Ценёв В. Поколение NET

Ц

В послед­нее деся­ти­ле­тие в мире про­изо­шел настоль­ко силь­ный тех­но­ло­ги­че­ский ска­чок, свя­зан­ный с бур­ным внед­ре­ни­ем в нашу жизнь ком­пью­те­ров и Интер­не­та, что уже нико­го осо­бо не удив­ля­ют пер­вые попыт­ки скре­стить чело­ве­ка с ком­пью­те­ром. Да, да, имен­но чело­ве­ка с ком­пью­те­ром!

Конеч­но, это не сле­ду­ет пони­мать так, буд­то био­тех­но­ло­ги­че­ские ком­па­нии откры­ли ген, отве­ча­ю­щий за при­сут­ствие в чело­ве­че­ском орга­низ­ме про­цес­со­ра или источ­ни­ка бес­пе­ре­бой­но­го пита­ния.

А все как бы имен­но так, как оно пока­зы­ва­ет­ся ино­гда в фан­та­сти­че­ских филь­мах: тех­ни­че­ские устрой­ства ста­но­вят­ся неотъ­ем­ле­мой частью чело­ве­че­ской при­ро­ды, то есть встро­е­ны в его орга­низм и вза­и­мо­дей­ству­ют с ним. И это уже ника­кая не фан­та­сти­ка, а самая обык­но­вен­ная реаль­ность.

Элек­трон­ные ком­по­нен­ты управ­ля­ют жиз­нью искус­ствен­но­го серд­ца, явля­ют­ся посред­ни­ка­ми меж­ду сен­сор­ны­ми систе­ма­ми чело­ве­ка и его моз­гом, при­би­рая к рукам функ­ции обра­бот­ки и выво­да сен­сор­ных сиг­на­лов внеш­не­го мира. Они поз­во­ля­ют выпол­нять про­стей­шие повсе­днев­ные дей­ствия, или согла­су­ют слож­ные вза­и­мо­дей­ствия меж­ду чело­ве­ком и тех­ни­кой: послед­нее акту­аль­но в тех слу­ча­ях, когда чело­век начи­на­ет эле­мен­тар­но про­иг­ры­вать машине в ско­ро­сти реак­ций, напри­мер, пило­ту сверх­ско­рост­но­го само­ле­та.

В насто­я­щее вре­мя уже есть экс­пе­ри­мен­таль­ные тех­ни­че­ские нов­ше­ства, поз­во­ля­ю­щие в бук­валь­ном смыс­ле сло­ва читать ваши мыс­ли и вопло­щать их: вклю­чать и выклю­чать орга­ны управ­ле­ния быто­вой тех­ни­ки, откры­вать и закры­вать две­ри, и так далее.

Если рань­ше, услы­шав бы фра­зу о том, что – как бы здо­ро­во было иметь в голо­ве вин­че­стер или нако­пи­тель, спо­соб­ный лег­ко и навсе­гда запо­ми­нать любые необ­хо­ди­мые объ­е­мы инфор­ма­ции, – мож­но было бы поду­мать, что чело­век несколь­ко пере­грел­ся на солн­це, или обчи­тал­ся науч­ных и фан­та­сти­че­ских рома­нов, то сего­дня это зву­чит и повсе­днев­но, и при­зем­лен­но, и акту­аль­но.

Те отча­ян­ные попыт­ки спра­вить­ся со все более воз­рас­та­ю­щим объ­е­мом инфор­ма­ции, кото­рые пред­при­ни­ма­ют­ся чело­ве­ком, все эти упраж­не­ния по раз­ви­тию памя­ти, совер­шен­ство­ва­нию сво­их умствен­ных воз­мож­но­стей, лишь под­чер­ки­ва­ют, что аго­ния нача­лась и конец будет очень ско­рым. Ведь еще недав­но семь клас­сов обра­зо­ва­ния счи­та­лась доста­точ­ным, потом это было девять, десять, один­на­дцать, две­на­дцать…

Зав­тра, воз­мож­но, кто-то пой­мет, что для того, что­бы ниче­го не успеть и ниче­му не научить­ся, необ­хо­ди­ма целая жизнь. Точь-точь соглас­но пого­вор­ки: всю жизнь учишь­ся, – и все рав­но дура­ком помрешь. Поэто­му и слы­шишь все чаще и чаще такие репли­ки: эх, хоро­шо бы вин­че­стер в голо­ве иметь, да гига­байт на семь­де­сят, что­бы залить на него всю Бри­тан­скую энцик­ло­пе­дию вме­сте с Биб­лио­те­кой Кон­грес­са США, и иметь это все­гда, как толь­ко пона­до­бит­ся. Пото­му как ни про­чи­тать, ни тем более знать все это совер­шен­но нере­аль­но. А так – раз! – и я уже знаю, в каком году слу­чи­лась Фран­цуз­ская Рево­лю­ция, могу рас­ска­зать про тео­рию отно­си­тель­но­сти и вспом­ню по пер­во­му тре­бо­ва­нию ско­рость зву­ка и как рас­счи­ты­вать силу тре­ния.

И нам сле­ду­ет пони­мать, что рано или позд­но – но это слу­чит­ся. Как гово­рят сол­да­ты на пер­вом году служ­бы: «Дем­бель неиз­бе­жен, как крах капи­та­лиз­ма». Лет через пять, если не рань­ше, высо­кие тех­но­ло­гии смо­гут реаль­но обслу­жи­вать инте­ре­сы во всех обла­стях, где это необ­хо­ди­мо: меди­ци­на, армия, испра­ви­тель­ная систе­ма, помощь людям с огра­ни­чен­ны­ми воз­мож­но­стя­ми. Лет через десять – тех­но­ло­гии могут быть пред­ло­же­ны любо­му жела­ю­ще­му.

Хоти­те вы, допу­стим, вза­прав­ду встро­ить в свой ум неболь­шой 3D уско­ри­тель памя­ти – пожа­луй­ста. Или интер­пре­та­тор мыс­лей, поз­во­ля­ю­щий вклю­чать сти­раль­ную маши­ну, про­сто поду­мав об этом – при­чем в любом месте и в любой отда­лен­но­сти. И чуть поз­же, лет через трид­цать, вас вооб­ще никто не будет спра­ши­вать о том, хоти­те ли вы это­го, или не хоти­те. Это будет так же само­оче­вид­но, как ноше­ние очков при пло­хом зре­нии или исполь­зо­ва­ние слу­хо­во­го аппа­ра­та. Аль­тер­на­тив нет.

Ум и тело в их при­выч­ном пони­ма­нии не справ­ля­ют­ся с воз­рас­та­ю­щи­ми инфор­ма­ци­он­ны­ми тре­бо­ва­ни­я­ми обще­ства. Един­ствен­ное, что спо­соб­но удер­жать баланс – более тес­ная инте­гра­ция чело­ве­ка и ком­пью­те­ра, фак­ти­че­ское их сли­я­ние.

И это не какой-нибудь там футу­ро­ло­ги­че­ский кош­мар, кото­рым так часто в послед­нее вре­мя пич­ка­ют обы­ва­те­ля: дескать, чело­век ста­но­вит­ся при­дат­ком ком­пью­те­ра, его рабом, гря­дет тоталь­ный кон­троль, отсут­ствие вся­ких сво­бод и элек­трон­ная дес­по­тия, чело­век пере­ста­ет быть чело­ве­ком в высо­ком смыс­ле это­го сло­ва.

Все это, доро­гие мои чита­те­ли, пол­ная ерун­да. Я уве­ряю вас, что повод для кра­моль­ных и отча­ян­ных мыс­лей будет появ­лять­ся у вас столь же ред­ко, как ред­ко он появ­ля­ет­ся в тех слу­ча­ях, когда вы забо­ле­ли и исполь­зу­е­те анти­био­ти­ки, или когда вы пло­хо ста­ли видеть и наде­ва­е­те очки.

Ника­ко­го все­лен­ско­го ком­пью­тер­но­го заго­во­ра и бун­та машин не будет, как нет ни заго­во­ра ни бун­та в про­цес­се созда­ния лекарств, в экс­пе­ри­мен­тах по моди­фи­ка­ции чело­ве­че­ско­го гено­ма, в совер­шен­ство­ва­нии искус­ствен­ных мате­ри­а­лов для тела – кожи, орга­нов, раз­лич­ных аппа­ра­тов.

Все будет есте­ствен­но, про­сто и даже несколь­ко обид­но. Обид­но в силу опять же есте­ствен­ных соци­аль­ных при­чин, когда одни люди могут поз­во­лить себе доро­гое элек­трон­ное устрой­ство для улуч­ше­ния памя­ти, а дру­гие – нет, пото­му как это слиш­ком доро­го.

Чем это отли­ча­ет­ся от сего­дняш­ней ситу­а­ции, когда одни люди, нуж­да­ю­щи­е­ся в пере­сад­ке донор­ско­го орга­на, име­ют финан­со­вые воз­мож­но­сти для это­го, а дру­гие – нет? А ничем не отли­ча­ет­ся. Ско­рее все­го, даже не будет ника­кой циф­ро­вой дис­кри­ми­на­ции, о кото­рой так любят пого­ва­ри­вать про­дви­ну­тые поль­зо­ва­те­ли Интер­не­та и вычис­ли­тель­ных сетей.

Что такое циф­ро­вая дис­кри­ми­на­ция? Это дис­кри­ми­на­ция по сте­пе­ни вашей при­над­леж­но­сти к вычис­ли­тель­ным бла­гам: к ком­пью­те­ру, к Интер­не­ту, к ресур­сам, поз­во­ля­ю­щим выпол­нить за вас гигант­скую рабо­ту. Сла­бое подо­бие циф­ро­вой дис­кри­ми­на­ции сего­дня – это воз­рас­та­ю­щие тре­бо­ва­ния к чело­ве­ку, кото­рый устра­и­ва­ет­ся на рабо­ту, к его ком­пью­тер­ной гра­мот­но­сти, к его воз­мож­но­стям эффек­тив­но исполь­зо­вать ком­пью­тер в сво­ей повсе­днев­ной рабо­те.

Циф­ро­вая дис­кри­ми­на­ция – это отсут­ствие ком­пью­те­ра, неуме­ние им поль­зо­вать­ся, незна­ние Интер­не­та, недо­ступ­ность Интер­не­та. Если все это – про вас, то вам сле­ду­ет пони­мать, что ваши воз­мож­но­сти най­ти хоро­шую рабо­ту с каж­дым годом будут все уве­рен­нее и уве­рен­нее стре­мить­ся к нулю. И если сего­дня вам отка­за­ли на трех вакант­ных местах из деся­ти, то зав­тра – отка­жут в пяти, а после­зав­тра – в деся­ти из деся­ти.

Я не про­ти­во­ре­чу себе, гово­ря сна­ча­ла, что циф­ро­вой дис­кри­ми­на­ции не будет, а потом – что через неко­то­рое вре­мя вы эле­мен­тар­но не смо­же­те най­ти рабо­ту про­сто по при­чине того, что пло­хо зна­ко­мы с ком­пью­те­ром. Я под­ра­зу­ме­ваю, что это ника­кая не дис­кри­ми­на­ция вооб­ще: все боль­ше и боль­ше рабо­то­да­те­лю тре­бу­ют­ся люди, кото­рые могут эффек­тив­но исполь­зо­вать ком­пью­тер в сво­ей дея­тель­но­сти, и если вы это­го не уме­е­те – это не про­бле­мы рабо­то­да­те­ля, это ваши про­бле­мы.

Опять же, дело не столь­ко в том, что вы уме­е­те имен­но общать­ся с ком­пью­те­ром и что-то там делать в нем кон­крет­ное. Нет. Ком­пью­тер – это, соглас­но все­му выше­из­ло­жен­но­му, – каче­ство вашей лич­но­сти, ваши интел­лек­ту­аль­ные спо­соб­но­сти. Мир идет к тому, что чело­ве­ка, непри­бли­жен­но­го к ком­пью­те­ру, нач­нут как бы счи­тать умствен­но отста­лым, неспо­соб­ным на ответ­ствен­ную и важ­ную рабо­ту.

Ком­пью­тер – мери­ло ваше­го интел­лек­та. Не так, как буд­то вы уме­е­те рабо­тать за ком­пью­те­ром, и поэто­му умный, но так, что ваша ком­пью­тер­ная гра­мот­ность – это как бы чер­та вашей лич­но­сти: испол­ни­тель­ность, пунк­ту­аль­ность, ответ­ствен­ность.

Это будет при­мер­но так же, как сего­дня чело­век, кото­рый не уме­ет читать и писать, авто­ма­ти­че­ски при­рав­ни­ва­ет­ся к иди­о­ту. Это не обя­за­тель­но прав­да, но какая раз­ни­ца, что есть прав­да и что – неправ­да, если окру­жа­ю­щие будут думать о вас имен­но так? Им без раз­ни­цы, что вы уме­е­те делать с ком­пью­те­ром. Им будет важ­но лишь пси­хо­ло­ги­че­ское ощу­ще­ние, что вы и ком­пью­тер – это еди­ное целое.

Интер­нет, как мне кажет­ся, явля­ет­ся пер­вым серьез­ным поли­го­ном, на кото­ром обка­ты­ва­ет­ся буду­щая тес­ней­шая инте­гра­ция чело­ве­ка и маши­ны. Я сей­час про­ил­лю­стри­рую свою мысль несколь­ки­ми кон­крет­ны­ми при­ме­ра­ми рабо­ты с Интер­не­том, и вы все пой­ме­те.

Пред­ставь­те ситу­а­цию: вы не зна­ко­мы с Интер­не­том и перед вами сто­ит зада­ча – узнать, како­ва высо­та у Эйфе­ле­вой баш­ни? Есть три вари­ан­та. Пер­вый: вы это зна­е­те, и може­те точ­но назвать чис­ло. Это пре­крас­но. Но кто пору­чит­ся, что в сле­ду­ю­щий раз вы вспом­ни­те дату рож­де­ния Пет­ра Пер­во­го? Или пер­во­от­кры­ва­те­ля фор­му­лы бен­зо­ла?

Вто­рой вари­ант: вы не зна­е­те отве­та на постав­лен­ный вопрос и начи­на­е­те спра­ши­вать у окру­жа­ю­щих вас людей – может быть, им это извест­но? Шан­сы, что кто-нибудь зна­ет и вспом­нит, тоже есть, но не очень боль­шие.

И тре­тье: вы отправ­ля­е­тесь в город­скую биб­лио­те­ку и рое­тесь в энцик­ло­пе­ди­ях и спра­воч­ни­ках – на это может уйти мно­го вре­ме­ни, от несколь­ких часов до несколь­ких дней, в зави­си­мо­сти от слож­но­сти зада­чи и того, насколь­ко вели­ка и содер­жа­тель­на биб­лио­те­ка.

Теперь посмот­рим, как все про­ис­хо­дит, когда вы исполь­зу­е­те в сво­ей рабо­те Интер­нет. Про­цесс узна­ва­ния необ­хо­ди­мой даты, раз­ме­ра или фак­та, конеч­но, зави­сит от слож­но­сти и спе­ци­фи­ки, но вот те при­ме­ры, кото­рые я при­вел выше, зани­ма­ют не более трид­ца­ти секунд вре­ме­ни. Для это­го суще­ству­ют спе­ци­аль­ные поис­ко­вые маши­ны – вам лишь доста­точ­но сооб­щить запрос, и маши­на сама иссле­ду­ет всю име­ю­щу­ю­ся инфор­ма­цию и выдаст вам резуль­тат.

Напри­мер, вы пише­те: «Высо­та пира­ми­ды Хео­пса», и отда­е­те поис­ко­вой машине при­каз искать. Через несколь­ко секунд она нахо­дит – ино­гда не один и не два, а тыся­чи тек­стов, где напи­са­но сле­ду­ю­щее: «Высо­та пира­ми­ды Хео­пса – 136 мет­ров…» и так далее. Если инте­рес­но, то вы може­те узнать мас­су допол­ни­тель­ных подроб­но­стей. Но это уже по жела­нию. Зада­ча выпол­не­на при­мер­но за 30 секунд.

Точ­но так­же мож­но най­ти боль­шое коли­че­ство любых дру­гих дан­ных: ту же дату рож­де­ния Пет­ра Пер­во­го, или нача­ло Фран­цуз­ской рево­лю­ции, или год, когда была постро­е­на Эйфе­ле­ва Баш­ня, дату смер­ти Алек­сея Тол­сто­го, биб­лио­гра­фию Ниц­ше, и сот­ни и сот­ни тысяч дру­гих фак­тов, кото­рые невоз­мож­но запом­нить нико­му и нико­гда – хотя бы в силу того, что столь­ко невоз­мож­но про­чи­тать.

Таким обра­зом, вы пере­да­е­те пра­во пом­нить инфор­ма­цию Интер­не­ту, сни­мая со сво­е­го ума эту зада­чу, не наси­луя свою память мало­по­лез­ны­ми упраж­не­ни­я­ми. И вы може­те быть уве­ре­ны в том, что он вспом­нит все в тыся­чи раз быст­рее и эффек­тив­нее, чем вы.

Одно вре­мя шли инте­рес­ные дис­кус­сии – смо­жет ли ком­пью­тер обыг­рать в шах­ма­ты само­го силь­но­го шах­ма­ти­ста? В каче­стве аргу­мен­та, что это сде­лать слож­но, при­во­дил­ся такой довод – чело­век, в отли­чие от ком­пью­те­ра, поль­зу­ет­ся упре­жда­ю­щим зна­ни­ем, то есть ему в про­цес­се ана­ли­за про­сто нет необ­хо­ди­мо­сти рас­счи­ты­вать десят­ки мил­ли­о­нов воз­мож­ных вари­ан­тов, кото­рые име­ют само­оче­вид­но про­иг­рыш­ный харак­тер.

Само­оче­вид­но это чело­ве­ку, но не машине, и она долж­на рас­счи­тать все эти десят­ки мил­ли­о­нов толь­ко ради того, что­бы отка­зать­ся от них. Чело­ве­ку это было не нуж­но, поэто­му он обыг­ры­вал ком­пью­тер. Одна­ко послед­ний ста­но­вил­ся все мощ­нее и мощ­нее – он успе­вал сде­лать боль­ше в самом рас­то­чи­тель­ном по коли­че­ству вари­ан­тов ана­ли­зе, чем чело­век – в самом эко­но­мич­ном.

Чем все это закон­чи­лось – вы, думаю, зна­е­те: Кас­па­ров про­иг­рал ком­пью­те­ру. И чем даль­ше загля­ды­вать в буду­щее, тем все мень­ше и мень­ше шан­сов потя­гать­ся с маши­ной: она с каж­дым годом ста­но­вит­ся совер­шен­нее, в то вре­мя как резер­вы и воз­мож­но­сти чело­ве­че­ско­го мыш­ле­ния оста­ют­ся при­мер­но на одном и том же уровне, как и рань­ше.

Есть такое поня­тие – кибе­ро­фо­бия, или боязнь ком­пью­те­ров. Тер­мин появил­ся еще тогда, когда не было Интер­не­та, и, воз­мож­но, сего­дня зву­чит как-то ина­че, но суть его, в любом слу­чае оста­лась преж­ней – это боязнь ком­пью­те­ров и ком­пью­тер­ных тех­но­ло­гий.

В этом аспек­те страх воз­ни­ка­ет пото­му, что пере­ме­ши­ва­ют­ся при­чин­но-след­ствен­ные свя­зи: тех­но­ло­ги­че­ский про­гресс вос­при­ни­ма­ет­ся как вдруг мате­ри­а­ли­зо­вав­ша­я­ся дан­ность, кото­рая высту­па­ет как вре­до­нос­ный носи­тель, при­чи­на всех бед. Это непра­виль­но.

Ком­пью­тер сам есть след­ствие, вынуж­ден­ная необ­хо­ди­мость, реак­ция соци­аль­но­го орга­низ­ма на воз­рас­та­ю­щие инфор­ма­ци­он­ные тре­бо­ва­ния, с кото­ры­ми не может спра­вить­ся не отдель­ный субъ­ект, ни обще­ство в целом.

Ком­пью­тер – слов­но как реак­ция иммун­ной систе­мы в ответ на внеш­нее агрес­сив­ное воз­дей­ствие.

Чем луч­ше устро­е­на ваша иммун­ная систе­ма, тем боль­ше у вас шан­сов спра­вить­ся с забо­ле­ва­ни­ем, с пато­ген­ным фак­то­ром. Чем луч­ше ваша вычис­ли­тель­ная ситу­а­ция, тем более высо­ки ваши резер­вы, тем более эффек­тив­но вы може­те вза­и­мо­дей­ство­вать с инфор­ма­ци­ей, хра­нить ее, пере­рас­пре­де­лять, полу­чать, систе­ма­ти­зи­ро­вать и предъ­яв­лять по пер­во­му тре­бо­ва­нию.

С этой точ­ки зре­ния сорев­но­вать­ся с ком­пью­те­ром в спо­соб­но­стях – это при­мер­но то же самое, как если бы ваша пра­вая рука боро­лась с левой. Высо­кие тех­но­ло­гии – это есте­ствен­ная часть вашей лич­но­сти само­го бли­жай­ше­го буду­ще­го, при­су­щая вам настоль­ко же, как есте­ствен­ны пять паль­цев на ваших руках и ногах, зре­ние, слух или чув­стви­тель­ность к запа­хам.

Чело­век сольет­ся с маши­ной в одно целое, где послед­няя будет высту­пать в каче­стве силь­но­го сред­ства, когда вам не хва­та­ет соб­ствен­ных ресур­сов, что­бы справ­лять­ся с инфор­ма­ци­он­ной нагруз­кой. Ведь нико­го уже не удив­ля­ет, что мы пьем анти­био­ти­ки и не очень-то наде­ем­ся на резер­вы орга­низ­ма. Тем более, никто не сорев­ну­ет­ся с анти­био­ти­ка­ми. Так­же мож­но ска­зать, что анти­био­ти­ки не состав­ля­ют ника­ко­го тай­но­го заго­во­ра про­из­во­ди­те­лей анти­био­ти­ков, стре­мя­щих­ся пора­бо­тить чело­ве­ка.

Так что и ком­пью­тер­ные тех­но­ло­гии бли­жай­ше­го буду­ще­го не отни­мут у чело­ве­ка ни сво­бо­ду, ни ум, ни память, ни что осталь­ное, но лишь допол­нят, помо­гая ему справ­лять­ся с труд­ны­ми ситу­а­ци­я­ми.

Сей­час вот мно­го гово­рят о том, что поль­зо­ва­те­ли Интер­не­та – это какие-то там жал­кие люди, погряз­шие в вир­ту­аль­ной реаль­но­сти и ни на что не спо­соб­ны. Я уве­ряю вас, что это самое абсурд­ное и ничем не обос­но­ван­ное заяв­ле­ние. Я бы даже поде­лил­ся с вами про­ти­во­по­лож­ной точ­кой зре­ния на поль­зо­ва­те­лей Интер­не­та.

Люди, кото­рые исполь­зу­ют сего­дня всю мощь и силу Интер­не­та в сво­ей повсе­днев­ной реаль­но­сти, – это люди буду­ще­го. К это­му при­дет каж­дый, рань­ше или поз­же, но они при­шли уже сего­дня, здесь и сей­час. Сего­дня они живут в новом инфор­ма­ци­он­ном про­стран­стве, осва­и­ва­ют его, учат­ся с ним вза­и­мо­дей­ство­вать. Что бы они ни дела­ли в Сети – игра­ли бы в игры, иска­ли бы рефе­ра­ты и кур­со­вые рабо­ты, чита­ли бы ново­сти, бол­та­ли по интер­нет-пей­дже­ру, слу­ша­ли музы­ку пря­мо в Интер­не­те, зна­ко­ми­лись, участ­во­ва­ли в дис­кус­си­ях и вир­ту­аль­ных фору­мах – они пер­во­про­ход­цы новой инфор­ма­ци­он­ной реаль­но­сти, есте­ство­ис­пы­та­те­ли наше­го бли­жай­ше­го буду­ще­го, когда вы уже не отли­чи­те, где кон­ча­ет­ся чело­век и начи­на­ет­ся ком­пью­тер.

Совер­шен­но не важ­но, что они дела­ют и чем заня­ты – это их пра­во и их выбор. Но когда это бли­жай­шее чело­ве­ко­ма­шин­ное буду­щее наста­нет, то – они и толь­ко они могут быть уве­ре­ны в том, что такие сло­ва как циф­ро­вая дис­кри­ми­на­ция – это явно не про них. И когда они при­дут на рабо­ту, когда они запол­нят свои резю­ме – их при­мут в любом месте, в деся­ти слу­ча­ев из деся­ти. Про­сто пото­му, что они поня­ли все гораз­до рань­ше осталь­ных и гораз­до быст­рее ста­ли людь­ми новой при­бли­жа­ю­щей­ся реаль­но­сти.

Источ­ник: Psyberia.ru

Об авторе

Вит Ценёв — пси­хо­лог. Окон­чил факуль­тет пси­хо­ло­гии ТГУ (Том­ско­го Госу­дар­ствен­но­го Уни­вер­си­те­та) и Сибир­ский Инсти­тут по про­бле­мам аддик­тив­но­го пове­де­ния. Член Ассо­ци­а­ции Пси­хо­ло­гов Ново­рос­сии.

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkgooglepluspinterest