Липовая О.А., Попеня Е.А. Аддиктивные особенности компьютерных игр

Л

В пси­хо­ло­гии тер­мин «агрес­сия» трак­ту­ет­ся доста­точ­но раз­но­об­раз­но. Боль­шин­ство иссле­до­ва­те­лей, зани­мав­ших­ся изу­че­ни­ем агрес­сии и агрес­сив­но­сти, пред­по­чи­та­ют давать ей нега­тив­ную оцен­ку. Но, несмот­ря на это, суще­ству­ет и име­ет место быть точ­ка зре­ния на агрес­сию с пози­тив­ной стороны.

Под агрес­си­ей при­ня­то пони­мать силь­ную актив­ность и стрем­ле­ние к само­утвер­жде­нию [1, с. 6].

Боль­шое коли­че­ство извест­ных уче­ных пред­ла­га­ют изу­чать агрес­сию как инстинк­тив­ное пове­де­ние (тео­рия инстинк­тив­ной агрес­сив­но­сти). З. Фрейд, напри­мер, счи­тал, что агрес­сия есть ничто иное как про­яв­ле­ние одно­го из двух глав­ных инстинк­тов (инстинк­та смер­ти). Несо­мнен­но, что этот инстинкт явля­ет­ся источ­ни­ком агрес­сии. Инстинкт смер­ти – это био­ло­ги­че­ская сила, при­сут­ству­ю­щая в любом живом орга­низ­ме. По мне­нию З. Фрей­да, агрес­сив­ные побуж­де­ния явля­ют­ся при­об­ре­тен­ны­ми с рож­де­ния и по тому неиз­беж­ны [2].

Соглас­но мне­нию К. Лорен­ца, агрес­сия берет свое нача­ло из врож­ден­но­го инстинк­та   борь­бы за выжи­ва­ние. Лоренц счи­тал, что агрес­сив­ная энер­гия раз­ви­ва­ет­ся в орга­низ­ме непре­рыв­но и, нако­пив­шись в боль­шом коли­че­стве, выхо­дит нару­жу [2, с. 58].

Извест­но, что для раз­ви­тия лич­но­сти чело­ве­ка доста­точ­ную опас­ность пред­став­ля­ют не про­яв­ле­ния агрес­сии, а их резуль­тат и невер­ное реа­ги­ро­ва­ние окру­жа­ю­щих. В том слу­чае, когда наси­лие при­вле­ка­ет вни­ма­ние, у детей с боль­шой веро­ят­но­стью фор­ми­ру­ет­ся пове­де­ние, осно­ван­ное на куль­те силы, кото­рое может состав­лять осно­ву соци­аль­но­го функ­ци­о­ни­ро­ва­ния и взрос­лых людей (напри­мер, в кри­ми­наль­ных груп­пи­ров­ках). Жела­ние окру­жа­ю­щих пода­вить агрес­сию силой неред­ко при­во­дит к обрат­но­му эффек­ту, про­ти­во­по­лож­но­му ожи­да­е­мо­му [6, с. 89].

Иссле­дуя и изу­чая связь меж­ду соци­а­ли­за­ци­ей под­рас­та­ю­щей, фор­ми­ру­ю­щей­ся лич­но­сти и ее вза­и­мо­от­но­ше­ни­я­ми с семьей, А. Бан­ду­ра и Р. Уол­терс  выде­ли­ли  три   глав­ные   осо­бен­но­сти,   опре­де­ля­ю­щие соци­а­ли­за­цию: готов­ность для уста­нов­ле­ния зави­си­мых (интим­но-лич­ност­ных) отно­ше­ний, уро­вень раз­ви­тия сове­сти, а так же силу моти­ва­ции к агрессии. 

Опи­ра­ясь на мне­ния доста­точ­но боль­шо­го коли­че­ства авто­ров, мож­но ска­зать, что семье под­рост­ка необ­хо­ди­мо созда­вать мини­маль­ные усло­вия для эффек­тив­ной соци­а­ли­за­ции. Одним из глав­ных усло­вий, по мне­нию авто­ра, явля­ет­ся сти­му­ли­ро­ва­ние и поощ­ре­ние мотивации.

Сле­ду­ю­щей зна­чи­тель­ной пред­по­сыл­кой иссле­до­ва­те­ли назы­ва­ют «дав­ле­ние соци­а­ли­за­ции» в фор­ме   после­до­ва­тель­ных тре­бо­ва­ний и огра­ни­че­ний (но толь­ко при усло­вии, что близ­кие    долж­ны раз­де­лять соци­аль­ные нормы). 

На самом деле все   полу­ча­ет­ся   наобо­рот, агрес­сив­ная    фор­ма   пове­де­ния  закла­ды­ва­ет­ся  в   семье в резуль­та­те фруст­ра­ции потреб­но­сти роди­тель­ской люб­ви, систе­ма­тич­но­го упо­треб­ле­ния нака­за­ния (его пре­об­ла­да­ние над мето­да­ми похва­лы и одоб­ре­ния жела­тель­но­го пове­де­ния),  раз­но­гла­сия  в ходе  тре­бо­ва­ний со  сто­ро­ны роди­те­лей, и про­яв­ле­ния агрес­сии сами­ми роди­те­ля­ми [1, с. 35] .

Таким обра­зом, в соот­вет­ствии с «тео­ри­ей асо­ци­аль­ной агрес­сии», агрес­сив­ное пове­де­ние под­рас­та­ю­ще­го чело­ве­ка вызы­ва­ет­ся, преж­де все­го, недо­стат­ком люб­ви, забо­ты и при­вя­зан­но­сти со сто­ро­ны одно­го или обо­их роди­те­лей. Фруст­ра­ция при­вя­зан­но­сти при­во­дит к воз­ник­но­ве­нию у чело­ве­ка посто­ян­но­го чув­ства враж­деб­но­сти [2].

Уста­нов­ки и пове­де­ние, воз­ник­шие в роди­тель­ской семье, в буду­щем пере­но­сят­ся на дру­гих людей (одно­класс­ни­ков, учи­те­лей, супру­гов). Если про­яв­ле­ния агрес­сии к опре­де­лен­ным людям дела­ет­ся невоз­мож­ным, то агрес­сия будет сме­щать­ся на новый «более без­опас­ный» (более доступ­ный) объ­ект [2, с. 335].

Иссле­до­ва­те­ли, зани­ма­ю­щи­е­ся изу­че­ни­ем свя­зи ком­пью­тер­ных игр и агрес­сив­но­го пове­де­ния, делят­ся на две груп­пы. Пер­вые из них убеж­де­ны в том, что агрес­сив­ность, транс­ли­ру­е­мая на экране, обя­за­тель­но при­ве­дет к про­яв­ле­нию агрес­сии в реаль­ной жиз­ни. Дру­гие же счи­та­ют, что вир­ту­аль­ный мир без­опа­сен, и ком­пью­тер­ная игра не спо­соб­на про­во­ци­ро­вать агрес­сию и агрес­сив­ное поведение.

И все же, боль­шин­ство иссле­до­ва­те­лей скло­ня­ет­ся к тому, что боль­шая вовле­чен­ность в вир­ту­аль­ный мир спо­соб­на про­во­ци­ро­вать агрес­сию. М. Элсон и К. Фер­г­ю­сон, пси­хо­ло­ги из Вест­фаль­ско­го Уни­вер­си­те­та им. Виль­гель­ма, опуб­ли­ко­вав резуль­та­ты иссле­до­ва­ния, длив­ше­го­ся на про­тя­же­нии 25 лет, при­шли к выво­ду о свя­зи зави­си­мо­сти от ком­пью­тер­ных игр и про­яв­ле­ни­ем жестокости.

Про­яв­ле­ние агрес­сив­но­го пове­де­ния уве­ли­чи­ва­ет­ся в разы при усло­вии нали­чия внеш­них стрес­со­ген­ных фак­то­ров. Выяв­ле­но, что люди с высо­ким поро­гом пере­но­си­мо­сти жесто­ко­сти (т.е. те, кто под­вер­гал­ся жесто­ко­му пове­де­нию со сто­ро­ны роди­те­лей или сверст­ни­ков, и для кого агрес­сия ста­ла при­выч­ной), очень часто ведут себя агрес­сив­но даже при нали­чии незна­чи­тель­ных стрес­со­ген­ных фак­то­ров. И, наобо­рот, люди, кото­рые не под­вер­га­лись наси­лию, гораз­до менее склон­ны вести себя агрес­сив­но по отно­ше­нию к дру­гим людям.

Ком­пью­тер­ная игра ста­но­вит­ся сво­е­го рода ката­ли­за­то­ром агрес­сив­но­го пове­де­ния. Чело­век, пред­рас­по­ло­жен­ный к жесто­ко­му пове­де­нию, может вести себя агрес­сив­но, копи­руя неко­то­рые эле­мен­ты пове­де­ния геро­ев ком­пью­тер­ной игры. 

Необ­хо­ди­мо заме­тить, что акт агрес­сии с боль­шой долей веро­ят­но­сти состо­ял­ся бы и без ком­пью­тер­ной игры, в кото­рой содер­жат­ся сце­ны наси­лия, про­сто жесто­кое пове­де­ние име­ло бы дру­гую форму. 

По наблю­де­ни­ям иссле­до­ва­те­лей, люди, склон­ные к агрес­сив­но­му пове­де­нию, как пра­ви­ло, выби­ра­ют ком­пью­тер­ные игры, содер­жа­щие сце­ны насилия.

На сего­дняш­ний день уче­ные, изу­ча­ю­щие и иссле­ду­ю­щие вли­я­ния ком­пью­тер­ных игр на пове­де­ние чело­ве­ка, при­шли к мне­нию, что основ­ная и глав­ная опас­ность, кото­рую таят в себе ком­пью­тер­ные игры, заклю­ча­ет­ся в том, что они вызы­ва­ют зависимость. 

Зави­си­мость от ком­пью­тер­ных игр явля­ет­ся пси­хи­че­ским откло­не­ни­ем. В более тяже­лых фор­мах эта зави­си­мость тре­бу­ет немед­лен­ной ква­ли­фи­ци­ро­ван­ной помо­щи спе­ци­а­ли­ста-пси­хо­ло­га, а так­же под­держ­ки семьи и дру­гих близ­ких людей.

Зави­си­мость от ком­пью­тер­ных игр – одна из акту­аль­ных и серьез­ных про­блем наше­го вре­ме­ни. Играя, чело­век бук­валь­но пере­но­сит­ся на вре­мя в иной мир, мир вир­ту­аль­ной реаль­но­сти и про­жи­ва­ет жизнь сво­е­го «игро­во­го персонажа». 

В край­ней сте­пе­ни зави­си­мо­сти от игр у чело­ве­ка про­па­да­ет аппе­тит, он начи­на­ет про­пус­кать при­е­мы пищи в попыт­ках заво­е­вать все новые и новые вир­ту­аль­ные миры. Такая зави­си­мость отри­ца­тель­но ска­зы­ва­ет­ся и на каче­стве сна, ведь боль­шин­ство «игро­ма­нов» могут про­си­жи­вать всю ночь за ком­пью­те­ром, в послед­ствии чего сби­ва­ет­ся режим, и чело­век пере­ста­ет ори­ен­ти­ро­вать­ся в реаль­ном вре­ме­ни. Депри­ва­ция сна и отсут­ствие регу­ляр­но­го здо­ро­во­го пита­ния так­же могут кос­вен­но слу­жить при­чи­на­ми агрес­сии. Хотя в этом слу­чае пер­во­при­чи­ной явля­ет­ся не содер­жа­ние самой ком­пью­тер­ной игры, а тот образ жиз­ни, кото­рый выби­ра­ет чело­век, «под­сев­ший» на ком­пью­тер­ные игры.

Под­во­дя ито­ги, нуж­но отме­тить, что очень мно­гое зави­сит как от содер­жа­ния и сюже­та игры, так и от чув­ства меры и само­кон­тро­ля того, кто в нее игра­ет. Оче­вид­но одно: вир­ту­аль­ная реаль­ность не долж­на зани­мать все сво­бод­ное вре­мя чело­ве­ка, она не долж­на про­во­ци­ро­вать его на жесто­кое пове­де­ние, раз­ви­вая агрес­сию и озлобленность.

Очень важ­но роди­те­лям стро­го кон­тро­ли­ро­вать и лими­ти­ро­вать вре­мя, про­ве­ден­ное детьми перед экра­на­ми ком­пью­те­ра. И, если заме­ти­ли, что видео­иг­ры нега­тив­но воз­дей­ству­ют на ребен­ка, необ­хо­ди­мо вовре­мя при­нять меры и заду­мать­ся о смене обра­за жиз­ни, пере­во­дя сво­бод­ное вре­мя из вир­ту­аль­ной реаль­но­сти в реаль­ный мир.

Поми­мо это­го, на наш взгляд, раз­ви­тие кри­ти­че­ско­го мыш­ле­ния помо­жет сни­зить риск раз­ви­тия аддик­ции. Иссле­до­ва­тель О.А. Липо­вая счи­та­ет, что раз­ви­тие кри­ти­че­ско­го мыш­ле­ния у отдель­но взя­тых граж­дан еще в пери­од их обу­че­ния может помочь сни­зить риск их попа­да­ния под вли­я­ние нега­тив­ных убеж­де­ний, настро­е­ний, уста­но­вок [5].

Литература

  1. Авду­ло­ва Т. П. Агрес­сив­ный под­ро­сток: кни­га для роди­те­лей. М.: Ака­де­мия, 2012. 128 с.
  2. Деви­ан­то­ло­гия: Хре­сто­ма­тия / Автор – соста­ви­тель Ю. А. Клей­берг. СПб.: Речь, 2009. 412 с.
  3. Зна­мов­ская Е.В. Деви­ан­то­ло­гия: Пси­хо­ло­гия откло­ня­ю­ще­го­ся пове­де­ния): М.: «Ака­де­мия», 2013. 288 с.
  4. Кло­чи­но­ва П. Про­фи­лак­ти­ка асо­ци­аль­но­го пове­де­ния под­рост­ков // Соци­аль­ная педа­го­ги­ка. 2014. № 1. С.61–70.
  5. Липо­вая О.А. Раз­ви­тие кри­ти­че­ско­го мыш­ле­ния у сту­ден­тов педа­го­ги­че­ско­го вуза. Вест­ник Таган­рог­ско­го госу­дар­ствен­но­го педа­го­ги­че­ско­го инсти­ту­та име­ни А.П. Чехо­ва. Гума­ни­тар­ные нау­ки. 2013. Спец. вып. № 1. С. 142–145.
  6. Мана­по­ва Е. И. Пси­хо­ло­гия деви­ант­но­го пове­де­ния. Омск: ОМГПУ, 2014. 144 с.
  7. Malte Elson, Christopher J. Ferguson – Twenty-Five Years of Research on Violence in Digital Games and Aggression. European Psychologist, December 2013.
Источ­ник: «Акту­аль­ные про­бле­мы про­фи­лак­ти­ки аддик­тив­но­го пове­де­ния». Сбор­ник мате­ри­а­лов I‑й Реги­о­наль­ной науч­но-прак­ти­че­ской кон­фе­рен­ции Таган­рог­ско­го инсти­ту­та име­ни А.П. Чехо­ва (фили­а­ла) ФГБОУ ВО «Ростов­ский госу­дар­ствен­ный эко­но­ми­че­ский уни­вер­си­тет (РИНХ)». Таган­рог. Таган­рог: Изд-во Таган­рог­ско­го инсти­ту­та име­ни А.П. Чехо­ва, 2018. 

Об авторах

  • Липо­вая О.А. — доцент кафед­ры пси­хо­ло­гии г. Таган­рог, ТИ име­ни А.П. Чехо­ва ФГБОУ ВО «РГЭУ (РИНХ)».
  • Попе­ня Е.А. — маги­странт кафед­ры пси­хо­ло­гии г. Таган­рог, ТИ име­ни А.П. Чехо­ва (фили­ал) ФГБОУ ВО «РГЭУ (РИНХ)».

Смот­ри­те также:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest