Смирнов Ф.О. Рунет — виртуальная Россия?

С

К проблеме национальных секторов Интернета

Интер­нет и инфор­ма­ци­он­ные тех­но­ло­гии ста­ли темой гума­ни­тар­ных иссле­до­ва­ний срав­ни­тель­но недав­но. Сре­ди пуб­ли­ка­ций явно лиди­ру­ют пси­хо­ло­ги­че­ские рабо­ты, мож­но обна­ру­жить и ста­тьи, затра­ги­ва­ю­щие социо­ло­ги­че­ские и линг­ви­сти­че­ские аспек­ты.

Осо­бен­но­стя­ми Сети, вызвав­ши­ми наи­боль­ший инте­рес в сре­де иссле­до­ва­те­лей, ока­за­лись:

  • моти­ва­ция поль­зо­ва­те­лей Интер­не­та,
  • их инди­ви­ду­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ские осо­бен­но­сти,
  • раз­лич­ные аспек­ты фор­ми­ро­ва­ния и функ­ци­о­ни­ро­ва­ния сете­вых сооб­ществ,
  • фор­ма «нар­ко­ти­че­ской» зави­си­мо­сти от Интер­не­та (кибе­рад­дик­ция).

Учи­ты­вая моло­дой воз­раст самой гло­баль­ной ком­пью­тер­ной сети, глу­би­на и уро­вень про­ве­ден­ных иссле­до­ва­ний не могут не радо­вать.

На фоне пуб­ли­ка­ций по дан­ной теме более отчет­ли­во заме­тен гло­баль­ный харак­тер про­ве­ден­ных иссле­до­ва­ний. Как пра­ви­ло, авто­ры инте­ре­су­ют­ся Интер­не­том вооб­ще, актив­но исполь­зу­ют тео­рии запад­ных иссле­до­ва­те­лей для интер­пре­та­ции соб­ствен­но­го эмпи­ри­че­ско­го мате­ри­а­ла, собран­но­го на про­сто­рах Руне­та.

С одной сто­ро­ны, такой под­ход пра­во­ме­рен: сто­ит лишь вспом­нить, что сама идео­ло­гия Сети пред­по­ла­га­ет ее обще­ми­ро­вой харак­тер, сти­ра­ние гео­гра­фи­че­ских и куль­тур­ных гра­ниц, гло­ба­ли­за­цию зна­ния и обще­ния.

С дру­гой сто­ро­ны, нель­зя забы­вать, что пред­ста­ви­те­ли раз­лич­ных этно­куль­тур­ных общ­но­стей вза­и­мо­дей­ству­ют меж­ду собой не толь­ко посред­ством англий­ско­го язы­ка: в послед­нее вре­мя быст­рый рост и раз­ви­тие харак­тер­ны и для наци­о­наль­ных сек­то­ров.

Если в нача­ле девя­но­стых годов про­шло­го века, на заре при­хо­да Интер­не­та в Рос­сию, рабо­та с ним была немыс­ли­ма без доста­точ­но высо­ко­го уров­ня вла­де­ния англий­ским язы­ком, то сего­дня с Сетью могут ком­форт­но рабо­тать люди, не вла­де­ю­щие ино­стран­ны­ми язы­ка­ми вооб­ще.

Может создать­ся впе­чат­ле­ние, что в таком слу­чае сам Интер­нет утра­чи­ва­ет свой гло­баль­ный харак­тер и пре­вра­ща­ет­ся в некую локаль­ную сеть в пре­де­лах отдель­но взя­то­го куль­тур­но-язы­ко­во­го сооб­ще­ства.

Такое утвер­жде­ние спра­вед­ли­во, но лишь отча­сти: ведь огром­ное коли­че­ство мате­ри­а­лов в Руне­те пред­став­ля­ет собой пере­во­ды уже суще­ству­ю­щих англо­языч­ных тек­стов. Осо­бен­но это каса­ет­ся попу­ляр­ных книг и ново­стей. В этой же свя­зи сто­ит вспом­нить и о зна­чи­тель­ном (с точ­ки зре­ния их пред­став­лен­но­сти в Руне­те) коли­че­стве наших сооте­че­ствен­ни­ков за рубе­жом.

Регу­ляр­но про­во­дя в Руне­те свое сво­бод­ное вре­мя, они, вполне воз­мож­но, нахо­дят для себя сред­ство вир­ту­аль­ной иден­ти­фи­ка­ции с Руне­том как с куль­тур­но-язы­ко­вым сооб­ще­ством.

Дру­ги­ми сло­ва­ми, Рунет – это не вир­ту­аль­ная Рос­сия, это вир­ту­аль­ное про­стран­ство для рус­ско­го­во­ря­щих людей. Об этом не сто­ит забы­вать.

«Интер­нет, в силу сво­ей все­мир­ной пред­став­лен­но­сти, явля­ет­ся поли­куль­тур­ным, в обще­нии могут при­ни­мать уча­стие пред­ста­ви­те­ли раз­лич­ных соци­аль­ных и этни­че­ских куль­тур» (Шев­чен­ко, 2001). Одна­ко пред­ста­ви­те­ли раз­лич­ных куль­тур при­вно­сят в интер­нет-обще­ние свои соб­ствен­ные сте­рео­ти­пы, орга­ни­зу­ют инфор­ма­ци­он­ное про­стран­ство в соот­вет­ствии со сво­и­ми пред­став­ле­ни­я­ми. Изу­че­ние таких куль­тур­ных раз­ли­чий может стать темой само­сто­я­тель­но­го иссле­до­ва­ния.

Учи­ты­вая тес­ную связь язы­ка и мыш­ле­ния, мож­но гово­рить о том, что Интер­нет фор­ми­ру­ет осо­бую язы­ко­вую лич­ность.

Л. Г. Анто­но­ва и Е. С. Жуле­не­ва выде­ля­ют спе­ци­фи­че­ские каче­ства «вир­ту­аль­ной» язы­ко­вой лич­но­сти:

  1. Язы­ко­вая ком­пе­тен­ция бази­ру­ет­ся и на лите­ра­тур­ном язы­ке, и на ино­языч­ных заим­ство­ва­ни­ях, а так­же на раз­лич­ных диа­лек­тах.
  2. Для эффек­тив­но­го осу­ществ­ле­ния ком­му­ни­ка­ции в Интер­не­те необ­хо­ди­мо вла­деть все­ми сфе­ра­ми язы­ка, даже табу­и­ро­ван­ны­ми
    (Ком­му­ни­ка­тив­ные иссле­до­ва­ния, 2003, с. 25).

Пред­став­ля­ет­ся, что речь все-таки идет о вза­и­мо­вли­я­нии: под вли­я­ни­ем Сети транс­фор­ми­ру­ет­ся не толь­ко язы­ко­вое созна­ние чело­ве­ка, изме­ня­ет­ся и сам Интер­нет – вер­нее, его исход­ная кон­цеп­ция испы­ты­ва­ет вли­я­ние раз­лич­ных язы­ков и куль­тур.

Это зву­чит еще более убе­ди­тель­но, если вспом­нить о том, что основ­ная фор­ма ком­му­ни­ка­ции в Интер­не­те – пись­мен­ная речь. В Сети прак­ти­че­ски пол­но­стью отсут­ству­ют невер­баль­ные фор­мы пере­да­чи инфор­ма­ци­он­но­го содер­жа­ния, поэто­му вооб­ще всю струк­ту­ру инфор­ма­ци­он­но­го про­стран­ства выстра­и­ва­ет чело­ве­че­ский язык.

Пред­став­ля­ет инте­рес рас­смот­реть Рунет с точ­ки зре­ния пере­се­че­ния в его струк­ту­ре эле­мен­тов вир­ту­аль­но­го и реаль­но­го.

  • Что в рос­сий­ском сек­то­ре Сети явля­ет­ся уни­каль­ным, то есть порож­де­ни­ем «новой» реаль­но­сти инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий, а что есть про­ек­ция про­ис­хо­дя­щих в реаль­ной Рос­сии про­цес­сов?
  • Как вли­я­ют реаль­ные про­цес­сы на раз­ви­тие язы­ка Руне­та?
  • В какой сте­пе­ни реаль­ные тен­ден­ции при­во­дят к обособ­ле­нию Руне­та как язы­ко­вой сре­ды от осталь­но­го сете­во­го про­стран­ства?

Е. П. Белин­ская ука­зы­ва­ет на свое­об­раз­ный «frame of reference» отно­ше­ния широ­ких масс рос­сий­ских поль­зо­ва­те­лей к вир­ту­аль­ной реаль­но­сти. На харак­тер раз­ви­тия Руне­та и на вос­при­я­тие его поль­зо­ва­те­ля­ми вли­я­ют усло­вия рос­сий­ской дей­стви­тель­но­сти, кото­рые на про­тя­же­нии ряда лет харак­те­ри­зу­ют­ся соци­аль­ной неста­биль­но­стью (Белин­ская, 2002).

Соци­аль­ные, куль­тур­ные, язы­ко­вые фак­то­ры, опре­де­ля­ю­щие тен­ден­ции реаль­но­го раз­ви­тия той или иной куль­тур­но-язы­ко­вой общ­но­сти, вза­и­мо­дей­ству­ют с базис­ны­ми прин­ци­па­ми гло­баль­ной Сети. Это при­во­дит к фор­ми­ро­ва­нию наци­о­наль­ных сек­то­ров Интер­не­та, кото­рые обла­да­ют спе­ци­фи­че­ски­ми осо­бен­но­стя­ми.

Перед нами не копия реаль­но­сти, но и не чистая гло­баль­ная вир­ту­аль­ность.

Рунет – это зер­ка­ло, в кото­ром рос­сий­ская дей­стви­тель­ность при­об­ре­та­ет при­чуд­ли­вые очер­та­ния. Ино­гда реаль­ные тен­ден­ции пред­став­ле­ны в Сети с точ­но­стью до наобо­рот.

Кол­лек­ти­визм как одна из харак­тер­ных осо­бен­но­стей наци­о­наль­но­го харак­те­ра в совре­мен­ной Рос­сии все боль­ше отхо­дит на вто­рой план. Во мно­гом под вли­я­ни­ем запад­ных цен­но­стей, где инди­ви­ду­а­лизм, вера в соб­ствен­ные силы в соче­та­нии с готов­но­стью к сотруд­ни­че­ству рас­смат­ри­ва­ют­ся в каче­стве базо­вых качеств сфор­ми­ро­вав­шей­ся лич­но­сти. Реаль­ное рос­сий­ское обще­ство ста­но­вит­ся все более ато­мар­ным, раз­об­щен­ным.

Рунет в дан­ном слу­чае демон­стри­ру­ет про­ти­во­по­лож­ные тен­ден­ции: здесь оди­но­че­ство и избе­га­ние кон­так­тов с дру­ги­ми поль­зо­ва­те­ля­ми не при­вет­ству­ет­ся. С одной сто­ро­ны, есть широ­кие воз­мож­но­сти для само­вы­ра­же­ния в про­цес­се созда­ния соб­ствен­ных веб-стра­ниц, с дру­гой – эффек­тив­ное само­вы­ра­же­ние в Интер­не­те невоз­мож­но без обще­ния.

Как заме­ча­ет Е. П. Белин­ская, «не инфор­ма­ция, а ком­му­ни­ка­ция ста­но­вит­ся «смыс­ло­об­ра­зу­ю­щим стерж­нем» инфор­ма­ци­он­но­го обще­ства (Белин­ская, 2002). Фор­ми­ру­ют­ся сете­вые сооб­ще­ства, суще­ству­ют тыся­чи чатов, фору­мов, сер­ве­ров зна­комств. «Интер­нет в сво­ем раз­ви­тии уже про­шел путь от про­фес­си­о­наль­ной сре­ды обще­ния про­грам­ми­стов к сре­де сво­бод­но­го обще­ния, кото­рая реа­ли­зу­ет в себе более широ­кие лич­ные инте­ре­сы» (Мышен­ко­ва, 2002).

Таким обра­зом, Рунет ста­но­вит­ся хоро­шей аль­тер­на­ти­вой для удо­вле­тво­ре­ния потреб­но­сти в обще­нии для все боль­ше­го коли­че­ства людей, кото­рые не нахо­дят это­го в реаль­ной рос­сий­ской дей­стви­тель­но­сти.

Пожа­луй, наблю­да­ет­ся пара­док­саль­ное явле­ние:

  1. Интер­нет, заро­див­ший­ся в нед­рах одной из самых успеш­ных запад­ных дер­жав, сам по себе дол­жен нести на рос­сий­ские про­сто­ры цен­но­сти инди­ви­ду­а­лиз­ма, воз­мож­но­сти твор­че­ской само­ре­а­ли­за­ции, дости­же­ния успе­ха в оди­ноч­ку.
  2. В Руне­те сня­ты мно­гие огра­ни­че­ния реаль­ной дей­стви­тель­но­сти: если чело­век живет вда­ли от Моск­вы, но име­ет доступ к Сети, он может сам, без помо­щи дру­гих, овла­деть новы­ми зна­ни­я­ми, най­ти рабо­ту, орга­ни­зо­вать соб­ствен­ное дело. Согла­си­тесь, в реаль­ной жиз­ни все на поря­док слож­нее.
  3. В тоже вре­мя, рос­сий­ское сете­вое сооб­ще­ство не пре­вра­ти­лось в куч­ку замкну­тых в себе ком­пью­тер­ных гуру. Нет, ско­рее наобо­рот: Рунет сего­дня очень труд­но пред­ста­вить без обще­ния. Да и добить­ся инди­ви­ду­аль­но­го успе­ха в нем невоз­мож­но, если чело­век не настро­ен на актив­ную ком­му­ни­ка­цию с дру­ги­ми поль­зо­ва­те­ля­ми Сети.

Таким обра­зом, мож­но ска­зать, что Рунет раз­ви­ва­ет­ся в соот­вет­ствии с тен­ден­ци­я­ми, харак­тер­ны­ми для рус­ско­го язы­ка вооб­ще.

Мак­сим Крон­гауз в ста­тье «Язык мой – враг мой?», отве­чая на мно­го­чис­лен­ные напад­ки со сто­ро­ны бор­цов за чисто­ту рус­ско­го язы­ка, заме­ча­ет, что рус­ская речь в послед­нее вре­мя ста­ла более раз­но­об­раз­ной, посколь­ку соче­та­ет в себе раз­но­род­ные эле­мен­ты из когда-то несо­че­та­е­мых форм язы­ка. Гово­рить по-рус­ски, по его мне­нию, это не толь­ко гово­рить пра­виль­но, но так­же и эмо­ци­о­наль­но, твор­че­ски. (Крон­гауз, 2002, с. 135–141). Тезис о том, что соци­аль­ных раз­ли­чий в речи теперь мень­ше, а инди­ви­ду­аль­ных – боль­ше, нахо­дит свое под­твер­жде­ние и при ана­ли­зе ком­му­ни­ка­тив­ных про­цес­сов в нед­рах Руне­та.

Спе­ци­фи­че­ски­ми отли­чи­я­ми обще­ния в Сети высту­па­ют:

  • соб­ствен­ный подъ­язык;
  • доми­ни­ро­ва­ние пись­мен­ной речи.

Язы­ко­вая ком­пе­тен­ция поль­зо­ва­те­ля Руне­та – поня­тие, прак­ти­че­ски не име­ю­щее гра­ниц. Обла­дая неко­то­рым базо­вым ядром зна­ний, вы смо­же­те эффек­тив­но вос­при­ни­мать инфор­ма­цию и всту­пать в обще­ние на инфор­ма­ци­он­ных и раз­вле­ка­тель­ных сай­тах.

А что слу­чит­ся, если вы вдруг загля­не­те на форум для про­грам­ми­стов, на сайт экзо­те­ри­че­ской тема­ти­ки или зай­де­те в чат для гей­ме­ров? Вы явствен­но ощу­ти­те, что пони­мать речь дру­гих в той сте­пе­ни, в кото­рой вы при­вык­ли делать это в реаль­ной жиз­ни, в Руне­те про­сто не полу­чит­ся.

Объ­яс­ня­ет­ся этот факт тем, что сня­тие тра­ди­ци­он­ных куль­тур­ных и соци­аль­ных кон­вен­ций при­во­дит к сня­тию огра­ни­че­ний и в обще­нии. Ведь собе­сед­ник обла­да­ет пол­ной сво­бо­дой в управ­ле­нии инфор­ма­ци­ей о себе: ничто не меша­ет ему изме­нить пол, соци­аль­ную, наци­о­наль­ную, куль­тур­ную при­над­леж­ность и высту­пить в обще­нии в новой роли. В послед­нее вре­мя появи­лось доста­точ­но мно­го пси­хо­ло­ги­че­ских иссле­до­ва­ний, посвя­щен­ных про­бле­ме дина­мич­но­сти само­ре­пре­зен­та­ции поль­зо­ва­те­ля Сети.

Един­ствен­ный спо­соб убе­дить собе­сед­ни­ка в том, что перед ним пред­ста­ви­тель имен­но той соци­аль­ной, воз­раст­ной, поло­вой общ­но­сти, за кото­ро­го он себя выда­ет, — это язык. Поль­зо­ва­те­ли Интер­не­та могут выхо­дить за рам­ки кон­вен­ций обще­ния, кото­рые пред­пи­са­ны им их соци­аль­ны­ми харак­те­ри­сти­ка­ми, при­чем это вос­при­ни­ма­ет­ся дру­ги­ми с одоб­ре­ни­ем. В реаль­ной жиз­ни это счи­та­лось бы, ско­рее, пато­ло­ги­ей.

Зна­чи­тель­но воз­рас­та­ет роль вер­баль­но­го обще­ния в Интер­не­те, ведь успеш­ность ком­му­ни­ка­ции в Сети зави­сит от вла­де­ния поль­зо­ва­те­ля не про­сто ядром лек­си­че­ских и грам­ма­ти­че­ских средств язы­ка, но и пери­фе­ри­ей. Напри­мер, что­бы быть адек­ват­но вос­при­ня­тым на фору­ме для ком­пью­тер­щи­ков, необ­хо­ди­мо вла­деть ком­пью­тер­ным жар­го­ном.

Рас­смат­ри­вая вза­и­мо­дей­ствие Руне­та и рос­сий­ской дей­стви­тель­но­сти, сто­ит обра­тить вни­ма­ние, как на фоне все уве­ли­чи­ва­ю­щей­ся серьез­но­сти реаль­ной жиз­ни, наби­ра­ет попу­ляр­ность такой жанр, как анек­до­ты. М. Кастельс рас­смат­ри­ва­ет эту тен­ден­цию как отра­же­ние тра­ди­ци­он­но­го для Рос­сии спо­со­ба выжи­ва­ния – народ­ной сме­хо­те­ра­пии (Castells, 1998).

Инте­рес­ной и соб­ствен­но рос­сий­ской тен­ден­ци­ей пред­ста­ет отно­ше­ние рос­сий­ских поль­зо­ва­те­лей к при­об­ре­те­нию това­ров посред­ством Интер­не­та.

Хотя в тема­ти­че­ских рей­тин­гах попу­ляр­но­сти интер­нет-мага­зи­ны нахо­дят­ся дале­ко не на пер­вом месте, тем не менее, мож­но гово­рить об опре­де­лен­ном рын­ке элек­трон­ной тор­гов­ли. Так, напри­мер, один из самых извест­ных рос­сий­ских интер­нет-мага­зи­нов OZON.ru объ­явил о том, что с это­го года вышел на уро­вень само­оку­па­е­мо­сти.

Одна­ко сто­ит лишь взгля­нуть на сай­ты круп­ных тор­го­вых точек в Руне­те, как ста­нет понят­на прин­ци­пи­аль­ная раз­ни­ца меж­ду под­хо­да­ми тра­ди­ци­он­ной и элек­трон­ной тор­гов­ли.

Хотя новые рыноч­ные цен­но­сти посту­ли­ру­ют прин­ци­пи­аль­но иное отно­ше­ние к потре­би­те­лю това­ров и услуг как со сто­ро­ны про­из­во­ди­те­лей, так и со сто­ро­ны посред­ни­ков, в боль­шин­стве реги­о­нов Рос­сии куль­ту­ра обслу­жи­ва­ния поку­па­те­лей в дей­стви­тель­но­сти остав­ля­ет желать луч­ше­го. И что при­ме­ча­тель­но, такое поло­же­ние дел крайне ред­ко вызы­ва­ет чрез­вы­чай­ную обес­по­ко­ен­ность потре­би­те­лей.

А вот отно­ше­ние к интер­нет-тор­гов­ле прин­ци­пи­аль­но дру­гое. Напри­мер, сам спо­соб вза­и­мо­дей­ствия с чело­ве­ка с сай­том как набо­ром тек­стов и гра­фи­че­ских изоб­ра­же­ний прин­ци­пи­аль­но меня­ет уста­нов­ки про­дав­ца.

Заво­е­вать поку­па­те­ля мож­но лишь при соблю­де­нии трех усло­вий: это удоб­ство нави­га­ции по сай­ту, убе­ди­тель­ность вер­баль­ной инфор­ма­ции и каче­ство обслу­жи­ва­ния.

Пожа­луй, основ­ным фак­то­ром в этой груп­пе высту­па­ет имен­но текст, при­чем текст пись­мен­ный. Если у мене­дже­ра тра­ди­ци­он­ной фир­мы есть воз­мож­ность лич­но общать­ся с кли­ен­том, мыс­лен­но про­иг­ры­вать раз­лич­ные стра­те­гии обще­ния, под­би­рать сло­ва и кор­рек­ти­ро­вать свою аргу­мен­та­цию по ходу бесе­ды, то интер­нет-мага­зин пол­но­стью лишен этих воз­мож­но­стей.

Поку­па­тель вза­и­мо­дей­ству­ет с без­лич­ным «собе­сед­ни­ком», кото­рый дол­жен помочь ему разо­брать­ся в нетри­ви­аль­но устро­ен­ном инфор­ма­ци­он­ном про­стран­стве. Мож­но с уве­рен­но­стью ска­зать, что этот «собе­сед­ник» под­черк­ну­то веж­лив в сво­ей речи (поль­зо­ва­те­ля встре­ча­ют пер­со­ни­фи­ци­ро­ван­ным при­вет­стви­ем «Здрав­ствуй­те, ува­жа­е­мый …!», к нему обра­ща­ют­ся под­черк­ну­то на «Вы»).

Он пред­ска­зу­ем: как пра­ви­ло, суще­ству­ет опре­де­лен­ная струк­ту­ра пред­став­ле­ния това­ра: крат­кое опи­са­ние, пол­ное опи­са­ние, отзы­вы кли­ен­тов и т. д. Текст на стра­ни­цах интер­нет-мага­зи­на отли­ча­ет поли­фо­нич­ность: сло­во берет то пре­сло­ву­тый без­лич­ный «собе­сед­ник», то автор про­да­ва­е­мой кни­ги, то чита­те­ли этой кни­ги.

Воз­мож­но, такое тре­бо­ва­тель­ное отно­ше­ние к элек­трон­ной тор­гов­ле при­шло с Запа­да, но ведь там каче­ствен­ное обслу­жи­ва­ние отли­ча­ет и все сфе­ры офлай­но­во­го биз­не­са.

Все выше­ска­зан­ное поз­во­ля­ет утвер­ждать, что:

  • В слу­чае с Интер­не­том мы не полу­ча­ем фото­ко­пии про­ис­хо­дя­щих в реаль­ной дей­стви­тель­но­сти про­цес­сов.
  • Столь же мало рос­сий­ский сек­тор Сети напо­ми­на­ет зер­каль­ное отра­же­ние Интер­не­та в его клас­си­че­ском, аме­ри­кан­ском вари­ан­те.
  • Пожа­луй, пред­став­ле­ние об Интер­не­те как про­стран­стве без­раз­дель­но­го гос­под­ства англий­ско­го язы­ка и аме­ри­кан­ских куль­тур­ных кон­вен­ций посте­пен­но усту­пит свое место рас­смот­ре­нию по схе­ме «ядро-пери­фе­рия».

Сего­дня наци­о­наль­ные сек­то­ра объ­еди­ня­ют вокруг себя пери­фе­рий­ные узлы. Одна­ко пер­вая побе­да уже на их сто­роне: гло­баль­ная экс­пан­сия Интер­не­та не при­ве­ла к исчез­но­ве­нию наци­о­наль­ных язы­ков в Сети, наобо­рот, они эффек­тив­но эво­лю­ци­о­ни­ро­ва­ли и ока­за­лись кон­ку­рен­то­спо­соб­ны­ми.

Библиография

  1. Castells M. The Information Age: economy, society and culture. N.Y., 1998.
  2. Анто­но­ва Л. Г. Жуле­не­ва Е. С. Спе­ци­фи­че­ские чер­ты совре­мен­но­го элек­трон­но­го эпи­сто­ля­рия // Ком­му­ни­ка­тив­ные иссле­до­ва­ния 2003 / Научн. редак­тор И. А. Стер­нин. – Воро­неж: Исто­ки, 2003, с. 25–31.
  3. Белин­ская Е. П. Чело­век в инфор­ма­ци­он­ном мире // Пер­спек­ти­вы соци­аль­ной пси­хо­ло­гии. – М.: Аспект-пресс, 2002.
  4. Мышен­ко­ва Е. С. Ген­дер­ный аспект ком­му­ни­ка­ции в интер­нет-сре­де, 2002.
  5. Крон­гауз М. Язык мой – враг мой? // Новый мир, 2002, №10, с. 135–141.
  6. Шев­чен­ко Е. С. Фак­то­ры дина­мич­но­сти само­ре­пе­ре­зен­та­ции в интер­нет-обще­нии // «Соци­аль­ные и пси­хо­ло­ги­че­ские послед­ствия при­ме­не­ния инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий» — кон­фе­рен­ция на пор­та­ле «Аудиториум»(01.02.2001 — 01.05.2001). Сек­ция 4. Осо­бен­но­сти иден­тич­но­сти у поль­зо­ва­те­лей Интер­не­та. Доклад.

Об авторе

Смир­нов Федор Оле­го­вич — ЯГПУ. Окон­чил факуль­тет ино­стран­ных язы­ков в 2002 году. С 2001 года рабо­та­ет в сфе­ре инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий: про­ек­ти­ро­ва­ние и раз­ра­бот­ка веб-ресур­сов, веб-про­грам­ми­ро­ва­ние, созда­ние инфор­ма­ци­он­но­го напол­не­ния сай­тов. Сфе­ра науч­ных инте­ре­сов — линг­во­куль­тур­ные осо­бен­но­сти Руне­та как осо­бой инфор­ма­ци­он­ной сре­ды, вли­я­ние ком­пью­те­ра и ИТ на язы­ко­вое созна­ние.

Категории

Метки

Публикации

Общение

Cyberpsy.ru - первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии.
Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.