Смирнов Ф.О. Рунет — виртуальная Россия?

С

К проблеме национальных секторов Интернета

Интернет и информационные технологии стали темой гуманитарных исследований сравнительно недавно. Среди публикаций явно лидируют психологические работы, можно обнаружить и статьи, затрагивающие социологические и лингвистические аспекты.

Особенностями Сети, вызвавшими наибольший интерес в среде исследователей, оказались:

  • мотивация пользователей Интернета,
  • их индивидуально-психологические особенности,
  • различные аспекты формирования и функционирования сетевых сообществ,
  • форма «наркотической» зависимости от Интернета (кибераддикция).

Учитывая молодой возраст самой глобальной компьютерной сети, глубина и уровень проведенных исследований не могут не радовать.

На фоне публикаций по данной теме более отчетливо заметен глобальный характер проведенных исследований. Как правило, авторы интересуются Интернетом вообще, активно используют теории западных исследователей для интерпретации собственного эмпирического материала, собранного на просторах Рунета.

С одной стороны, такой подход правомерен: стоит лишь вспомнить, что сама идеология Сети предполагает ее общемировой характер, стирание географических и культурных границ, глобализацию знания и общения.

С другой стороны, нельзя забывать, что представители различных этнокультурных общностей взаимодействуют между собой не только посредством английского языка: в последнее время быстрый рост и развитие характерны и для национальных секторов.

Если в начале девяностых годов прошлого века, на заре прихода Интернета в Россию, работа с ним была немыслима без достаточно высокого уровня владения английским языком, то сегодня с Сетью могут комфортно работать люди, не владеющие иностранными языками вообще.

Может создаться впечатление, что в таком случае сам Интернет утрачивает свой глобальный характер и превращается в некую локальную сеть в пределах отдельно взятого культурно-языкового сообщества.

Такое утверждение справедливо, но лишь отчасти: ведь огромное количество материалов в Рунете представляет собой переводы уже существующих англоязычных текстов. Особенно это касается популярных книг и новостей. В этой же связи стоит вспомнить и о значительном (с точки зрения их представленности в Рунете) количестве наших соотечественников за рубежом.

Регулярно проводя в Рунете свое свободное время, они, вполне возможно, находят для себя средство виртуальной идентификации с Рунетом как с культурно-языковым сообществом.

Другими словами, Рунет — это не виртуальная Россия, это виртуальное пространство для русскоговорящих людей. Об этом не стоит забывать.

«Интернет, в силу своей всемирной представленности, является поликультурным, в общении могут принимать участие представители различных социальных и этнических культур» (Шевченко, 2001). Однако представители различных культур привносят в интернет-общение свои собственные стереотипы, организуют информационное пространство в соответствии со своими представлениями. Изучение таких культурных различий может стать темой самостоятельного исследования.

Учитывая тесную связь языка и мышления, можно говорить о том, что Интернет формирует особую языковую личность.

Л. Г. Антонова и Е. С. Жуленева выделяют специфические качества «виртуальной» языковой личности:

  1. Языковая компетенция базируется и на литературном языке, и на иноязычных заимствованиях, а также на различных диалектах.
  2. Для эффективного осуществления коммуникации в Интернете необходимо владеть всеми сферами языка, даже табуированными
    (Коммуникативные исследования, 2003, с. 25).

Представляется, что речь все-таки идет о взаимовлиянии: под влиянием Сети трансформируется не только языковое сознание человека, изменяется и сам Интернет — вернее, его исходная концепция испытывает влияние различных языков и культур.

Это звучит еще более убедительно, если вспомнить о том, что основная форма коммуникации в Интернете — письменная речь. В Сети практически полностью отсутствуют невербальные формы передачи информационного содержания, поэтому вообще всю структуру информационного пространства выстраивает человеческий язык.

Представляет интерес рассмотреть Рунет с точки зрения пересечения в его структуре элементов виртуального и реального.

  • Что в российском секторе Сети является уникальным, то есть порождением «новой» реальности информационных технологий, а что есть проекция происходящих в реальной России процессов?
  • Как влияют реальные процессы на развитие языка Рунета?
  • В какой степени реальные тенденции приводят к обособлению Рунета как языковой среды от остального сетевого пространства?

Е. П. Белинская указывает на своеобразный «frame of reference» отношения широких масс российских пользователей к виртуальной реальности. На характер развития Рунета и на восприятие его пользователями влияют условия российской действительности, которые на протяжении ряда лет характеризуются социальной нестабильностью (Белинская, 2002).

Социальные, культурные, языковые факторы, определяющие тенденции реального развития той или иной культурно-языковой общности, взаимодействуют с базисными принципами глобальной Сети. Это приводит к формированию национальных секторов Интернета, которые обладают специфическими особенностями.

Перед нами не копия реальности, но и не чистая глобальная виртуальность.

Рунет — это зеркало, в котором российская действительность приобретает причудливые очертания. Иногда реальные тенденции представлены в Сети с точностью до наоборот.

Коллективизм как одна из характерных особенностей национального характера в современной России все больше отходит на второй план. Во многом под влиянием западных ценностей, где индивидуализм, вера в собственные силы в сочетании с готовностью к сотрудничеству рассматриваются в качестве базовых качеств сформировавшейся личности. Реальное российское общество становится все более атомарным, разобщенным.

Рунет в данном случае демонстрирует противоположные тенденции: здесь одиночество и избегание контактов с другими пользователями не приветствуется. С одной стороны, есть широкие возможности для самовыражения в процессе создания собственных веб-страниц, с другой — эффективное самовыражение в Интернете невозможно без общения.

Как замечает Е. П. Белинская, «не информация, а коммуникация становится «смыслообразующим стержнем» информационного общества (Белинская, 2002). Формируются сетевые сообщества, существуют тысячи чатов, форумов, серверов знакомств. «Интернет в своем развитии уже прошел путь от профессиональной среды общения программистов к среде свободного общения, которая реализует в себе более широкие личные интересы» (Мышенкова, 2002).

Таким образом, Рунет становится хорошей альтернативой для удовлетворения потребности в общении для все большего количества людей, которые не находят этого в реальной российской действительности.

Пожалуй, наблюдается парадоксальное явление:

  1. Интернет, зародившийся в недрах одной из самых успешных западных держав, сам по себе должен нести на российские просторы ценности индивидуализма, возможности творческой самореализации, достижения успеха в одиночку.
  2. В Рунете сняты многие ограничения реальной действительности: если человек живет вдали от Москвы, но имеет доступ к Сети, он может сам, без помощи других, овладеть новыми знаниями, найти работу, организовать собственное дело. Согласитесь, в реальной жизни все на порядок сложнее.
  3. В тоже время, российское сетевое сообщество не превратилось в кучку замкнутых в себе компьютерных гуру. Нет, скорее наоборот: Рунет сегодня очень трудно представить без общения. Да и добиться индивидуального успеха в нем невозможно, если человек не настроен на активную коммуникацию с другими пользователями Сети.

Таким образом, можно сказать, что Рунет развивается в соответствии с тенденциями, характерными для русского языка вообще.

Максим Кронгауз в статье «Язык мой — враг мой?», отвечая на многочисленные нападки со стороны борцов за чистоту русского языка, замечает, что русская речь в последнее время стала более разнообразной, поскольку сочетает в себе разнородные элементы из когда-то несочетаемых форм языка. Говорить по-русски, по его мнению, это не только говорить правильно, но также и эмоционально, творчески. (Кронгауз, 2002, с. 135−141). Тезис о том, что социальных различий в речи теперь меньше, а индивидуальных — больше, находит свое подтверждение и при анализе коммуникативных процессов в недрах Рунета.

Специфическими отличиями общения в Сети выступают:

  • собственный подъязык;
  • доминирование письменной речи.

Языковая компетенция пользователя Рунета — понятие, практически не имеющее границ. Обладая некоторым базовым ядром знаний, вы сможете эффективно воспринимать информацию и вступать в общение на информационных и развлекательных сайтах.

А что случится, если вы вдруг заглянете на форум для программистов, на сайт экзотерической тематики или зайдете в чат для геймеров? Вы явственно ощутите, что понимать речь других в той степени, в которой вы привыкли делать это в реальной жизни, в Рунете просто не получится.

Объясняется этот факт тем, что снятие традиционных культурных и социальных конвенций приводит к снятию ограничений и в общении. Ведь собеседник обладает полной свободой в управлении информацией о себе: ничто не мешает ему изменить пол, социальную, национальную, культурную принадлежность и выступить в общении в новой роли. В последнее время появилось достаточно много психологических исследований, посвященных проблеме динамичности саморепрезентации пользователя Сети.

Единственный способ убедить собеседника в том, что перед ним представитель именно той социальной, возрастной, половой общности, за которого он себя выдает, — это язык. Пользователи Интернета могут выходить за рамки конвенций общения, которые предписаны им их социальными характеристиками, причем это воспринимается другими с одобрением. В реальной жизни это считалось бы, скорее, патологией.

Значительно возрастает роль вербального общения в Интернете, ведь успешность коммуникации в Сети зависит от владения пользователя не просто ядром лексических и грамматических средств языка, но и периферией. Например, чтобы быть адекватно воспринятым на форуме для компьютерщиков, необходимо владеть компьютерным жаргоном.

Рассматривая взаимодействие Рунета и российской действительности, стоит обратить внимание, как на фоне все увеличивающейся серьезности реальной жизни, набирает популярность такой жанр, как анекдоты. М. Кастельс рассматривает эту тенденцию как отражение традиционного для России способа выживания — народной смехотерапии (Castells, 1998).

Интересной и собственно российской тенденцией предстает отношение российских пользователей к приобретению товаров посредством Интернета.

Хотя в тематических рейтингах популярности интернет-магазины находятся далеко не на первом месте, тем не менее, можно говорить об определенном рынке электронной торговли. Так, например, один из самых известных российских интернет-магазинов OZON.ru объявил о том, что с этого года вышел на уровень самоокупаемости.

Однако стоит лишь взглянуть на сайты крупных торговых точек в Рунете, как станет понятна принципиальная разница между подходами традиционной и электронной торговли.

Хотя новые рыночные ценности постулируют принципиально иное отношение к потребителю товаров и услуг как со стороны производителей, так и со стороны посредников, в большинстве регионов России культура обслуживания покупателей в действительности оставляет желать лучшего. И что примечательно, такое положение дел крайне редко вызывает чрезвычайную обеспокоенность потребителей.

А вот отношение к интернет-торговле принципиально другое. Например, сам способ взаимодействия с человека с сайтом как набором текстов и графических изображений принципиально меняет установки продавца.

Завоевать покупателя можно лишь при соблюдении трех условий: это удобство навигации по сайту, убедительность вербальной информации и качество обслуживания.

Пожалуй, основным фактором в этой группе выступает именно текст, причем текст письменный. Если у менеджера традиционной фирмы есть возможность лично общаться с клиентом, мысленно проигрывать различные стратегии общения, подбирать слова и корректировать свою аргументацию по ходу беседы, то интернет-магазин полностью лишен этих возможностей.

Покупатель взаимодействует с безличным «собеседником», который должен помочь ему разобраться в нетривиально устроенном информационном пространстве. Можно с уверенностью сказать, что этот «собеседник» подчеркнуто вежлив в своей речи (пользователя встречают персонифицированным приветствием «Здравствуйте, уважаемый !!!», к нему обращаются подчеркнуто на «Вы»).

Он предсказуем: как правило, существует определенная структура представления товара: краткое описание, полное описание, отзывы клиентов и т. д. Текст на страницах интернет-магазина отличает полифоничность: слово берет то пресловутый безличный «собеседник», то автор продаваемой книги, то читатели этой книги.

Возможно, такое требовательное отношение к электронной торговле пришло с Запада, но ведь там качественное обслуживание отличает и все сферы офлайнового бизнеса.

Все вышесказанное позволяет утверждать, что:

  • В случае с Интернетом мы не получаем фотокопии происходящих в реальной действительности процессов.
  • Столь же мало российский сектор Сети напоминает зеркальное отражение Интернета в его классическом, американском варианте.
  • Пожалуй, представление об Интернете как пространстве безраздельного господства английского языка и американских культурных конвенций постепенно уступит свое место рассмотрению по схеме «ядро-периферия».

Сегодня национальные сектора объединяют вокруг себя периферийные узлы. Однако первая победа уже на их стороне: глобальная экспансия Интернета не привела к исчезновению национальных языков в Сети, наоборот, они эффективно эволюционировали и оказались конкурентоспособными.

Библиография

  1. Castells M. The Information Age: economy, society and culture. N.Y., 1998.
  2. Антонова Л. Г. Жуленева Е. С. Специфические черты современного электронного эпистолярия // Коммуникативные исследования 2003 / Научн. редактор И. А. Стернин. — Воронеж: Истоки, 2003, с. 25−31.
  3. Белинская Е. П. Человек в информационном мире // Перспективы социальной психологии. — М.: Аспект-пресс, 2002.
  4. Мышенкова Е. С. Гендерный аспект коммуникации в интернет-среде, 2002.
  5. Кронгауз М. Язык мой — враг мой? // Новый мир, 2002, № 10, с. 135−141.
  6. Шевченко Е. С. Факторы динамичности самореперезентации в интернет-общении // «Социальные и психологические последствия применения информационных технологий» — конференция на портале «Аудиториум"(01.02.2001 — 01.05.2001). Секция 4. Особенности идентичности у пользователей Интернета. Доклад.

Об авторе

Смирнов Федор Олегович — ЯГПУ. Окончил факультет иностранных языков в 2002 году. С 2001 года работает в сфере информационных технологий: проектирование и разработка веб-ресурсов, веб-программирование, создание информационного наполнения сайтов. Сфера научных интересов — лингвокультурные особенности Рунета как особой информационной среды, влияние компьютера и ИТ на языковое сознание.

Категории

Метки

Публикации

Общение

Cyberpsy.ru - первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии.
Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.