­ка­ции, опо­сре­ду­ют­ся сред­ства­ми свя­зи и пре­тер­пе­ва­ют изме­не­ния. Про­яв­ле­ние инте­ре­са, сим­па­тии и при­вя­зан­но­сти про­ис­хо­дит ина­че, чем ранее.

Боль­шое зна­че­ние начи­на­ют при­об­ре­тать «сим­во­лы» и «обра­зы» отно­ше­ния к Дру­го­му, кото­рые не все­гда пере­да­ют его смысл или выра­жа­ют глу­би­ну чувств.

Подоб­ное про­ис­хо­дит вви­ду того, что в усло­ви­ях мас­со­вой инфор­ма­ти­за­ции меня­ют­ся про­цесс и фор­мы ком­му­ни­ка­ции, обще­ние начи­на­ет опо­сре­до­вать­ся все боль­шим чис­лом раз­лич­ных устройств и сер­ви­сов, пере­да­ю­щих не толь­ко текст, но изоб­ра­же­ние, звук, а в неко­то­рых слу­ча­ях и так­тиль­ные ощу­ще­ния.

На сме­ну пись­мам при­хо­дят элек­трон­ные сооб­ще­ния, вме­сто обра­зов в фан­та­зи­ях, порт­ре­тов и меда­льо­нов с фото­гра­фи­я­ми появ­ля­ют­ся циф­ро­вые фото­гра­фии и видео в высо­ком раз­ре­ше­нии, а объ­яв­ле­ния в газе­тах сме­ня­ют­ся анке­та­ми на спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ных сай­тах.

И все же чело­век стре­мит­ся постро­ить близ­кие дове­ри­тель­ные отно­ше­ния с Дру­гим, посколь­ку хочет удо­вле­тво­рить свою потреб­ность в при­ня­тии и люб­ви (физи­че­ской или духов­ной). Подоб­ный спрос со сто­ро­ны обще­ства при­во­дит к рас­про­стра­не­нию чис­ла пло­ща­док для поис­ка парт­не­ра, созда­те­ли кото­рых обе­ща­ют поль­зо­ва­те­лям мно­го­чис­лен­ные и успеш­ные зна­ком­ства.

Тех­но­ло­ги­за­ция пер­вич­но­го меж­лич­ност­но­го кон­так­та в сети Интер­нет, его непо­сред­ствен­ность и лег­кость зна­чи­тель­но уско­ря­ют про­цес­сы уха­жи­ва­ния, влюб­лен­но­сти, нача­ла отно­ше­ний.

Вме­сте с этим сто­ит отме­тить еще и то, что само пони­ма­ние близ­ких и любов­ных отно­ше­ний, а так­же пред­став­ле­ния о люб­ви транс­фор­ми­ру­ют­ся в рам­ках кон­крет­но­го эта­па соци­аль­но­го раз­ви­тия, хотя общий ее кон­текст под­дер­жи­ва­ет­ся и пере­да­ет­ся соци­аль­ны­ми инсти­ту­та­ми [6].

«Текучая» и «конфлюентная любовь»: поиск новой рациональности

Чув­ство люб­ви отно­сит­ся к чис­лу экзи­стен­ци­аль­ных кате­го­рий чело­ве­че­ско­го бытия и зани­ма­ет одно из важ­ней­ших мест в куль­ту­ре и искус­стве. Начи­ная с эпо­хи Ново­го вре­ме­ни, любовь вос­при­ни­ма­лась через приз­му роман­ти­ки, с одной сто­ро­ны, и раци­о­наль­но­сти – с дру­гой.

Нераз­де­ли­мый ком­плекс роман­ти­че­ской люб­ви и бра­ка, суще­ство­вав­ший под вли­я­ни­ем идеи о под­лин­ной люб­ви, кото­рая нахо­дит­ся лишь одна­жды (еди­но­жды) в жиз­ни, обес­пе­чи­вал ста­биль­ность таких отно­ше­ний. Поэто­му боль­шое зна­че­ние при­да­ва­лось эта­пу выбо­ра парт­не­ра и «тра­ди­ци­он­но­му» риту­а­лу зна­ком­ства, так как в усло­ви­ях это­го вре­ме­ни боль­шин­ство бра­ков заклю­ча­лось до смер­ти одно­го из супру­гов. И при этом, по мне­нию В.Н. Вол­ко­ва, меж­ду роман­ти­че­ской любо­вью и сек­су­аль­ным парт­нер­ством было уста­нов­ле­но чет­кое равен­ство [4].

На совре­мен­ном же эта­пе раз­ви­тия обще­ства отме­ча­ет­ся суще­ствен­ная транс­фор­ма­ция в сфе­ре интим­но­сти, сек­су­аль­но­сти, семьи и отно­ше­ний. Осо­бую роль начи­на­ет при­об­ре­тать ком­му­ни­ка­ция, кото­рая обес­пе­чи­ва­ет зна­ком­ство и явля­ет­ся пер­вич­ным эта­пом на пути постро­е­ния близ­ких отно­ше­ний. Как отме­ча­ли Л. Фей­ер­бах, К. Ясперс, М. Хай­дег­гер и др., любовь, как и само бытие чело­ве­ка, невоз­мож­на без ком­му­ни­ка­ции с дру­ги­ми Я, под­лин­но­го диа­ло­га Я – Ты [10], а он в совре­мен­ном мире часто про­ис­хо­дит дистан­ци­он­но и опо­сре­до­ван тех­ни­че­ски­ми сред­ства­ми.

Ото­рван­ная от лич­но­сти ком­му­ни­ка­ция, пре­вра­щен­ная во вза­и­мо­дей­ствие по схе­ме «субъ­ект – сред­ство – субъ­ект», не толь­ко уве­ли­чи­ва­ет раз­рыв меж­ду парт­не­ра­ми, но и вно­сит в про­цесс постро­е­ния отно­ше­ний эле­мент гей­ми­фи­ка­ции.

Это зна­чит, что обще­ние может не толь­ко увлечь, но и наску­чить, как игра, от кото­рой мож­но отка­зать­ся и перей­ти к дру­гой – новой, дина­мич­ной и незна­ко­мой. По утвер­жде­нию З. Бау­ма­на, насту­па­ет эпо­ха «теку­чей люб­ви» на фоне всей «теку­че­сти» совре­мен­но­сти, в кото­рой «искус­ство люб­ви» заме­не­но ком­мо­ди­фи­ци­ро­ван­ной ими­та­ци­ей [17].

Чело­век в этих усло­ви­ях дол­жен посто­ян­но созда­вать вре­мен­ные свя­зи, кото­рые будут, с одной сто­ро­ны, доста­точ­но сво­бод­ны, что­бы не стес­нять его в дей­стви­ях, а с дру­гой – доста­точ­но плот­ны, что­бы дать ему чув­ство без­опас­но­сти [18].

В усло­ви­ях «теку­чей совре­мен­но­сти» чело­век посто­ян­но дей­ству­ет, в том чис­ле и в сфе­ре отно­ше­ний, зна­ко­мясь с новы­ми людь­ми, нахо­дя новых парт­не­ров. При этом каче­ство отно­ше­ний окон­ча­тель­но заме­ня­ет­ся их коли­че­ством.

Ана­ли­зи­руя тру­ды З. Бау­ма­на, Дж. Бар­ра­кет и М.С. Ген­ри-Варинг [17] отме­ча­ли доста­точ­но кри­тич­ное отно­ше­ние авто­ра к фено­ме­ну онлайн-зна­комств, кото­рые, по его мне­нию, соот­вет­ству­ют усло­ви­ям раци­о­наль­но­го выбо­ра насту­пив­шей эпо­хи.

Зна­ком­ства, про­ис­хо­дя­щие в гло­баль­ной сети Интер­нет, в пол­ной мере согла­су­ют­ся с кон­цеп­ци­ей теку­чей люб­ви З. Бау­ма­на, кото­рая пред­став­ля­ет собой сре­ду, подоб­ную ком­мер­че­ской, где отно­ше­ния фор­ми­ру­ют­ся как инди­ви­ду­а­ли­сти­че­ская дея­тель­ность, осно­ван­ная на раци­о­наль­ном выбо­ре [17].

Схо­жие мыс­ли выра­жа­ет социо­лог Э. Гид­денс, кото­рый пред­ло­жил поня­тие «кон­флю­ент­ная любовь», харак­те­ри­зу­ю­ще­е­ся тре­мя основ­ны­ми аспек­та­ми: «Пер­вое, сек­су­аль­ность ста­но­вит­ся непре­мен­ным и основ­ным ком­по­нен­том любов­ных отно­ше­ний. Вто­рое, цен­ным в люб­ви ока­зы­ва­ет­ся не объ­ект люб­ви, кото­рый не вос­при­ни­ма­ет­ся более в каче­стве непо­вто­ри­мо­го, един­ствен­но­го и в иде­а­ле обре­тен­но­го навсе­гда, а сами отно­ше­ния как факт осу­ществ­ля­ю­щей­ся жиз­ни. Тре­тье, это – теку­чая, пре­хо­дя­щая любовь» [1, с. 209].

В отли­чие от роман­ти­че­ской люб­ви, «кон­флю­ент­ная» не содер­жит в себе иде­а­ла и сопут­ству­ю­ще­го ему ком­плек­са моти­вов, уста­но­вок, ожи­да­ний, жестов, эти­че­ских и рече­вых уста­но­вок. «Кон­флю­ент­ная любовь» как кон­цепт вклю­ча­ет лишь нра­вы [1], кото­рые рас­про­стра­ня­ют­ся на все эта­пы постро­е­ния отно­ше­ний.

Для луч­ше­го пони­ма­ния про­ис­хо­дя­щих изме­не­ний В.Ф. Шапо­ва­лов, гово­ря о замене воз­вы­шен­но­го пони­ма­ния люб­ви одно­мо­мент­ны­ми свя­зя­ми, пред­ла­га­ет исполь­зо­вать тер­мин «жид­кая любовь», кото­рая рас­про­стра­не­на сре­ди «жид­ких людей» в «жид­ком обще­стве», и состав­ля­ет их «жид­кую жизнь» [15, с. 48].

Инте­рес­ным в этой ситу­а­ции явля­ет­ся сме­ще­ние фоку­са «обла­да­ния» с чело­ве­ка – объ­ек­та люб­ви – на саму любовь как объ­ект.

Так, В.Ф. Шапо­ва­лов, под­дер­жи­вая пози­цию Э. Фром­ма, пишет о том, что любовь – это абстрак­ция, а любить – это фор­ма про­дук­тив­ной дея­тель­но­сти, в кото­рой при­сут­ству­ет дея­тель­ност­ный акт, то есть про­яв­ле­ние сози­да­тель­ных чувств в самом чело­ве­ке [11; 12].

В отры­ве от внут­рен­них чувств истин­ная (пло­до­твор­ная) любовь пре­вра­ща­ет­ся в про­ек­цию на сим­во­ли­че­ское про­яв­ле­ние. То есть, как отме­ча­ет В.Ф. Шапо­ва­лов, все чаще воз­ни­ка­ет явле­ние «обла­да­ния», соб­ствен­ни­че­ства в отно­ше­нии парт­не­ра – объ­ек­та люб­ви [16].

Непло­до­твор­ная любовь, осно­ван­ная на жела­ни­ях «поко­рить» и «запо­лу­чить в соб­ствен­ность» парт­не­ра, по сути, явля­ет­ся сти­му­ля­ци­ей инте­ре­са Дру­го­го, а не про­яв­ле­ни­ем соб­ствен­но­го инте­ре­са к нему. То есть вме­сто само­об­нов­ле­ния и само­обо­га­ще­ния в отно­ше­ни­ях и обще­нии про­яв­ля­ют­ся эго­цен­тризм и кон­троль.

В то же вре­мя у Э. Гид­ден­са имен­но любовь как отно­ше­ние име­ет мак­си­маль­ную цен­ность, по сути, имен­но любовь с ее абстрак­ци­ей ста­но­вит­ся объ­ек­том. В усло­ви­ях когни­ти­ви­за­ции эко­но­ми­ки и роста зна­че­ния пост­ма­те­ри­аль­ных цен­но­стей любовь ста­но­вит­ся одной из них. Любовь и брак уже не пред­став­ля­ют собой товар, как это было в усло­ви­ях раз­ви­ва­ю­ще­го­ся капи­та­лиз­ма, а отно­ше­ния уже не так напо­ми­на­ют рынок, как это было в эпо­ху Ново­го вре­ме­ни [7].

Соглас­но Р. Ингл­хар­ту, про­ис­хо­дит отход от жест­ких норм, кото­рые име­ли функ­ци­о­наль­ную необ­хо­ди­мость в аграр­ном обще­стве. Боль­шее зна­че­ние начи­на­ют при­об­ре­тать нор­мы, ори­ен­ти­ро­ван­ные не на обес­пе­че­ние выжи­ва­ния, а на стрем­ле­ние к дости­же­нию инди­ви­ду­аль­но­го бла­го­по­лу­чия [5].

В обще­стве «теку­чей совре­мен­но­сти» З. Бау­ма­на чело­век стре­мит­ся создать баланс меж­ду сво­бо­дой (сча­стьем) и без­опас­но­стью [2], и теперь он готов идти на соиз­ме­ри­мый риск, что­бы достичь лич­но­го сча­стья. Так, воз­ни­ка­ют прак­ти­ки «Вече­ров быст­рых зна­комств» [3], напол­нен­ные раци­о­наль­но­стью созна­тель­но­го рис­ка, в ходе кото­рых участ­ни­ки согла­ша­ют­ся на встре­чу с неиз­вест­ны­ми в обмен на шанс встре­тить под­хо­дя­ще­го парт­не­ра.

Одна­ко, если быст­рые сви­да­ния пред­по­ла­га­ют меж­лич­ност­ную ком­му­ни­ка­цию лицом к лицу и вклю­ча­ют в себя воз­мож­но­сти полу­че­ния неодоб­ре­ния от собе­сед­ни­ка в момент обще­ния, есть более «без­опас­ные» спо­со­бы зна­комств, в кото­рых при­нять зна­ки сим­па­тии со сто­ро­ны парт­не­ра лег­ко, а шанс полу­чить пря­мой отказ стре­мит­ся к нулю.

Речь идет о зна­ком­ствах в сети Интер­нет и в дей­тин­го­вых сер­ви­сах, пред­ла­га­ю­щих «най­ти свою любовь». И пер­вое, с чего начи­на­ет­ся путь и постро­е­ние люб­ви, – зна­ком­ство, а если быть точ­ны­ми, с пер­цеп­ции обра­за пред­по­ла­га­е­мо­го парт­не­ра.

Знакомство, опосредованное техникой

Если рас­смат­ри­вать про­шлые эпо­хи, про­цесс постро­е­ния отно­ше­ний был доста­точ­но слож­ным, с уча­сти­ем боль­шо­го коли­че­ства людей – посред­ни­ков (род­ствен­ни­ки, дру­зья) – от само­го зна­ком­ства и до заклю­че­ния бра­ка. В этом слу­чае лич­ная сво­бо­да выбо­ра чело­ве­ка была зна­чи­тель­но огра­ни­че­на или отсут­ство­ва­ла вовсе.

В усло­ви­ях инди­ви­ду­а­ли­за­ции обще­ства, эман­си­па­ции и сек­су­аль­ной рево­лю­ции, повы­ше­ния лич­ной чело­ве­че­ской сво­бо­ды сни­жа­ет­ся роль дру­гих людей в этом про­цес­се. При этом чело­век сам вклю­ча­ет в дан­ную ком­му­ни­ка­цию посред­ни­ка в виде тех­ни­че­ских средств.

При­чи­ны это­го могут заклю­чать­ся в самых раз­лич­ных фак­то­рах: отсут­ствие сво­бод­но­го вре­ме­ни, навы­ков зна­ком­ства и близ­ко­го обще­ния, а так­же повы­шен­ная вовле­чен­ность в Интер­нет-ком­му­ни­ка­цию. При этом чело­век полу­ча­ет широ­кие воз­мож­но­сти само­пре­зен­та­ции, так как вир­ту­аль­ное про­стран­ство поз­во­ля­ет создать любой образ и исполь­зо­вать любую стра­те­гию при зна­ком­стве [14, 26].

Пер­во­на­чаль­но сай­ты зна­комств пред­став­ля­ли доста­точ­но боль­шие базы анкет с несколь­ки­ми вари­ан­та­ми филь­тра­ции, где поль­зо­ва­тель дол­жен был сам искать и под­би­рать инте­рес­ных ему людей для даль­ней­ше­го зна­ком­ства.

Со вре­ме­нем про­изо­шла рево­лю­ция дей­тин­го­вых сер­ви­сов, на что ока­за­ло зна­чи­тель­ное вли­я­ние раз­ви­тие циф­ро­вых тех­но­ло­гий, в част­но­сти, ней­ро­се­тей и машин­но­го обу­че­ния. Имен­но они сде­ла­ли этот про­цесс более про­стым и зна­чи­тель­но уско­ри­ли подоб­ный поиск, авто­ма­ти­че­ски при­ме­няя опре­де­лен­ные пара­мет­ры к базе анкет и пред­ла­гая поль­зо­ва­те­лю наи­бо­лее «под­хо­дя­щие вари­ан­ты».

Кон­такт меж­ду поль­зо­ва­те­ля­ми в совре­мен­ных при­ло­же­ни­ях (напри­мер, Tinder) про­ис­хо­дит толь­ко в слу­ча­ях вза­им­но­го инте­ре­са, то есть сни­жа­ет­ся чис­ло неудач­ных зна­комств или неже­ла­тель­но­го обще­ния.

Фак­ти­че­ски здесь про­яв­ля­ют­ся прин­ци­пы, о кото­рых писал Дж. Рит­цер в «Мак­до­наль­ди­за­ции обще­ства» [25]:

  • эффек­тив­ность (сни­же­ние рис­ков, повы­ше­ние ско­ро­сти зна­ком­ства);
  • пред­ска­зу­е­мость (ори­ен­та­ция на пред­по­чте­ния поль­зо­ва­те­ля и пред­ло­же­ние вари­ан­тов исхо­дя из них);
  • каль­ку­ли­ру­е­мость (уве­ли­че­ние коли­че­ства зна­комств);
  • кон­троль (осу­ществ­ле­ние все­го про­цес­са при помо­щи алго­рит­мов, авто­ма­ти­за­ция про­цес­са под­бо­ра воз­мож­ных парт­не­ров, исклю­че­ние чело­ве­че­ско­го фак­то­ра).

Одна­ко в этих усло­ви­ях чело­век вновь стал­ки­ва­ет­ся с огра­ни­че­ни­ем сво­бо­ды выбо­ра: если ранее эту сво­бо­ду огра­ни­чи­ва­ли род­ные, под­би­рая воз­мож­ных кан­ди­да­тов исхо­дя из соци­аль­ных норм и сво­их взгля­дов, то теперь это осу­ществ­ля­ет авто­ма­ти­зи­ро­ван­ная систе­ма.

Кро­ме того, циф­ро­вые тех­но­ло­гии дела­ют флирт раз­но­вид­но­стью раз­вле­че­ния и игры, а досу­го­вый харак­тер интим­ных и парт­нер­ских отно­ше­ний озна­ча­ет, что они могут быть с лег­ко­стью заме­не­ны новы­ми [18].

Так, созда­те­ли попу­ляр­но­го при­ло­же­ния для зна­комств Tinder под­черк­ну­ли игро­вую направ­лен­ность алго­рит­ма уста­нов­ле­ния кон­так­тов, что­бы изба­вить поль­зо­ва­те­ля от стрес­са, сопро­вож­да­ю­ще­го новые отно­ше­ния [13].

Пер­во­на­чаль­ная реги­стра­ция через соци­аль­ную сеть Facebook дава­ла при­ло­же­нию Tinder воз­мож­ность полу­чить инфор­ма­цию об инте­ре­сах поль­зо­ва­те­ля, тех сооб­ще­ствах, в кото­рых он состо­ит, и о том, с кем у него уже есть дру­же­ские свя­зи. При этом веро­ят­ные парт­не­ры часто пред­ла­га­лись на осно­ве вза­им­ных сов­па­де­ний.

Фак­ти­че­ски вме­сто инте­ре­са к парт­не­ру, его лич­но­сти и опы­ту поль­зо­ва­те­лю пред­ла­гал­ся общий инте­рес, кото­рый, с одной сто­ро­ны, упро­щал пер­вые шаги зна­ком­ства, а с дру­гой – лишал чело­ве­ка субъ­ект­ной актив­но­сти в отно­ше­нии позна­ния дру­го­го.

Вме­сте с этим толь­ко общие инте­ре­сы не явля­ют­ся надеж­ной осно­вой для дол­го­вре­мен­ных отно­ше­ний и куда более зна­чи­мую роль игра­ют ожи­да­ния и при­тя­за­ния парт­не­ров, а так­же их соче­та­ние.

При этом, как отме­ча­ет Джес­си Тафт из Cornell Tech, поль­зо­ва­те­ли дей­тин­го­вых сер­ви­сов не все­гда и не в пол­ной мере зна­ют, чего хотят, а их интим­ные пред­по­чте­ния очень дина­мич­ны и вли­я­ют на все типы харак­те­ри­стик при выбо­ре парт­не­ра. Имен­но поэто­му поль­зо­ва­те­лю могут пред­ла­гать­ся раз­лич­ные парт­не­ры, кото­рые могут помочь отсле­дить «успеш­ные сов­па­де­ния», при­чем не толь­ко само­го поль­зо­ва­те­ля, но и дру­гих. Так, повто­ря­ет­ся одно и то же реше­ние для раз­ных поль­зо­ва­те­лей, име­ю­щих схо­жие харак­те­ри­сти­ки [20].

Таким обра­зом, если поль­зо­ва­те­ли не заин­те­ре­со­ва­лись пред­ста­ви­те­ля­ми какой-то соци­аль­ной или демо­гра­фи­че­ской груп­пы, то дан­ная тра­ек­то­рия будет сохра­не­на и экс­тра­по­ли­ро­ва­на на дру­гих.

Подоб­ные иссле­до­ва­ния демон­стри­ру­ют дис­ба­ланс сре­ди пред­по­чте­ний поль­зо­ва­те­лей дей­тин­го­вых при­ло­же­ний: так, наи­мень­шее чис­ло сооб­ще­ний полу­ча­ют афро­аме­ри­кан­ки, муж­чи­ны-ази­а­ты и т. д. [24].

В резуль­та­те они будут в мень­шей сте­пе­ни демон­стри­ро­вать­ся дру­гим поль­зо­ва­те­лям. Это при­во­дит к тому, что отдель­ные неболь­шие груп­пы ста­но­вят­ся дис­кри­ми­ни­ру­е­мы­ми на дан­ной плат­фор­ме и полу­ча­ют мень­ший доступ к ресур­сам, мень­ший шанс на успеш­ный поиск.

При этом, по утвер­жде­нию самих раз­ра­бот­чи­ков, на плат­фор­ме суще­ству­ет скры­тый рей­тинг поль­зо­ва­те­лей под назва­ни­ем «Эло», оце­ни­ва­ю­щий их «желан­ность» со сто­ро­ны дру­гих. При этом «уро­вень желан­но­сти» рас­счи­ты­ва­ет­ся не на осно­ва­нии внеш­ней при­вле­ка­тель­но­сти, а на инте­ре­се к про­фи­лю со сто­ро­ны дру­гих поль­зо­ва­те­лей (часто­та выбо­ров с их сто­ро­ны, вре­мя, про­во­ди­мое ими в про­фи­ле поль­зо­ва­те­ля).

Дан­ный меха­низм мож­но срав­нить с под­бо­ром про­тив­ни­ков одно­го уров­ня для схва­ток друг с дру­гом в ком­пью­тер­ных онлайн-играх, так как толь­ко в этом слу­чае игра будет инте­рес­на. При этом в силу инди­ви­ду­аль­ных пред­по­чте­ний каж­до­го поль­зо­ва­те­ля алго­ритм наце­лен не толь­ко на рас­чет усред­нен­но­го рей­тин­га, но и на сопо­став­ле­ние жела­ний одно­го поль­зо­ва­те­ля с каче­ства­ми дру­го­го [19].

Еще одна осо­бен­ность подоб­ных при­ло­же­ний заклю­ча­ет­ся в поис­ке потен­ци­аль­ных парт­не­ров побли­зо­сти. Таким обра­зом про­ис­хо­дит и огра­ни­че­ние воз­мож­ных зна­комств путем огра­ни­че­ния ради­у­са поис­ка, что дела­ет воз­мож­ность встре­чи более реаль­ной, но сокра­ща­ет коли­че­ство воз­мож­ных вари­ан­тов.

Эта модель реа­ли­зо­ва­на во фран­цуз­ском при­ло­же­нии «happn», в еще боль­шей сте­пе­ни ори­ен­ти­ро­ван­ном на гео­ло­ка­цию. При встре­че дру­го­го поль­зо­ва­те­ля это­го при­ло­же­ния появ­ля­ет­ся уве­дом­ле­ние с его про­фи­лем, что, как ука­за­но в реклам­ном сло­гане, поз­во­ля­ет «най­ти тех, кто повстре­чал­ся тебе на пути» [21]. Поль­зо­ва­тель име­ет воз­мож­ность отме­тить тех, кто ему понра­вил­ся, и, в слу­чае вза­им­но­го инте­ре­са, начать обще­ние.

Сто­ит отме­тить еще одну важ­ную осо­бен­ность, харак­те­ри­зу­ю­щую дей­тин­го­вые сер­ви­сы, – воз­мож­ность начать обще­ние при усло­вии вза­им­ных инте­ре­са и сим­па­тии, кото­рые опи­ра­ют­ся в основ­ном на поня­тие о физи­че­ской при­вле­ка­тель­но­сти.

Подоб­ные пред­став­ле­ния могут быть сте­рео­тип­ны и куль­тур­но обу­слов­ле­ны, что так­же пред­по­ла­га­ет воз­мож­ное воз­ник­но­ве­ние дис­кри­ми­на­ции отдель­ных лиц, не под­па­да­ю­щих под пони­ма­ние стан­дарт­ной кра­со­ты [8].

Нуж­но так­же учи­ты­вать и то, что стрем­ле­ние пока­зать себя как физи­че­ски при­вле­ка­тель­но­го чело­ве­ка при­во­дит к появ­ле­нию сте­рео­тип­ных спо­со­бов само­пре­зен­та­ции, при­чем они могут иметь и ген­дер­ную спе­ци­фи­ку. Это каса­ет­ся так­же осо­бен­но­стей пове­де­ния муж­чин и жен­щин при зна­ком­ствах: в целом пер­вым при­хо­дит­ся выби­рать актив­ную модель пове­де­ния, а вто­рым – пас­сив­ную.

В свя­зи с этим жен­щи­ны полу­ча­ют боль­ше пред­ло­же­ний от муж­чин и могут выби­рать под­хо­дя­щие для них вари­ан­ты, а муж­чи­нам оста­ет­ся выби­рать из тех, кто согла­сил­ся на обще­ние с ними [9].

С дру­гой сто­ро­ны, если инте­рес муж­чин в дан­ном слу­чае направ­лен на физи­че­ский облик и его харак­те­ри­сти­ки, то ответ­ный инте­рес жен­щин свя­зан с лич­ност­ны­ми харак­те­ри­сти­ка­ми и оцен­кой парт­не­ра в целом.

Сум­ми­руя все ска­зан­ное нами ранее, мож­но пред­по­ло­жить, что любовь утра­чи­ва­ет про­из­вод­ствен­ный смысл, одна­ко не теря­ет в пол­ной мере свои эко­но­ми­че­скую и раци­о­наль­ную осно­вы. Она, как и преж­де, удо­вле­тво­ря­ет запро­сы лич­но­сти, а сам под­бор парт­не­ра про­ис­хо­дит на осно­ва­нии опре­де­лен­ных харак­те­ри­стик.

При­ме­ром такой моде­ли явля­ет­ся под­ход к рас­смот­ре­нию люб­ви с пози­ции эко­но­ми­че­ской социо­ло­гии, в осно­ву кото­ро­го ложат­ся тео­рия обме­на и модель эго­и­сти­че­ско­го выбо­ра. Имен­но такие прин­ци­пы ста­но­вят­ся осно­вой при созда­нии рей­тин­га поль­зо­ва­те­лей дей­тин­го­во­го сер­ви­са.

Таким обра­зом, зна­ком­ство меж­ду поль­зо­ва­те­ля­ми мак­си­маль­но раци­о­на­ли­зи­ру­ет­ся, а тео­рия раци­о­наль­но­го выбо­ра абсо­лю­ти­зи­ру­ет­ся.

Построение отношений с использованием социальных медиа

Кро­ме зна­ком­ства посред­ством спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ных дей­тин­го­вых сер­ви­сов и при­ло­же­ний, чело­век не пере­ста­ет зна­ко­мить­ся слу­чай­но на ули­це или в ком­па­нии, одна­ко инфор­ма­ци­он­ные тех­но­ло­гии про­яв­ля­ют­ся и здесь: зна­ком­ство про­дол­жа­ет­ся в вир­ту­аль­ном про­стран­стве путем «добав­ле­ния в дру­зья» в соци­аль­ных сетях или обме­ном кон­так­та­ми в раз­лич­ных мес­сен­дже­рах.

Иссле­до­ва­те­ли в обла­сти кибер­пси­хо­ло­гии отме­ча­ют уни­каль­ность вир­ту­аль­ных соци­аль­ных сетей при постро­е­нии роман­ти­че­ских отно­ше­ний.

Так, в ходе иссле­до­ва­ния поль­зо­ва­те­лей Facebook были выяв­ле­ны три стра­те­гии пове­де­ния: пас­сив­ное (чте­ние инфор­ма­ции в лич­ном про­фи­ле парт­не­ра), актив­ное (зна­ком­ство через тре­тью сто­ро­ну), интер­ак­тив­ное (ком­мен­ти­ро­ва­ние дей­ствий парт­не­ра в соци­аль­ной сети) [22]. При этом могут быть выде­ле­ны раз­лич­ные сце­на­рии в зави­си­мо­сти от при­ме­не­ния тех или иных стра­те­гий на опре­де­лен­ных эта­пах отно­ше­ний.

Про­стран­ство вир­ту­аль­ных соци­аль­ных сетей высту­па­ет инте­граль­ной сре­дой для вза­и­мо­дей­ствия внут­ри и вокруг меж­лич­ност­ных отно­ше­ний.

Так, мил­ли­о­ны поль­зо­ва­те­лей по все­му миру прак­ти­че­ски посто­ян­но исполь­зу­ют соци­аль­ные сети.

Уни­каль­ность дан­но­го типа ресур­сов заклю­ча­ет­ся в боль­шей откры­то­сти поль­зо­ва­те­лей, раз­ме­ще­нии ими раз­лич­но­го кон­тен­та, ука­за­ния сво­их пер­со­наль­ных дан­ных, инте­ре­сов и пред­по­чте­ний, что при­во­дит к рас­про­стра­не­нию прак­ти­ки онлайн-поис­ка инфор­ма­ции в соци­аль­ных сетях.

Бла­го­да­ря посто­ян­но­му пото­ку сооб­ще­ний, меди­а­кон­тен­та и уста­нов­ле­нию новых свя­зей сни­жа­ет­ся неопре­де­лен­ность отно­си­тель­но насто­я­щих и веро­ят­ных парт­не­ров.

Поль­зо­ва­тель полу­ча­ет воз­мож­ность для созда­ния норм и ожи­да­ний в отно­ше­ни­ях на осно­ве наблю­де­ний, соци­аль­но­го опы­та и сто­рон­них источ­ни­ков (лите­ра­ту­ра, кине­ма­то­граф, СМИ). Эти нор­мы при­во­дят к фор­ми­ро­ва­нию после­ду­ю­ще­го пове­де­ния [22].

При этом соци­аль­ные сети, в отли­чие от дей­тин­го­вых сер­ви­сов, име­ют ряд пре­иму­ществ, поз­во­ля­ю­щих не толь­ко искать парт­не­ра, но и под­дер­жи­вать дли­тель­ное обще­ние в нача­ле зна­ком­ства посред­ством исполь­зу­е­мо­го в этих ресур­сах кон­тен­та.

Так, нали­чие общих инте­ре­сов и увле­че­ний мож­но лег­ко заме­тить при про­смот­ре лич­ной стра­ни­цы парт­не­ра (напри­мер, уча­стие в одних и тех же сооб­ще­ствах, груп­пах, нали­чие музы­каль­ных сов­па­де­ний и т. д.).

Пер­во­на­чаль­ный инте­рес в дан­ном слу­чае под­дер­жи­ва­ет­ся за счет ярко выра­жен­ной общ­но­сти и тем для обще­ния, кото­рые име­ют смыс­ло­вую нагруз­ку, рас­счи­тан­ную на близ­кое зна­ком­ство с лич­но­стью (в про­ти­во­вес дей­тин­го­вым сер­ви­сам, в кото­рых общие инте­ре­сы про­сле­жи­ва­ют­ся толь­ко номи­наль­но).

При этом сама лич­ная стра­ни­ца пре­вра­ща­ет­ся в зону обме­на, кото­рая под­пи­ты­ва­ет­ся как обо­юд­ным, так и субъ­ек­тив­ным инте­ре­сом.

Стрем­ле­ние бли­же узнать парт­не­ра пре­вра­ща­ет­ся в жела­ние озна­ко­мить­ся с его пред­по­чте­ни­я­ми, музы­каль­ны­ми вку­са­ми, исто­ри­ей про­смот­ров или запи­сей.

С одной сто­ро­ны, это помо­га­ет рас­ши­рить пред­став­ле­ние о лич­но­сти, одна­ко подоб­ную инфор­ма­цию мож­но счи­тать лишь пер­во­на­чаль­ной и не все­гда реле­вант­ной. При­чи­ны это­го мож­но искать в тен­ден­ци­ях созда­ния сво­е­го «Вир­ту­аль­но­го Я», когда пре­зен­та­ция себя в сети Интер­нет осно­ва­на на стрем­ле­нии пока­зать свое Иде­аль­ное Я или каче­ства, кото­рые и вовсе не при­су­щи лич­но­сти.

Огром­ное зна­че­ние игра­ет и визу­аль­ная куль­ту­ра, а так­же иде­а­лы и сте­рео­ти­пы пре­зен­та­ции и само­вы­ра­же­ния в вир­ту­аль­ной сре­де.

Таким обра­зом, при ком­му­ни­ка­ции и зна­ком­стве в сети Интер­нет часто встре­ча­ют­ся «Иде­аль­ное Я» и «Иде­аль­ное Я Дру­го­го», в то вре­мя как о реаль­ной лич­но­сти гово­рить не при­хо­дит­ся.

Подоб­ное зна­ком­ство может при­ве­сти к кра­ху ожи­да­ний и разо­ча­ро­ва­нию в выбран­ном парт­не­ре, посколь­ку узна­ва­ние лич­но­сти про­ис­хо­дит уже после дли­тель­но­го обще­ния и вос­при­я­тия вир­ту­аль­но­го обра­за.

Соче­та­ние окон­ча­ния пери­о­да влюб­лен­но­сти и раз­ру­ше­ние постро­ен­но­го обра­за при­во­дят к быст­ро­му раз­ры­ву отно­ше­ний без жела­ния под­дер­жать ком­му­ни­ка­цию и узнать парт­не­ра зано­во. А даль­ней­шее стрем­ле­ние най­ти более под­хо­дя­ще­го парт­не­ра при­во­дит лич­ность все на те же вир­ту­аль­ные пло­щад­ки, кото­рые помо­га­ют «выбрать» наи­бо­лее удач­ный вари­ант.

Заключение

Как отме­ча­ет В.Н. Вол­ков, в эпо­ху пост­мо­дер­на любовь и брак все мень­ше опре­де­ля­ют­ся реаль­ны­ми потреб­но­стя­ми и все в боль­шей сте­пе­ни ста­но­вят­ся про­из­вод­ны­ми от обра­зов сек­су­аль­но­сти и семьи, кото­рые кон­стру­и­ру­ют сами инди­ви­ды, что санк­ци­о­ни­ру­ет любые ори­ен­та­ции сек­су­аль­но­го пове­де­ния и сек­су­аль­ные прак­ти­ки [4].

В этих усло­ви­ях отхо­дит на вто­рой план эко­но­мизм, а раци­о­наль­ность наце­ле­на на удо­вле­тво­ре­ние нема­те­ри­аль­ной потреб­но­сти в люб­ви или сек­се, что вовсе не озна­ча­ет под­бор парт­не­ра на всю жизнь.

В усло­ви­ях, когда смысл люб­ви и парт­нер­ских отно­ше­ний меня­ет­ся, пре­об­ра­зо­вы­ва­ет­ся и прин­цип их раци­о­на­ли­за­ции, тех­но­ло­гии выпол­ня­ют запрос чело­ве­ка на удо­вле­тво­ре­ние его лич­ных потреб­но­стей, при этом ори­ен­ти­ру­ясь на дру­гие прин­ци­пы, неже­ли это дела­ли посред­ни­ки в более ран­ние эпо­хи.

Парт­нер вос­при­ни­ма­ет­ся не с пози­ции про­дол­же­ния рода, а исхо­дя из сек­су­аль­ных и лич­ност­ных пред­по­чте­ний, при этом тех­ни­ка не выка­зы­ва­ет осуж­де­ния и дает сво­бо­ду пред­по­чте­ний. Таким обра­зом, про­ис­хо­дит изме­не­ние моти­вов и прак­тик зна­ком­ства.

Тех­но­ло­ги­за­ция в этой сфе­ре не может быть оце­не­на одно­знач­но. Про­ник­но­ве­ние тех­но­ло­гий в интим­ную сфе­ру при­во­дит к упро­ще­нию поис­ка и нача­ла ком­му­ни­ка­ции, помо­га­ет чело­ве­ку удо­вле­тво­рить свои запро­сы.

Соци­аль­ные сети и спе­ци­аль­ные сер­ви­сы оттес­ни­ли на зад­ний план при­выч­ные спо­со­бы и пло­щад­ки, где завя­зы­ва­лись зна­ком­ства. Подоб­ная тен­ден­ция свя­за­на с оче­вид­ной лег­ко­стью уста­нов­ле­ния таких кон­так­тов.

Кро­ме того, они име­ют раз­лич­ные функ­ции филь­тра­ции, поз­во­ля­ю­щие рас­ши­рить поис­ко­вое поле, поль­зо­ва­те­ли полу­ча­ют воз­мож­ность позна­ко­мить­ся с пред­ста­ви­те­ля­ми тех соци­аль­ных сег­мен­тов, с кото­ры­ми не сопри­ка­са­ют­ся в повсе­днев­ной жиз­ни.

Вир­ту­аль­ное обще­ние и мони­то­ринг пер­со­наль­ных стран поз­во­ля­ют более тща­тель­но изу­чить чело­ве­ка, преж­де чем встре­тить­ся с ним лицом к лицу.

При этом отно­ше­ния могут быть лег­ко пре­кра­ще­ны при помо­щи уда­ле­ния лич­но­го про­фи­ля или бло­ки­ров­ки дру­го­го. Одна­ко опре­де­лен­ные дей­ствия алго­рит­мов могут при­во­дить к дис­кри­ми­на­ции ряда поль­зо­ва­те­лей, кото­рые под­па­да­ют под опре­де­лен­ные кри­те­рии.

Еще в кон­це 1950-х гг. вычис­ли­тель­ные маши­ны дела­ли ана­лиз сов­ме­сти­мо­сти меж­ду людь­ми на осно­ва­нии общ­но­сти их инте­ре­сов.

С раз­ви­ти­ем и рас­про­стра­не­ни­ем гло­баль­ной сети Интер­нет воз­ни­ка­ет боль­шое чис­ло раз­лич­ных сай­тов зна­комств. Tinder стал куль­тур­ным фено­ме­ном для совре­мен­но­го моло­до­го поко­ле­ния. Он поз­во­ля­ет най­ти людей для зна­ком­ства за пре­де­ла­ми соци­аль­но­го окру­же­ния [23].

Дру­гая важ­ная состав­ля­ю­щая уже сло­жив­ших­ся отно­ше­ний – ком­му­ни­ка­ция. Любов­ные отно­ше­ния для мно­гих «циф­ро­вых або­ри­ге­нов» – это уже не толь­ко удо­вле­тво­ре­ние лич­ных потреб­но­стей, но и при­знак опре­де­лен­но­го соци­аль­но­го ста­ту­са, мар­кер успеш­но­сти, что при­во­дит к актив­ной демон­стра­ции
«лич­ной жиз­ни» в вир­ту­аль­ном про­стран­стве – сов­мест­ные фото­гра­фии, пуб­лич­ные сооб­ще­ния и т. д.

Таким обра­зом, исполь­зо­ва­ние совре­мен­ных тех­но­ло­гий, предо­став­ля­ю­щих воз­мож­ность посто­ян­ной ком­му­ни­ка­ции меж­ду парт­не­ра­ми, при­во­дит к транс­фор­ма­ции суще­ство­вав­ших преж­де отно­ше­ний.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Апре­сян, Р. Г. Иде­ал роман­ти­че­ской люб­ви в «постро­ман­ти­че­скую эпо­ху» / Р. Г. Апре­сян // Эти­че­ская мысль. Вып. 4. – М.: ИФ РАН, 2003. –С. 201–218.
  2. Бау­ман, З. Инди­ви­ду­а­ли­зи­ро­ван­ное обще­ство / З. Бау­ман; пер. с англ., под ред. В. Л. Ино­зем­це­ва. – М. : Логос, 2005. – 390 с.
  3. Белин­ская, Д. В. Спид дей­тинг как фор­ма добрач­ных отно­ше­ний / Д. В. Белин­ская // Соци­аль­но-эко­но­ми­че­ские явле­ния и про­цес­сы. – 2015. – Т. 10. – № 4. – С. 102–105.
  4. Вол­ков, В. Н. Семья, эро­ти­ка, секс и любовь в эпо­ху пост­мо­дер­на / В. Н. Вол­ков // Кон­текст и рефлек­сия: фило­со­фия о мире и чело­ве­ке. – 2014. – № 3. – С.35–57.
  5. Ингл­харт, Р. Пост­мо­дерн: меня­ю­щи­е­ся цен­но­сти и изме­ня­ю­щи­е­ся обще­ства / Р. Ингл­харт // Полис. – 1997. – № 4. – С. 6–32.
  6. Кон, И. С. Дружба/ И. С. Кон. – 4-е изд., доп. – СПб. : Питер, 2005. – 330 с.
  7. Коче­ров, С. Н. Исто­рия люб­ви. Любовь в Новое вре­мя / С. Н. Коче­ров // Credo New. – 2016. – № 4 (88).
  8. Мелеш­ни­ков, А. А. Роль интер­пре­та­ции и оцен­ки физи­че­ско­го обли­ка при обще­нии на сай­тах зна­комств / А. А. Мелеш­ни­ков // Вест­ник Костром­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та. Серия: Педа­го­ги­ка. Пси­хо­ло­гия. Соци­о­ки­не­ти­ка. – 2009. – № 4. – С. 166–179.
  9. Оста­пен­ко, И. А. Ген­дер­ная иден­тич­ность и само­пре­зен­та­ция в Интер­нет-ком­му­ни­ка­ции (Соци­аль­но-фило­соф­ский ана­лиз) : дис. … канд. филос. наук / Оста­пен­ко Ири­на Алек­се­ев­на. – Ростов н/Д, 2004. – 196 с.
  10. Пяти­ле­то­ва, Л. В. Ком­му­ни­ка­тив­ные аспек­ты фено­ме­на люб­ви: любовь как диа­лог / Л. В. Пяти­ле­то­ва, Ю. Н. Горя­е­ва // Ф Н-НАУКА. – 2012. – № 12 (15). – С. 44–46.
  11. Фромм, Э. Иметь или быть? / Э. Фромм. – М. : Neoclassic, 2015. – 302 с.
  12. Фромм, Э. Искус­ство любить / Э. Фромм. – М. : АСТ : Neoclassic, 2017. – 256 с.
  13. Хоббс, М. Теку­чая любовь? Мобиль­ные при­ло­же­ния для зна­комств, секс, отно­ше­ния и циф­ро­вая транс­фор­ма­ция сфе­ры интим­но­го / М. Хоббс, С. Оуэн, Л. Гер­бер // Соци­аль­ные и гума­ни­тар­ные нау­ки. Оте­че­ствен­ная и зару­беж­ная лите­ра­ту­ра. Серия 11: Социо­ло­гия. Рефе­ра­тив­ный жур­нал. – 2017. – № 4. – С. 47–53.
  14. Чистя­ко­ва, Г. В. Ком­му­ни­ка­тив­ные стра­те­гии и так­ти­ки в само­пре­зен­та­ци­ях (на мате­ри­а­ле рус­ско- англо­языч­ных сай­тов зна­комств) / Г. В. Чистя­ко­ва, Е. П. Бон­да­ре­ва // Фило­ло­ги­че­ские нау­ки. Вопро­сы тео­рии и прак­ти­ки. – 2014. – № 11 (41), ч. 2. – С. 203–207.
  15. Шапо­ва­лов, В. Ф. Муж­чи­на и жен­щи­на. Любовь, семья и брак / В. Ф. Шапо­ва­лов. – М. : Амри­та, 2010. – 208 с.
  16. Шапо­ва­лов, В. Ф. Соци­аль­ный смысл люб­ви / В. Ф. Шапо­ва­лов // Фило­со­фия и обще­ство. – 2011. – № 2. – С. 37–57.
  17. Barraket, J. Getting it on(line): Sociological perspectiveson e-dating / J. Barraket, M. S. Henry-Waring // Journal of Sociology. – 2008. – № 44. – P. 149–165.
  18. Bauman, Z. Liquid Love: On the Frailty of Human Bonds / Z. Bauman. – Cambridge : Polity, 2003. – 176 p.
  19. Carr, A. I Found Out My Secret Internal Tinder Rating And Now I Wish I Hadn’t / A. Carr // Fast Company. – Electronic text data.
  20. Dating apps can do more to fight racial bias and discrimination: report // South China Morning Post. – Electronic text data.
  21. Dillet, R. Happn Is A Dating App Powered By Real Life Interactions / R. Dillet // TechCrunch. – Electronic text data.
  22. Fox, J. Romantic Relationship Stages and Social Networking Sites: Uncertainty Reduction Strategies and Perceived Relational Norms on Facebook / J. Fox, C. Anderegg // Cyberpsychology, Behavior, and Social Networking. – 2014. – № 17. – P. 685–691.
  23. Kao, A. Tinder: True Love or a Nightmare? / A. Kao // Advanced Writing: Pop Culture Intersections. – 2016. – № 16 – 18 p.
  24. Love, D. OkCupid cofounder Christian Rudder talks true love and statistical analysis / D. Love // The Daily Dot. – Electronic text data.
  25. Ritzer, G. The Mc’Donaldization of Society / G. Ritzer. – N. Y. : SAGE Publications, 2007. – 320 p.
  26. Whitty, M. T. Revealing the ‘real’ me, searching for the ‘actual’ you: Presentations of self on an internet dating site / M. T. Whitty // Computers in Human Behavior. – 2008. – Vol. 24. – № 4. – P. 1707–1723.

Иссле­до­ва­ние выпол­не­но при финан­со­вой под­держ­ке РФФИ в рам­ках науч­но­го про­ек­та №18–011-00335 «Коэ­во­лю­ция есте­ствен­но­го и искус­ствен­но­го как усло­вие сохра­не­ния жиз­нен­но­го мира чело­ве­ка».

Источ­ник: Logos et Рraxis. 2018. Т. 17. No 4.– С. 31–40.
DOI: https://doi.org/10.15688/lp.jvolsu.2018.4.4

Об авторах

  • Хуся­и­нов Тимур Мара­то­вич — пре­по­да­ва­тель депар­та­мен­та соци­аль­ных наук, мене­джер факуль­те­та гума­ни­тар­ных наук, Ниже­го­род­ский фили­ал Наци­о­наль­но­го иссле­до­ва­тель­ско­го уни­вер­си­те­та «Выс­шая шко­ла эко­но­ми­ки», выпуск­ник аспи­ран­ту­ры Наци­о­наль­но­го иссле­до­ва­тель­ско­го Ниже­го­род­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та им. Н.И. Лоба­чев­ско­го по спе­ци­аль­но­сти «Фило­со­фия. Эти­ка. Рели­гио­ве­де­ние». E-mail: timur@husyainov.ru
  • Уру­со­ва Ека­те­ри­на Алек­сан­дров­на — пре­по­да­ва­тель кафед­ры прак­ти­че­ской пси­хо­ло­гии Ниже­го­род­ско­го госу­дар­ствен­но­го педа­го­ги­че­ско­го уни­вер­си­те­та им. К. Мини­на (Минин­ский уни­вер­си­тет), выпуск­ни­ца аспи­ран­ту­ры по направ­ле­нию под­го­тов­ки «Пси­хо­ло­ги­че­ские нау­ки». E-mail: UK1801@yandex.ru

Смот­ри­те так­же:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest