Власова Н. В. Психолого-акмеологические особенности интернет-зависимых подростков

В

В насто­я­щее вре­мя невоз­мож­но пред­ста­вить актив­ную про­дук­тив­ную дея­тель­ность любо­го чело­ве­ка без при­ме­не­ния Интер­не­та. Интер­нет объ­еди­ня­ет боль­шие груп­пы насе­ле­ния, фор­ми­ру­ет круг инте­ре­сов и обще­ния, сти­му­ли­ру­ет раз­ви­тие меж­лич­ност­ных отно­ше­ний, через Интер­нет чело­век реа­ли­зу­ет свои потреб­но­сти в позна­нии, про­ис­хо­дит про­цесс обу­че­ния и фор­ми­ро­ва­ния лич­но­сти.

Сре­ди отри­ца­тель­ных фак­то­ров вли­я­ния интер­нет-куль­ту­ры на лич­ность необ­хо­ди­мо назвать в первую оче­редь депер­со­ни­фи­ци­ру­ю­щее и мета­пер­со­ни­фи­ци­ру­ю­щее воз­дей­ствие, пере­нос полю­са ком­му­ни­ка­тив­ной актив­но­сти из реаль­ных усло­вий соци­у­ма в сеть, аути­за­цию (Пере­жо­гин Л.О., 2011).

Целью наше­го иссле­до­ва­ния яви­лось изу­че­ние пси­хо­ло­ги­че­ских осо­бен­но­стей под­рост­ков, стра­да­ю­щих интер­нет-зави­си­мо­стью.

Иссле­до­ва­ние про­во­ди­лось на выбор­ке из 54 школь­ни­ков 13–16 лет, уча­щих­ся обще­об­ра­зо­ва­тель­ных школ г. Моск­вы. Кон­троль­ную груп­пу соста­ви­ли уча­щи­е­ся под­рост­ко­во­го воз­рас­та, не име­ю­щие выра­жен­ной потреб­но­сти в реа­ли­за­ции ком­му­ни­ка­тив­ной сфе­ры и сфе­ры инте­ре­сов через Интер­нет – 50 чело­век.

Эмпи­ри­че­ское иссле­до­ва­ние, про­ве­ден­ное нами, поз­во­ли­ло выде­лить ряд соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ских и лич­ност­ных фак­то­ров у под­рост­ков, испы­ты­ва­ю­щих устой­чи­вую зави­си­мость от реа­ли­за­ции сво­их потреб­но­стей через Интер­нет. Преж­де все­го, к ним отно­си­лись под­рост­ки с игро­вой интер­нет-зави­си­мо­стью.

Как ука­зы­вал И.С. Кон, «нет прак­ти­че­ски ни одно­го соци­аль­но­го или пси­хо­ло­ги­че­ско­го аспек­та пове­де­ния под­рост­ка, кото­рый не зави­сел бы от его семей­ных усло­вий в насто­я­щем и про­шлом».

Семья – это важ­ней­ший инсти­тут соци­а­ли­за­ции, пер­вый соци­аль­ный мир ребен­ка, в кото­ром он полу­ча­ет опыт вза­и­мо­дей­ствия с окру­жа­ю­щи­ми, овла­де­ва­ет навы­ка­ми пове­де­ния и меж­лич­ност­но­го обще­ния. Поэто­му любая дефор­ма­ция роди­тель­ской семьи при­во­дит к отри­ца­тель­ным послед­стви­ям в раз­ви­тии лич­но­сти ребен­ка.

Для под­рост­ков, стра­да­ю­щих интер­нет-зави­си­мо­стью, доволь­но харак­тер­ным ока­зал­ся фак­тор вос­пи­та­ния в семье со струк­тур­ной и пси­хо­ло­ги­че­ской дефор­ма­ци­ей. В раз­ве­ден­ных семьях ребе­нок в боль­шин­стве слу­ча­ев наблю­да­ет кон­фликт­ные, дис­гар­мо­нич­ные отно­ше­ния меж­ду роди­те­ля­ми, кото­рые в под­рост­ко­вом воз­расте дают о себе знать раз­лич­ны­ми нега­тив­ны­ми про­яв­ле­ни­я­ми и, преж­де все­го, нару­ше­ни­я­ми в пове­де­нии.

Отме­тим, что и в пол­ных семьях несколь­ко реже, но мож­но так­же наблю­дать дис­гар­мо­нич­ные отно­ше­ния. Пси­хо­ло­ги­че­ская дефор­ма­ция семьи свя­за­на с нару­ше­ни­ем систе­мы меж­лич­ност­ных отно­ше­ний, асо­ци­аль­ных уста­но­вок, кото­рые выте­ка­ют из сти­ля семей­но­го вос­пи­та­ния. По типо­ло­гии Д. Баумринд, выде­ля­ют три основ­ных сти­ля семей­но­го вос­пи­та­ния: авто­ри­тар­ный, демо­кра­ти­че­ский и попу­сти­тель­ский.

Про­ве­ден­ное нами иссле­до­ва­ние пока­за­ло, что в семьях, где под­рост­ки чаще все­го име­ли при­стра­стие к интер­нет-играм, пре­об­ла­да­ет попу­сти­тель­ский стиль вос­пи­та­ния. При таком вос­пи­та­нии ребе­нок долж­ным обра­зом не направ­ля­ет­ся, прак­ти­че­ски не зна­ет ника­ких запре­тов и огра­ни­че­ний со сто­ро­ны роди­те­лей.

Всту­пая в под­рост­ко­вый воз­раст, такие дети кон­флик­ту­ют с теми, кто «не пота­ка­ет» их при­хо­тям. Они не спо­соб­ны учи­ты­вать инте­ре­сы дру­гих людей, уста­нав­ли­вать проч­ные эмо­ци­о­наль­ные свя­зи, не гото­вы к огра­ни­че­ни­ям и ответ­ствен­но­сти.

Некон­тро­ли­ру­е­мость пове­де­ния под­рост­ка семьей доволь­но часто при­во­дит его к жела­нию уйти в дру­гую, нере­аль­ную дей­стви­тель­ность, нафан­та­зи­ро­вать себе мир, кото­ро­го нет. Уйти от посто­ян­но­го гне­ту­ще­го чув­ства соб­ствен­ной ненуж­но­сти, непри­зна­ния окру­жа­ю­щи­ми. И этот путь может лег­ко реа­ли­зо­вать­ся через интер­нет-игру или обще­ние в Интер­не­те.

Сле­ду­ет отме­тить, что по нашим дан­ным, и в семьях, прак­ти­ку­ю­щих авто­ри­тар­ный стиль вос­пи­та­ния, доволь­но часто под­рост­ки так­же склон­ны к игро­вой зави­си­мо­сти.

При таком вос­пи­та­нии роди­те­ли огра­ни­чи­ва­ют само­сто­я­тель­ность под­рост­ка, не счи­та­ют нуж­ным как-то обос­но­вы­вать свои тре­бо­ва­ния, сопро­вож­дая их жест­ким кон­тро­лем, суро­вы­ми запре­та­ми, выго­во­ра­ми и физи­че­ски­ми нака­за­ни­я­ми.

Авто­ри­тар­ные отно­ше­ния исклю­ча­ют душев­ную бли­зость с под­рост­ком, что ведет его к подо­зри­тель­но­сти, посто­ян­ной насто­ро­жен­но­сти и даже враж­деб­но­сти по отно­ше­нию к окру­жа­ю­щим.

У под­рост­ка фор­ми­ру­ет­ся лишь меха­низм внеш­не­го кон­тро­ля, осно­ван­ный на чув­стве стра­ха перед нака­за­ни­ем, и как толь­ко угро­за извне исче­за­ет, пове­де­ние под­рост­ка потен­ци­аль­но может стать анти­об­ще­ствен­ным, и, как след­ствие, про­яв­ля­ет­ся в повы­шен­ной агрес­сии, реа­ли­зуя кото­рую он лег­ко всту­па­ет на путь игро­вой зави­си­мо­сти, имен­но в игре он может уби­вать, уни­что­жать, бес­со­зна­тель­но мстить роди­те­лям за их жесто­кое обра­ще­ние.

Итак, полу­чен­ные нами дан­ные сви­де­тель­ству­ют о том, что суще­ству­ет пря­мая зави­си­мость меж­ду дис­гар­мо­нич­ны­ми отно­ше­ни­я­ми в семье и при­об­ще­ни­ем под­рост­ка к интер­нет-зави­си­мо­сти. Чем боль­ше сте­пень дис­гар­мо­нии, тем выше сте­пень рис­ка интер­нет-аддик­ции.

Исхо­дя из резуль­та­тов про­ве­ден­но­го нами иссле­до­ва­ния, мож­но выде­лить три фор­мы нару­ше­ния роди­тель­ских отно­ше­ний в семьях, где под­рост­ки стра­да­ли интер­нет-зави­си­мо­стью.

Пер­вая фор­ма – жесто­кость в обще­нии с под­рост­ком. Семьи дан­ной кате­го­рии неод­но­род­ны. Деструк­тив­ная агрес­сия про­яв­ля­ет­ся через физи­че­ские нака­за­ния, сло­вес­ные оскорб­ле­ния и уни­же­ния. При высо­ком эмо­ци­о­наль­ном напря­же­нии и жесто­ком обра­ще­нии под­ро­сток ухо­дит в мир Интер­не­та, так как нуж­да­ет­ся в ува­же­нии, пони­ма­нии или хотя бы их иллю­зор­ном экви­ва­лен­те.

Вто­рая фор­ма – непо­ни­ма­ние роди­те­ля­ми воз­раст­ных осо­бен­но­стей ребен­ка. Само­со­зна­ние под­рост­ка неред­ко фор­ми­ру­ет­ся про­ти­во­ре­чи­во. Доволь­но часто впер­вые под­ро­сток при­об­ща­ет­ся к интер­нет-ресур­сам на фоне уско­рен­но­го сек­су­аль­но­го и интел­лек­ту­аль­но­го раз­ви­тия. Роди­те­ли же, неспо­соб­ные пра­виль­но отре­а­ги­ро­вать, разъ­яс­нить под­рост­ку про­ис­хо­дя­щие с ним изме­не­ния, зача­стую огра­ни­чи­ва­ют­ся лишь нака­за­ни­я­ми, обви­не­ни­я­ми и мора­ли­за­ци­ей.

В этой ситу­а­ции под­ро­сток вынуж­ден само­сто­я­тель­но, часто через цепь оши­бок, выра­ба­ты­вать свое отно­ше­ние к Интер­не­ту, часто не умея скор­рек­ти­ро­вать поток инфор­ма­ции, отли­чить пагуб­ное вли­я­ние неко­то­рых ресур­сов, кото­рые могут рекла­ми­ро­вать анти­со­ци­аль­ные цен­но­сти – упо­треб­ле­ние нар­ко­ти­ков, алко­го­ля, ран­нее вступ­ле­ние в сек­су­аль­ные отно­ше­ния и даже суи­цид.

Тре­тья фор­ма – низ­кий авто­ри­тет роди­те­лей у под­рост­ка. Мате­ри­аль­ное бла­го­по­лу­чие и, на пер­вый взгляд, бес­кон­фликт­ные вза­и­мо­от­но­ше­ния в семье, высо­кий уро­вень обра­зо­ва­ния роди­те­лей не гаран­ти­ру­ют от утра­ты зна­чи­мо­сти отно­ше­ния под­рост­ка к роди­те­лям, если в созна­нии под­рост­ка не сфор­ми­ро­ван внут­рен­ний диа­лог с роди­те­ля­ми, их опыт и жиз­нен­ная пози­ция, в том чис­ле, и по отно­ше­нию к раз­лич­но­го рода аддик­ци­ям. В такой ситу­а­ции он ока­зы­ва­ет­ся неза­щи­щен­ным от дав­ле­ния мик­ро­сре­ды, где неред­ко про­па­ган­ди­ру­ет­ся игро­вая зави­си­мость.

Не менее зна­чи­мым соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ским фак­то­ром, спо­соб­ству­ю­щим при­об­ще­нию под­рост­ка к игро­вой зави­си­мо­сти, явля­ет­ся иска­жен­ное фор­ми­ро­ва­ние его моти­ва­ци­он­ной сфе­ры.

Как отме­чал А.А. Реан (2003, с. 84), «наи­бо­лее важ­ным моти­ва­ци­он­ным обра­зо­ва­ни­ем, вли­я­ю­щим на все сто­ро­ны жиз­не­де­я­тель­но­сти под­рост­ка, явля­ют­ся его инте­ре­сы. Пара­мет­ром оце­ни­ва­ния сфе­ры инте­ре­сов под­рост­ка явля­ет­ся интен­сив­ность их про­яв­ле­ния, глу­би­на, струк­ту­ри­ро­ва­ние ими сво­е­го сво­бод­но­го вре­ме­ни».

Подав­ля­ю­щее боль­шин­ство (87%) под­рост­ков, испы­ты­ва­ю­щих интер­нет-зави­си­мость, вооб­ще не име­ют ника­ких увле­че­ний кро­ме интер­нет-игры. Это ока­зы­ва­ет­ся един­ствен­ным, что при­но­сит удо­воль­ствие и хоть как-то запол­ня­ет его жизнь. При этом любо­пыт­ство и жела­ние новых ощу­ще­ний, что так при­су­щи под­рост­ко­во­му воз­рас­ту, побуж­да­ют их ухо­дить в мир грез и фан­та­зий.

Воз­ник­но­ве­нию интер­нет-аддик­ции содей­ству­ют и такие ком­му­ни­ка­тив­ные хоб­би, как без­дум­ное обще­ние со сверст­ни­ка­ми, обмен мало­зна­чи­мой, не тре­бу­ю­щей интел­лек­ту­аль­ной пере­ра­бот­ки, инфор­ма­ци­ей.

Неудо­вле­тво­рен­ная потреб­ность в само­утвер­жде­нии при­во­дит под­рост­ка к попыт­кам реа­ли­зо­вать себя в нега­тив­ных фор­мах актив­но­сти, в част­но­сти, к агрес­сив­ным бес­ко­неч­ным играм.

И наобо­рот, если гово­рить о фак­то­рах, пре­пят­ству­ю­щих воз­ник­но­ве­нию интер­нет-аддик­ции, то самым зна­чи­мым из них, по дан­ным наше­го эмпи­ри­че­ско­го иссле­до­ва­ния, явля­ет­ся под­рост­ко­вое увле­че­ние спор­том.

Заня­тия спор­том, физи­че­ские упраж­не­ния могут удо­вле­тво­рять мно­гие потреб­но­сти под­рост­ков. Они дают им воз­мож­ность почув­ство­вать и оце­нить пре­де­лы сво­их физи­че­ских воз­мож­но­стей, научить­ся быть тер­пи­мы­ми, настой­чи­вы­ми, орга­ни­зо­ван­ны­ми и целе­устрем­лен­ны­ми, помо­га­ют выра­бо­тать устой­чи­вую пози­тив­ную само­оцен­ку.

Мно­гие под­рост­ки пред­по­чи­та­ют груп­по­вые виды спор­та. В этом слу­чае спор­тив­ная коман­да ста­но­вит­ся той соци­аль­ной груп­пой, в кото­рой под­ро­сток про­во­дит боль­шую часть сво­е­го сво­бод­но­го вре­ме­ни, удо­вле­тво­ряя свои потреб­но­сти в аффи­ли­а­ции и обще­нии.

Далее перей­дем к ана­ли­зу лич­ност­ных фак­то­ров, вли­я­ю­щих на появ­ле­ние интер­нет-аддик­тив­но­го пове­де­ния под­рост­ков. Одним из наи­бо­лее зна­чи­мых сре­ди них явля­ет­ся дис­гар­мо­нич­ность раз­ви­тия харак­те­ра, гипер­тро­фи­ро­ван­ная выра­жен­ность отдель­ных его черт, т.е. акцен­ту­и­ро­ван­ность лич­но­сти под­рост­ка.

В про­ве­ден­ном нами эмпи­ри­че­ском иссле­до­ва­нии было выяв­ле­но, что интер­нет-зави­си­мость наи­бо­лее выра­же­на у пред­ста­ви­те­лей неустой­чи­во­го (36%), эпи­леп­то­ид­но­го (22%), гипер­тим­но­го (17%) и исте­ро­ид­но­го (11,5%) типов акцен­ту­а­ций харак­те­ра.

У под­рост­ков неустой­чи­во­го типа игро­вая зави­си­мость про­ис­хо­дит за счет их «без­во­лия», кото­рое отчет­ли­во про­яв­ля­ет­ся, когда дело каса­ет­ся уче­бы, тру­да, испол­не­ния обя­зан­но­стей и дол­га, при­ло­же­ния уси­лий для дости­же­ния цели.

Вме­сте с тем у них доволь­но рано обна­ру­жи­ва­ет­ся тяга к раз­вле­че­ни­ям, удо­воль­стви­ям, празд­но­сти, без­де­лью. Поэто­му они лег­ко пре­да­ют­ся не тре­бу­ю­щим интел­лек­ту­аль­ных и воле­вых затрат увле­че­ни­ям интер­нет-игра­ми.

Под­рост­ки эпи­леп­то­ид­но­го типа отли­ча­ют­ся склон­но­стью к дис­фо­ри­ям в соче­та­нии с аффек­тив­ной взрыв­ча­то­стью, что сопро­вож­да­ет­ся неуступ­чи­во­стью, жесто­ко­стью и кон­фликт­но­стью.

Посто­ян­ная внут­рен­няя напря­жен­ность, неуме­ние стро­ить адек­ват­ные отно­ше­ния со сверст­ни­ка­ми зача­стую и при­во­дят их к реа­ли­за­ции сво­е­го стрем­ле­ния к агрес­сив­но­му пове­де­нию в Интер­не­те, как в игре, так и в ано­ним­но­го рода обще­нии через интер­нет-ресур­сы, где они чаще все­го полу­ча­ют инфор­ма­цию о жесто­ко­сти по отно­ше­нию к кому-либо, про­смат­ри­вая видео­фай­лы.

Акцен­ту­а­цию гипер­тим­но­го типа доволь­но часто мож­но наблю­дать в под­рост­ко­вой попу­ля­ции. Замет­ной осо­бен­но­стью это­го типа явля­ет­ся посто­ян­ное пре­бы­ва­ние в при­под­ня­том настро­е­нии, даже при отсут­ствии каких-либо внеш­них при­чин для это­го, что соче­та­ет­ся с высо­кой актив­но­стью, жаж­дой дея­тель­но­сти, необ­хо­ди­мо­стью посто­ян­но­го обще­ния. С одной сто­ро­ны, эти каче­ства поз­во­ля­ют ему пре­крас­но справ­лять­ся с воз­ни­ка­ю­щи­ми перед ним про­бле­ма­ми, но с дру­гой, эти под­рост­ки отли­ча­ют­ся лег­ко­мыс­ли­ем, горяч­но­стью.

Под­рост­ки гипер­тим­но­го типа лег­ко вклю­ча­ют­ся в раз­лич­но­го рода интер­нет-игры, а потом никак не могут про­ти­во­сто­ять это­му вле­че­нию из-за азарт­но­сти, жела­ния достичь более высо­ко­го уров­ня.

Акцен­ту­а­ция исте­ро­ид­но­го типа харак­те­ри­зу­ет­ся посто­ян­ной потреб­но­стью при­вле­кать к себе вни­ма­ние, про­из­во­дить впе­чат­ле­ние. Это про­яв­ля­ет­ся в тще­слав­ном, часто наро­чи­том пове­де­нии.

Под­рост­ки, обла­да­ю­щие таки­ми чер­та­ми, могут быть увле­че­ны интер­нет-обще­ни­ем, но лишь в том слу­чае, если будут посто­ян­но полу­чать так необ­хо­ди­мое им вни­ма­ние, про­буж­дая посто­ян­ный инте­рес к ним осо­бен­но со сто­ро­ны про­ти­во­по­лож­но­го пола.

Одна­ко чаще под­рост­ки это­го типа огра­ни­чи­ва­ют­ся лишь раз­го­во­ра­ми о сво­ем при­стра­стии к интер­нет-игре, желая про­из­ве­сти впе­чат­ле­ние на сверст­ни­ков.

Важ­но отме­тить, что под­рост­кам сен­си­тив­но­го и псих­асте­ни­че­ско­го типов при­су­ще, наобо­рот, неза­ви­си­мое отно­ше­ние к Интер­не­ту даже при выра­жен­ной сте­пе­ни акцен­ту­а­ции. Это под­рост­ки эмо­ци­о­наль­ные, тре­вож­ные. Они, преж­де все­го, нуж­да­ют­ся в теп­лом лич­ност­ном обще­нии с окру­жа­ю­щи­ми, при этом, как пра­ви­ло, не чув­ству­ют в себе доста­точ­но сил и энер­гии для дли­тель­но­го «сиде­ния» за ком­пью­те­ром, их оста­нав­ли­ва­ет тре­во­га за соб­ствен­ное здо­ро­вье и бла­го­по­лу­чие.

«Для эмо­ци­о­наль­ной жиз­ни под­рост­ка харак­тер­но то, что он пере­жи­ва­ет не толь­ко пред­мет­ные чув­ства (направ­лен­ные на опре­де­лен­ное собы­тие, лицо, явле­ние), но и чув­ства обоб­щен­ные (чув­ство пре­крас­но­го, тра­ги­че­ско­го, чув­ство юмо­ра и т.д.). Эти чув­ства выра­жа­ют уже общие, более или менее устой­чи­вые миро­воз­зрен­че­ские уста­нов­ки лич­но­сти. Их и назы­ва­ют миро­воз­зрен­че­ски­ми чув­ства­ми» (П.М. Якоб­сон).

Так же, по сло­вам А.Н. Леон­тье­ва, «воз­ник­но­ве­ние и раз­ви­тие пред­мет­ных чувств выра­жа­ют фор­ми­ро­ва­ние устой­чи­вых эмо­ци­о­наль­ных отно­ше­ний, свое­об­раз­ных эмо­ци­о­наль­ных кон­стант».

Ана­ли­зи­руя полу­чен­ные нами эмпи­ри­че­ские дан­ные, каса­ю­щи­е­ся эмо­ци­о­наль­ной сфе­ры под­рост­ков, стра­да­ю­щих интер­нет-зави­си­мо­стью, мож­но выде­лить ряд осо­бен­но­стей, кото­рые явля­ют­ся пока­за­тель­ны­ми.

Так, напри­мер, их отли­ча­ет эмо­ци­о­наль­ная холод­ность, неспо­соб­ность к эмпа­тии, эмо­ци­о­наль­но­му откли­ку на пере­жи­ва­ния дру­гих людей. Эмо­ци­о­наль­ная устой­чи­вость под­рост­ков, эпи­зо­ди­че­ски упо­треб­ля­ю­щих нар­ко­ти­ки, зна­чи­тель­но ниже, чем у их сверст­ни­ков, не про­яв­ля­ю­щих ком­пью­тер­ной зави­си­мо­сти.

Таким обра­зом, обоб­щая дан­ные про­ве­ден­но­го нами иссле­до­ва­ния, мож­но сде­лать вывод о том, что под­рост­ки, стра­да­ю­щие интер­нет-зави­си­мо­стью, име­ют сле­ду­ю­щие пси­хо­ло­ги­че­ские осо­бен­но­сти:

  • нали­чие в семье дис­гар­мо­нич­ных внут­ри­се­мей­ных отно­ше­ний, авто­ри­тар­ный или либе­раль­ный стиль семей­но­го вос­пи­та­ния, невни­ма­тель­ное, без­душ­ное отно­ше­ние к под­рост­ку со сто­ро­ны роди­те­лей;
  • иска­же­ние в моти­ва­ци­он­ной сфе­ре под­рост­ка, отсут­ствие либо нес­фор­ми­ро­ван­ность устой­чи­вых инди­ви­ду­аль­ных инте­ре­сов или увле­че­ний под­рост­ка;
  • нали­чие акцен­ту­а­ции харак­те­ра, преж­де все­го неустой­чи­во­го, эпи­леп­то­ид­но­го, гипер­тим­но­го или исте­ро­ид­но­го типа;
  • эмо­ци­о­наль­ная холод­ность под­рост­ка, его неспо­соб­ность к эмпа­тии, эмо­ци­о­наль­но­му откли­ку на пере­жи­ва­ния дру­гих людей, неуме­ние сочув­ство­вать;
  • нару­ше­ния в фор­ми­ро­ва­нии Я‑концепции под­рост­ка, сла­бость реаль­но­го Я, дефор­ми­ро­ван­ное соот­но­ше­ние меж­ду Я и Оно.

Литература

  1. Акмео­ло­гия. Учеб­ник / Под общ. ред. А.А. Дер­ка­ча. М., 2002.
  2. Выгон­ский С.И. Обрат­ная сто­ро­на Интер­не­та. Пси­хо­ло­гия рабо­ты с ком­пью­те­ром и сетью. М.: Феникс, 2010.
  3. Интер­нет-зави­си­мость: пси­хо­ло­ги­че­ская при­ро­да и дина­ми­ка раз­ви­тия / Сост. и ред. А.Е. Вой­скун­ский. М.: Акро­поль, 2009.
  4. Кон И.С. От интим­но­го днев­ни­ка к соци­аль­ным сетям // Пси­хо­ло­гия на каж­дый день. 2010. № 4.
  5. Пере­жо­гин Л. О. Интер­нет-аддик­ция в под­рост­ко­вой сре­де. М.: Сто­крон, 2011. [6]. Семья: пси­хо­ло­гия, педа­го­ги­ка, соци­аль­ная рабо­та / Под ред. А.А. Реана. М., 2009. [7]. Якоб­сон П.М. Пси­хо­ло­гия чувств и моти­ва­ции. М., 2011.
Источ­ник: Акмео­ло­гия. 2014. №1 (49).

Об авторе

Ната­лия Вик­то­ров­на Вла­со­ва − кан­ди­дат пси­хо­ло­ги­че­ских наук, доцент, Сто­лич­ная финан­со­во-гума­ни­тар­ная ака­де­мия, доцент кафед­ры пси­хо­ло­гии.

Смот­ри­те так­же:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest