Крюкова О.С. Человек в цифровом мире: проблема дегуманизации личности

К

«Новый чело­век, живу­щий в усло­ви­ях новой тех­но­ло­гии, есть преж­де все­го – новая идея о чело­ве­ке…»

Н.Н. Бер­бе­ро­ва

Циф­ро­вая реаль­ность оце­ни­ва­ет­ся как новая ста­дия тех­но­ло­ги­че­ско­го раз­ви­тия чело­ве­че­ства: «По сво­е­му пре­об­ра­зо­ва­тель­но­му эффек­ту сово­куп­ное воз­дей­ствие ком­пью­тер­ных тех­но­ло­гий, Интер­не­та и элек­трон­ной тор­гов­ли вполне срав­ни­мо с изме­не­ни­я­ми, кото­рые в свое вре­мя вызва­ла про­мыш­лен­ная рево­лю­ция» [4, c. 379], – и она же побуж­да­ет рас­смат­ри­вать чело­ве­ка в новом качестве. 

Новые спо­со­бы свя­зи, быст­ро­та нахож­де­ния ранее мало­до­ступ­ной инфор­ма­ции, новые фор­мы товар­но-денеж­ных отно­ше­ний, внед­ре­ние инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий в обра­зо­ва­тель­ный про­цесс – все это предъ­яв­ля­ет к чело­ве­ку новые тре­бо­ва­ния, в том чис­ле, напри­мер, в отно­ше­нии уме­ния рабо­тать с боль­ши­ми инфор­ма­ци­он­ны­ми пото­ка­ми в режи­ме мно­го­за­дач­но­сти, в то вре­мя как чело­век как тако­вой в физио­ло­ги­че­ском отно­ше­нии меня­ет­ся мед­лен­но, а неред­ко даже утра­чи­ва­ет соци­аль­но при­ем­ле­мые лич­ност­ные каче­ства, что отме­ча­ют мно­гие иссле­до­ва­те­ли [2; 3; 4]. 

«Гло­баль­ность про­цес­сов все­об­щей ком­пью­те­ри­за­ции при­ве­ла к обостре­нию мно­гих соци­аль­ных и нрав­ствен­ных про­блем, кото­рые в пол­ной мере каса­ют­ся и инсти­ту­та обра­зо­ва­ния, поро­ди­ла новые нега­тив­ные кол­ли­зии. Ком­пью­те­ри­за­ция воз­дей­ству­ет на эко­но­ми­че­скую и пси­хо­ло­ги­че­скую пере­ори­ен­та­цию чело­ве­ка в окру­жа­ю­щем мире, фор­ми­ру­ет совер­шен­но новую эти­че­скую ситу­а­цию в обще­стве, изме­ня­ет пове­де­ние людей, при­чем не толь­ко в луч­шую сто­ро­ну» [4, с. 385].

Циф­ро­вая сре­да, созда­вая новые воз­мож­но­сти для более ком­форт­ной жиз­не­де­я­тель­но­сти чело­ве­ка, по-ново­му реша­ет про­бле­му ком­му­ни­ка­ции: «Раз­ра­бо­та­ны спе­ци­аль­ные про­грам­мы для обще­ния в реаль­ном режи­ме вре­ме­ни, поз­во­ля­ю­щие после уста­нов­ле­ния свя­зи пере­да­вать текст, вво­ди­мый с кла­ви­а­ту­ры, а так­же звук, изоб­ра­же­ние и любые фай­лы. Эти про­грам­мы поз­во­ля­ют орга­ни­зо­вать сов­мест­ную рабо­ту уда­лен­ных поль­зо­ва­те­лей с про­грам­мой, запу­щен­ной на локаль­ном ком­пью­те­ре» [4, c. 382]. 

Интер­нет-теле­фо­ния, элек­трон­ная поч­та, мес­сен­дже­ры и соци­аль­ные сети предо­став­ля­ют чело­ве­ку широ­кий выбор спо­со­бов свя­зи, но обще­ние как тако­вое замет­но сужа­ет­ся. Сколь­же­ние по соци­аль­ным сетям созда­ет иллю­зию псев­до­ин­тел­лек­ту­аль­ной дея­тель­но­сти, одна­ко за внешне при­вле­ка­тель­ны­ми циф­ро­вы­ми обра­за­ми могут скры­вать­ся оди­но­че­ство, семей­ные дра­мы, про­фес­си­о­наль­ная нере­а­ли­зо­ван­ность и мас­са дру­гих не слиш­ком при­ят­ных вещей, кото­рые суще­ствен­но рас­хо­дят­ся с поста­но­воч­ны­ми фотографиями. 

«Совре­мен­ные IT-тех­но­ло­гии и чрез­мер­ное поль­зо­ва­ние Интер­не­том уско­ря­ют про­цесс деструк­тив­ной десо­ци­а­ли­за­ции, транс­фор­ми­ру­ют и дегу­ма­ни­зи­ру­ют лич­ность, кото­рая зача­стую не может вос­ста­но­вить уже осво­ен­ные цен­но­сти, нор­мы и роли в пол­ном объ­е­ме», – кон­ста­ти­ру­ет Ю.А. Клей­берг [1, c. 152]. 

Незре­лая лич­ность испы­ты­ва­ет про­бле­мы с само­иден­ти­фи­ка­ци­ей, отсю­да и поваль­ное увле­че­ние моло­де­жи сел­фи, порой в рис­ко­ван­ных для жиз­ни ситу­а­ци­ях. Ста­ра­ясь сде­лать эффект­ный сни­мок, мно­гие забы­ва­ют об эле­мен­тар­ной без­опас­но­сти, утра­чи­вая чув­ство само­со­хра­не­ния: резуль­тат – серьез­ные трав­мы, паде­ния с высо­ты и т.п. Спо­со­бом выде­лить­ся из тол­пы для моло­дых людей ста­но­вят­ся фото­гра­фии в стран­ных позах, в не пред­на­зна­чен­ных для фото­гра­фи­ро­ва­ния местах, поста­но­воч­ные видео, неред­ко кри­ми­наль­но­го характера.

Фор­ми­ро­ва­ние соци­аль­ной иден­тич­но­сти пред­по­ла­га­ет ответ на вопрос: «Кто я?» Попыт­кой отве­та на этот вопрос ста­но­вят­ся фото­гра­фии в соци­аль­ных сетях, демон­стри­ру­ю­щие успех, ста­тус­ное потреб­ле­ние и попыт­ки выде­лить­ся из тол­пы. Моло­дой чело­век окру­жа­ет себя сот­ня­ми вир­ту­аль­ных дру­зей, кото­рым демон­стри­ру­ет фото­гра­фии из кафе, ресто­ра­нов, ноч­ных клу­бов и дру­гих пре­стиж­ных для «золо­той моло­де­жи» мест. 

Про­бле­мы с само­иден­ти­фи­ка­ци­ей при­во­дят моло­дых людей в раз­лич­ные груп­пы и сооб­ще­ства в соци­аль­ных сетях: от без­обид­ных групп по инте­ре­сам (напри­мер, кол­лек­ци­о­не­ров или люби­те­лей музы­ки) до деструк­тив­ных (напри­мер, в так назы­ва­е­мые «груп­пы смер­ти») или экс­тре­мист­ских. В двух послед­них слу­ча­ях речь идет о насто­я­щей кибе­ру­гро­зе, след­стви­ем кото­рой ста­но­вит­ся дегу­ма­ни­за­ция личности. 

Под дегу­ма­ни­за­ци­ей в пси­хо­ло­гии при­ня­то сего­дня пони­мать «про­цесс, затруд­ня­ю­щий иден­ти­фи­ка­цию лич­но­сти, обез­ли­чи­ва­ю­щий и обес­це­ни­ва­ю­щий ее образ» [1, c. 152]. К харак­тер­ным чер­там дегу­ма­ни­за­ции отно­сят «пре­не­бре­же­ние к лич­но­сти как тако­вой или отдель­ным общ­но­стям людей (наци­ям, расам, груп­пам по поло­во­му и рели­ги­оз­но­му при­зна­ку); обес­це­ни­ва­ние чело­ве­че­ской жиз­ни; лояль­ное, порой пози­тив­ное отно­ше­ние к наси­лию; кате­го­рич­ность мыш­ле­ния в том, что каса­ет­ся отри­ца­ния выс­ших про­яв­ле­ний чело­веч­но­сти, толе­рант­но­сти и гуман­но­сти» [1, с. 152]. 

След­стви­ем дегу­ма­ни­за­ции лич­но­сти ста­но­вит­ся деви­ант­ное пове­де­ние в реаль­ной жиз­ни, трав­ля в соци­аль­ных сетях (так назы­ва­е­мый трол­линг), пси­хо­ло­ги­че­ская зави­си­мость от коли­че­ства лай­ков и неспо­соб­ность под­дер­жи­вать тра­ди­ци­он­ные фор­мы общения. 

Отра­же­ни­ем про­цес­са дегу­ма­ни­за­ции лич­но­сти явля­ют­ся исполь­зу­ю­щие обсцен­ную лек­си­ку ник­ней­мы мно­гих поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ных сетей и соот­вет­ству­ю­щие ава­та­ры. Без­опас­ность детей в Интер­не­те ста­но­вит­ся настоль­ко уяз­ви­мой, что в рос­сий­ских шко­лах даже про­во­дят­ся спе­ци­аль­ные уро­ки по без­опас­но­му пове­де­нию в Интернете.

Про­цесс дегу­ма­ни­за­ции лич­но­сти про­ис­хо­дит не без вли­я­ния дегу­ма­ни­за­ции обра­зо­ва­ния в совре­мен­ной рос­сий­ской шко­ле, что отме­ча­ют совре­мен­ные тео­ре­ти­ки педа­го­ги­ки: «В совре­мен­ном обще­стве и обра­зо­ва­нии в зна­чи­тель­ной мере про­яв­ля­ют­ся чер­ты их дегу­ма­ни­за­ции. Наблю­да­ют­ся утра­та духов­ных и нрав­ствен­ных цен­но­стей, отказ от миро­воз­зре­ния, осно­ван­но­го на спра­вед­ли­во­сти, отсут­ствие вни­ма­ния и ува­же­ния к чело­ве­ку, обес­це­ни­ва­ние жиз­ни человека. 

В обра­зо­ва­нии на пер­вый план вышли тре­бо­ва­ния к уров­ню про­фес­си­о­наль­но-тех­ни­че­ских зна­ний при забве­нии его гума­ни­сти­че­ских основ» [2, c. 97]. Дегу­ма­ни­за­ция обра­зо­ва­ния свя­за­на преж­де все­го с отка­зом шко­лы от функ­ции вос­пи­та­ния, кото­рая деле­ги­ру­ет­ся семье. 

Вос­пи­та­тель­ный ваку­ум запол­ня­ет­ся бес­кон­троль­ным вре­мя­пре­про­вож­де­ни­ем в Интер­не­те, одна­ко запрет на исполь­зо­ва­ние соци­аль­ных сетей уча­щи­ми­ся не име­ет смыс­ла, посколь­ку соци­аль­ные сети в насто­я­щее вре­мя явля­ют­ся одним из кана­лов соци­а­ли­за­ции. Самые совре­мен­ные педа­го­ги­че­ские тех­но­ло­гии при отсут­ствии вос­пи­та­тель­но­го бло­ка в обра­зо­ва­нии неэффективны.

С дру­гой сто­ро­ны, циф­ро­ви­за­ция в обра­зо­ва­нии поз­во­ля­ет эффек­тив­но решить слож­ней­шие учеб­ные задачи:

«Прин­ци­пи­аль­но новое каче­ство при­об­ре­ло обра­зо­ва­ние с появ­ле­ни­ем и рас­про­стра­не­ни­ем ком­пью­тер­ных сетей, что поз­во­ли­ло ради­каль­но изме­нить сам спо­соб полу­че­ния инфор­ма­ции. Через гло­баль­ную ком­пью­тер­ную сеть Интер­нет воз­мо­жен мгно­вен­ный доступ к миро­вым инфор­ма­ци­он­ным ресур­сам (элек­трон­ным биб­лио­те­кам, базам дан­ных, хра­ни­ли­щам фай­лов и т.д.). В одном из самых попу­ляр­ных ресур­сов Интер­не­та доступ­ны для озна­ком­ле­ния и рабо­ты с ними поряд­ка двух мил­ли­ар­дов муль­ти­ме­дий­ных доку­мен­тов» [4, с. 382]. 

Исполь­зо­ва­ние ком­пью­те­ра в обра­зо­ва­нии дела­ет необя­за­тель­ны­ми неко­то­рые рутин­ные функ­ции педа­го­га, побуж­дая уча­щих­ся к само­сто­я­тель­но­му поис­ку инфор­ма­ции, при­ем­ле­мых ком­пью­тер­ных реше­ний и т.п. Новые спо­со­бы свя­зи поз­во­ля­ют изу­чать ино­стран­ные язы­ки при под­держ­ке ком­пью­тер­ной сре­ды, общать­ся с носи­те­ля­ми язы­ка, поль­зо­вать­ся элек­трон­ны­ми мно­го­языч­ны­ми словарями.

В то же вре­мя циф­ро­ви­за­ция обра­зо­ва­ния созда­ет новые вызо­вы эти­че­ско­го харак­те­ра. «Диа­лог с ком­пью­те­ром» вме­сто живо­го обще­ния, «син­дром инфор­ма­ци­он­ной уста­ло­сти», уход лич­ност­но­го ком­по­нен­та из обра­зо­ва­ния ока­зы­ва­ют нега­тив­ное воз­дей­ствие на еще не сфор­ми­ро­вав­шу­ю­ся личность. 

В когни­тив­ном плане тоталь­ная циф­ро­ви­за­ция обра­зо­ва­ния при­во­дит к фор­ми­ро­ва­нию «нели­ней­но­го, ассо­ци­а­тив­но­го, моза­ич­но­го мыш­ле­ния» [4, с. 386], ослаб­ле­нию твор­че­ско­го потен­ци­а­ла в человеке. 

Успеш­ность обра­зо­ва­тель­ной поли­ти­ки, по-види­мо­му, будет опре­де­лять­ся соот­но­ше­ни­ем циф­ро­вой и тра­ди­ци­он­ной педа­го­ги­ки как в сред­ней, так и в выс­шей шко­ле, а так­же гума­ни­за­ци­ей, т.е. ори­ен­та­ци­ей на чело­ве­ка как выс­шую цен­ность бытия [2, c. 97] и гума­ни­та­ри­за­ци­ей обра­зо­ва­тель­но­го процесса.

В каче­стве эпи­гра­фа к дан­ной ста­тье не слу­чай­но выне­се­но выска­зы­ва­ние дея­те­ля Сереб­ря­но­го века рус­ской куль­ту­ры. Для этой исто­ри­че­ской эпо­хи было харак­тер­но вни­ма­ние к про­бле­мам чело­ве­ка и его места в мире. Циф­ро­ви­за­ция изме­ни­ла лишь внеш­ние усло­вия жиз­ни, но изме­ни­лась ли сущ­ность чело­ве­ка? Он стал более инфор­ми­ро­ван­ным, более мобиль­ным, начал быст­рее при­ни­мать решения. 

В пост­ин­фор­ма­ци­он­ном обще­стве у чело­ве­ка, как ни пара­док­саль­но, боль­ше ком­фор­та, но мень­ше уюта, боль­ше соци­аль­ных свя­зей, чаще вир­ту­аль­ных, но мень­ше при­вя­зан­но­стей, боль­ше откры­то­сти, но мень­ше воз­мож­но­стей для уединения. 

Изме­ни­лись даже при­выч­ные жан­ры част­но­го харак­те­ра: место лич­но­го днев­ни­ка, пред­на­зна­чен­но­го для себя, для само­ана­ли­за, занял ЖЖ, вир­ту­аль­ный днев­ник, обра­щен­ный не к одно­му чело­ве­ку, а к неопре­де­лен­но­му мно­же­ству под­пис­чи­ков, т.е. появил­ся фено­мен обра­щен­но­сти лич­ных пере­жи­ва­ний во внеш­ний мир. 

Да, чело­век меня­ет­ся, и эти пере­ме­ны выгля­дят неожи­дан­ны­ми и стран­ны­ми с тра­ди­ци­он­ной точ­ки зре­ния. Най­ти и осмыс­лить свое место в меня­ю­щем­ся мире, сохра­нить свою инди­ви­ду­аль­ность – зада­ча для чело­ве­ка непро­стая, но ее реше­ние помо­жет про­ти­во­сто­ять дегу­ма­ни­за­ции личности.

Список литературы

  1. Клей­берг Ю.А. Десо­ци­а­ли­за­ция и дегу­ма­ни­за­ция лич­но­сти в ситу­а­ции соци­аль­ной тур­бу­лент­но­сти: пси­хо­ло­го-деви­ан­то­ло­ги­че­ский дис­курс // Вест­ник Крас­но­дар­ско­го уни­вер­си­те­та МВД Рос­сии. 2017. – № 1 (35). – С. 150–158.
  2. Левиц­кая И.А. Про­бле­ма дегу­ма­ни­за­ции обра­зо­ва­ния в совре­мен­ной куль­ту­ре // Вест­ник КГУ им. Н.А. Некра­со­ва. 2013. – Т. 19, № 4. – С. 97–99.
  3. Поло­мош­нов А.Ф. Про­бле­ма дегу­ма­ни­за­ции рос­сий­ско­го обра­зо­ва­ния // Вест­ник Дон­ско­го госу­дар­ствен­но­го аграр­но­го уни­вер­си­те­та. 2017. – № 2–2 (24). – С. 65–73.
  4. Цвик И.В. Ком­пью­тер­ные тех­но­ло­гии в совре­мен­ном обра­зо­ва­тель­ном про­цес­се: эти­че­ский аспект // Вест­ник РУДН. Серия: Фило­со­фия. – М., 2017. – Т. 21, № 3. – С. 379–388.
Источ­ник: Боль­шая Евра­зия: Раз­ви­тие, без­опас­ность, сотруд­ни­че­ство. 2019. №2–1.

Об авторе

Крю­ко­ва О.С. — д.ф.н., зав. кафед­рой сло­вес­ных искусств Факуль­те­та искусств МГУ.

Смот­ри­те также:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest