Смыслова О.В. Анализ представлений о мотивации хакеров

С

Появление и широкое распространение информационных технологий (далее ИТ) ставит перед психологами новые вопросы — как теоретического, так и практического плана. Новое звучание приобретают психологические проблемы одаренности: среди многочисленных ее видов впору выделить одаренность в сфере применения ИТ. Ярким примером такого вида творческой одаренности может считаться так называемое хакерство [2].

Хакерами в узком смысле слова называют людей, проявляющих исключительный интерес к проблематике защиты информации и применения этих знаний как для защиты информационных систем, так и их взлома. Мы понимаем хакерство шире: как ярко выраженное увлечение познанием в сфере ИТ, выходящее за рамки профессиональной или учебной деятельности (и необходимости).

В состав познавательной деятельности, связанной с применением ИТ, входит изучение принципов и механизмов работы компьютеров и компьютерных сетей. Профессиональные знания такого рода необходимы специалистам по ИТ, а гипертрофированное увлечение поиском и применением таких знаний характерно для хакеров.

Таким образом, хакером может быть и самоучка, программист-любитель, и высокопрофессиональный специалист по ИТ.

Одним из главных вопросов, стоящих перед исследователями, является мотивация хакеров. Проблема мотивации хакерства является высокоактуальной и вместе с тем малоисследованной.

На начальном этапе работы нашей задачей явился анализ литературы, посвященной проблеме хакерства, а также анализ генерированных непосредственно хакерами самопрезентирующих сообщений. Был проведен поиск соответствующей литературы и сетевых обсуждений на серверах с хакерской тематикой.

С целью анализа литературных источников для выделения основных мотивов хакерства были рассмотрены публикации, включающие не только психологические, но и социологические, журналистские работы о хакерах; публикации самих хакеров (дискуссии самих хакеров на различные темы).

Как показал анализ публикаций, к теме хакерства обращались специалисты по ИТ [6], [9], юристы [3], журналисты [7], социологи [13], [15], [11] и психолог Ш. Текл [16]. Исследования мотивации хакеров ими не проводились, хотя отдельные соображения по этому вопросу высказываются. Специальное исследование мотивации пользователей Интернета — предположительно включая хакеров — проведено Д. Хоффман и Т. Новаком [12]. В этом исследовании была подчеркнута значимость мотивации переживания опыта потока.

Данный термин был введен М. Чиксентмихайи в 1975 г. [10]. Под опытом потока понимается особое состояние включенности в деятельность, при котором действия и их осознание сливаются для субъекта в одно целое, а результат деятельности отходит на задний план [4]. В описаниях людей, испытавших опыт потока, присутствуют такие характеристики, как переживаемое чувство власти и компетентности, потеря ощущения времени, положительные эмоции.

Помимо работы [12], мотивация хакерства достаточно полно представлена в социологическом исследовании П. Тэйлора [15]. Тэйлор выделяет следующие типы мотивов: любопытство, скука, удовольствие, получаемое от ощущения силы, «узнавание в среде таких же, как и ты», борьба за свободу информации, зависимость от компьютеров [15]. Некоторые предложенные Тэйлором формулировки не соответствуют принятому в психологической науке пониманию мотивов (например, «скука» — не является мотивом, это результат неудовлетворенной потребности в познании, рекреации и пр.), зачастую за выделенным конструктом стоит целый ряд мотивов.

То же самое можно сказать и о мотивировках, выделяемых другими авторами: стремление проверять пределы возможностей компьютерных систем [16], предпочтение процесса взаимодействия с компьютером [6], [17], анархические тенденции [17], [7], стремление доказать обществу свое превосходство [3].

Рассмотрим предложенные П. Тэйлором виды мотивов хакерских поступков с целью выделения предположительного собственно психологических мотивов данной деятельности.

1. Любопытство. По мнению П. Тэйлора, хакеры стремятся «все время проверять пределы расширяющихся возможностей» компьютерных систем [15]. Любопытство и любознательность — примеры широкого круга познавательных мотивов [5]. Кроме того, принимая во внимание точку зрения Ш. Текл [16], стремление проверять пределы работы системы может быть связано с проверкой собственных способностей cубъекта, стремлением к самоутверждению, демонстративностью.

2. Скука как результат недостатка познавательной активности при обучении. В интервью Тэйлору хакеры признавались, что совершили те или иные поступки, потому что им было скучно сидеть на занятиях, когда они знают больше, чем преподаватель [15]. Действия по самостоятельному глубокому освоению учебного материала могут свидетельствовать о наличии развитой познавательной потребности высокого уровня. Об уровнях можно говорить, поскольку познавательные потребности субъекта не являются статичным образованием, они развиваются. Так, в работе Е.Е.Васюковой [5] на материале изучения мотивации шахматистов было выделено 4 уровня познавательной потребности.

На первом уровне субъект стремится к приобретению знаний, основное место занимают знания внешних, наиболее привлекательных сторон предмета. На втором уровне развития познавательной потребности шахматисты систематически интересуются теорией. На третьем уровне развития потребности возникает стремление к изучению специализированных областей знаний и выработке новых. Четвертый уровень характеризуется выработкой собственных теоретических знаний.

3. Удовольствие, получаемое от ощущения силы. По мнению П. Тэйлора, «ощущения силы» приписываются хакерам журналистами при анализе таких признаний хакеров, как, например, следующее: «ты управляешь сетью, состоящей из 250 машин» [15]. Оценка количества управляемых машин служит для хакеров своеобразной меркой их способностей. «Ощущение силы» сводится к оценке достижений хакерской деятельности, разновидности обратной связи о собственных достижениях. За этим мотивом может стоять мотивация достижения, самоутверждения в референтной группе.

4. «Узнавание в среде таких же, как и ты; хакерская культура». Социальные взаимодействия очень характерны для хакеров и представляют для них ценность: хакеры довольно активно взаимодействуют между собой, а также объединяются в группы [15].

Как признался в интервью Тэйлору один из хакеров, «хакинг… может дать тебе гораздо больше удовлетворения, если ты можешь поделиться своим опытом с кем-либо» [15]. Как можно легко увидеть, за подобным высказыванием стоит мотивация аффилиации. За желанием «быть узнанным другими», поделиться опытом, стоит целый комплекс мотивов, связанных с вхождением в социум: принятия в группе, желания продемонстрировать себя, мотива аффилиации.

5. Борьба за свободу информации и анти-бюрократические выступления. Хакерство определяется прежде всего через свои ценности, такие, например, как свобода информации [14]; многие хакерские поступки совершаются ради утверждения таких ценностей [17]. Тем не менее за отстаиванием подобных идеалов может стоять широкий круг мотивации, связанной с социумом: за ними может стоять мотив самоутверждения, мотив аффилиации, принятия в группе.

6. Аддикция (зависимость). Некоторые компьютерные преступники используют «зависимость от компьютеров» в качестве аргумента в свою защиту (Taylor, 2000). Зависимость декларируется хакерами следующим образом: «Я делаю это, потому что это позволяет мне чувствовать себя хорошо. Никакой другой опыт не может дать мне этого чувства» [15]. Зависимость понимается П. Тэйлором именно как нежелание бросить хакинг, что может иметь под собой другие причины.

Так, в том же интервью, проведенном П. Тэйлором, хакер по имени Мэлстром замечает: «…разговоры в киберпространстве являются более значимыми и интересными, чем обсуждения в реальном мире» [15]. В данном случае привлекательность сети для хакера состоит в возможности общения с людьми со сходными интересами [15].

Кроме того, хакинг требует постоянной работы в силу быстрых и постоянных изменений самих технологий. Таким образом, за данным конструктом может стоять как широкий круг социальных мотивов (аффилиация, признание в группе), так и желание быть хорошим профессионалом.

Анализируя мотивировки, предложенные П. Тэйлором, можно утверждать, что за ними скрывается целое поле возможных мотивов хакерства: познавательные мотивы, мотивация аффилиации, сотрудничества, желание продемонстрировать себя, самоутверждение, опыт потока и др.

Выделенные виды мотивов можно объединить в более общие группы в зависимости от направленности потребности (на знания, и на социум), что сводит все указанные мотивы к двум большим группам: познавательной и социальной. Кроме того, мотивация субъекта может быть направлена как на конечный результат своей деятельности, так и на процесс этой деятельности: т. е. она может быть как внешней, так и внутренней.

Что касается внутренней мотивации, то одной из возможных конкретизаций этого вида мотивации может являться описанный выше опыт потока. С точки зрения направленности мотивов можно выделить познавательную и социальную мотивацию; с точки зрения связи мотива с результатом деятельности интерес представляет рассмотрение вопроса о таком психологическом механизме мотивирования хакерской деятельности, как опыт потока.

Дальнейший анализ ставит вопросы о месте того или иного вида мотивации в иерархии мотивов хакеров. Общепринято деление мотивации на: глубинную и ситуативную (в зависимости от того, представляют ли мотивационные образования устойчивые, генерализованные установки личности или конкретные, сиюминутные побуждения), знаемую и реально действующую [5], [1].

Многими авторами признано, что, как правило, ситуативная мотивация является более осознанной, вербализуемой, может быть изучена в том числе с помощью интервью, в то время как для изучения глубинной мотивации обычно используются косвенные методы [1].

Одним из методов изучения осознаваемых побуждений является функциональный анализ мотивации, при котором выделяются следующие функции мотивации: побуждающая (мотивация обеспечивает деятельность), направляющая (выражается в том числе в интересе к конкретному аспекту ситуации), оценочная (выражается в оценке субъектом ситуативных обстоятельств деятельности) [1].

Таким образом, для установления конкретных видов мотивации могут быть приняты следующие критерии: представления субъекта о собственной мотивации, направленность интересов, оценка значимости своей деятельности.

Согласно литературным источникам, ведущими мотивами хакерства являются широкий круг познавательных мотивов и социальная мотивация; предполагается и наличие в хакерской деятельности переживания опыта потока как сильного внутреннего мотива. Далее нами была поставлена цель соотнести данные о мотивации хакерства, полученные при анализе литературных источников, с представлениями самих хакеров о своей деятельности. Для анализа самопредставлений, генерированных хакерами о самих себе, был выбран сервер kuro5hin.org, где недавно прошел форум на эту тему.

Были проанализированы все 279 писем читателей форума, отвечавших на вопрос «Кто вы?», заданный одним из посетителей сайта. Письма представляли собой форму самопрезентации читателей форума: ответы были сформулированы в свободной форме.

Большинство писем включают такие данные об участниках, которые можно было бы назвать «анкетными»: возраст (в 196 письмах, 73%; средний возраст — 24 года, разброс — от 15 до 50 лет), семейное положение (32%: 21% - женаты, 11% - ухаживают за девушками), уровень образования (42%) и пр. Анализ писем читателей сервера был проведен по критерию частоты встречаемости единиц, которыми являлись отдельные содержательные высказывания, отдельные слова, словосочетания.

Процедура обработки данных проходила согласно выделенным выше мотивационным критериям (представления субъекта о собственной мотивации, направленность интересов, оценка значимости своей деятельности); в соответствии с ними были выделены основные единицы, свидетельствующие о наличии мотивации, которая, как показал анализ литературы, является ведущей для хакерской деятельности.

Познавательная мотивация

В случае познавательной мотивации единицами анализа служили: частотность употребления фраз и отдельных слов участниками форума, касающихся собственных познавательных мотивов (например, слова «учиться», «программировать», выражения, выражающие желание субъекта познавать, учиться новому, приобретать знания), описания своих интересов в программировании или ИТ в целом (предпочтения тех или иных программных сред, областей изучения ИТ), оценки значимости собственной познавательной деятельности.

А) Представления участников о собственных познавательных мотивах. При подсчете единиц корпуса текстов по данному критерию были получены следующие данные: слово «учиться» является одним из часто употребляемых, оно встречается в 127 письмах (47%); «учиться программированию», «учиться» той или иной форме работы с компьютером. Слово «программирование» встречается 90 раз, «работа» — 172.

Однако при рассмотрении данных выражений в контексте было обнаружено, что «программирование» употребляется в ситуации описания трудовой деятельности, а «работа» — для описания познавательной деятельности с компьютером или ИТ в целом (для сравнения: «I'm working on an operating system simulator: I'm trying to design a new: GUI for operating systems» «i'm david, 36, been programming for the web since 1994»).

Таким образом, слов, отражающих познавательную деятельность в области ИТ, больше, нежели слов, в которые описывают трудовую ситуацию.

О направленности участников форума на познание говорит также большое количество писем, содержащих упоминание уровня своего образования, упоминания полученной степени. Так, школа упоминается 120 раз, колледж — 89, университет — 79. 43% участников указали на свой уровень образования, 10% из них имеют ученую степень. 10% участников подчеркивают в своих письмах, что они являются программистами-самоучками.

Высказываний участников, в которых выражаются их познавательные потребности, было обнаружено сравнительно немного: в 10% всех писем. Например: «Я хотел бы иметь более глубокое понимание того, что я делаю (в программировании)», «У меня всегда вертится в голове, как можно программировать лучше».

Б) Специализация, интерес к определенной области. При рассмотрении писем участников с точки зрения выраженности направленности их интересов было подсчитано количество писем, содержащих перечисление конкретных программ, операционных систем и программных сред, которые представляют собой предпочтения участников форума. В 50% писем перечисляются языки программирования или операционные системы, с которыми работали авторы писем. В 34% из них особо подчеркиваются интересы участника обсуждения к тому или иному способу работы с компьютером, обосновывается его выбор.

В) Оценка значимости своей деятельности авторами писем. Анализировалось количество писем, в которых участники указывали на собственные достижения в сфере ИТ или на стремление к ним. Стремление сделать что-то существенное для развития ИТ или упоминание достигнутых достижений представлено в 27% писем (например: «Думаю, что смог обосновать необходимость применения Линукса в медицине».

Таким образом, наличие познавательной мотивации у участников дискуссии подтверждается по всем трем критериям: собственному представлению о мотивации, заявленным интересам в данной области, оценке значимости своей деятельности.

Можно утверждать, что у большинства участников форума познавательная мотивация сильно выражена. С точки зрения выделения уровней познавательной потребности в данной группе, то на основании двух критериев (интереса к специализированной области знаний и к выработке новых эмпирических знаний) можно утверждать, что по крайней мере 20% авторов писем (одновременно по двум критериям) находятся на третьем уровне развития познавательной потребности: стремятся к изучению определенной узкой области в программировании и вырабатывают новые знания в этой области.

Социальная мотивация

А) Представления участников о собственной мотивации. Показателем представлений авторов писем о собственных социальных мотивах являлся подсчет фраз, в которых упоминалось желание общаться с людьми, войти в тот или иной круг общения, самоутвердиться и пр. Упоминания мотивации, направленной на социум, практически отсутствуют в письмах участников. Так, 6% авторов писем выражают свое желание найти любимую девушку. Следует отметить также, что 32% участников форума упоминают в своих письмах существование жен или любимых; тем не менее эти данные, по нашему мнению, не являются информативными в отношении мотивов, связанных с социумом: таким же образом 10% авторов сообщают о наличии домашних животных.

Б) Для выявления интересов участника форума в социальной сфере проводился подсчет фраз, представляющих собой приглашения посетить веб-сайт, пообщаться в чате в реальном времени или встретиться лично. Такого рода приглашения являются характерными для сетевого общения. Также подсчитывалось упоминание своих друзей, упоминание о собственной принадлежности к сообществу: употребление слова «мы», «сообщество», «группа».

Приглашения к общению встречаются в 59% всех писем, в основном они сводятся к одной фразе (например, «если окажетесь в нашем университете — заходите»). Упоминания друзей встречаются в 23% писем (63), при этом «друзья» во множественном числе встречаются в 14%, а «друг» — в оставшихся 9%. Слова «сообщество», «группа» встречаются в 15% писем. 64% писем содержат отнесение себя к группе — в них употребляются слово «мы». Кроме того, 16 человек (6%) указали в своих письмах, что играют в групповые ролевые игры.

В) Значимость социума, человеческих отношений, практически не упоминается участниками: всего в 3% писем встречаются упоминания на какой-либо вид деятельности человека, направленный на социум, связанный с ним; говорится о значимости этой деятельности. Так, один из участников дискуссии подчеркивает, что работа с людьми представляет для него более сложную и привлекательную задачу, чем с компьютерами; в данный момент он организовывает помощь детям с психическими заболеваниями. В других письмах (6 писем) подчеркивается сложность человеческих отношений и их значимость для работы с ИТ.

При анализе мотивации, связанной с социумом, можно утверждать о ее слабой выраженности, если судить по выделенным критериям. По заявленным параметрам можно выделить лишь 6% участников, для которых важно решение своих проблем с противоположным полом и 3% участников, подчеркивающих важность человеческих отношений в своей работе. Наиболее продуктивным оказался подсчет слов, употребляемых авторами писем в отношении своих друзей, своей группы и приглашений пообщаться.

По результатам использования этого параметра можно заключить, что социальный вид мотивации действительно представлен в данном сообществе. Кроме того, результаты анализа показывают, что причисление себя к группе, общение с людьми со схожими интересами представляет собой основу социальной мотивации участников. Более чем в 60% писем упоминается слово «мы», включение себя в группу, представления об участниках, как едином целом. Другие формы проявления социальной мотивации представлены слабее.

Переживание опыта потока

Показателем мотивации опыта потока служили высказывания авторов писем, в которых были отражены основные признаки опыта потока. Основными такими признаками являются, по М. Чиксентмихайи, потеря чувства времени, переживание положительных эмоций во время деятельности, слияние действия и его осознания [8].

В соответствии с данными критериями был проведен анализ частотности выражений, указывающих на потерю чувства времени, длительность безотрывной работы за компьютером, увлеченность работой, а также слов, выражающих удовольствие (enjoy (ment), fun), сравнение работы с компьютером с игрой. «Fun» встречается в 35 письмах (13%), «испытывать удовольствие» от работы с компьютером (или определенной программой) — 20 раз (7%), а сравнение работы с компьютером с игрой — в 23 письмах (8%). Высказываний, в которых авторы отмечали потерю чувства времени при работе с компьютером, обнаружено не было. Менее чем в 4% (10) писем было обнаружено указание на высокую длительность работы субъекта с компьютером, на предпочтение проводить время именно таким образом.

Таким образом, полученные данные свидетельствует о слабой выраженности или даже об отсутствии мотивации опыта потока у участников данного форума.

Выводы

Таким образом, анализ писем читателей форума показал наличие двух видов мотивации: познавательной и социальной. При этом познавательные мотивы носят ярко выраженный характер, для части авторов писем характерна познавательная потребность высшего уровня. Социальная мотивация менее представлена в письмах участников дискуссии, чем познавательная. Наибольшая выраженность социальной мотивации представлена в стремлении авторов находиться в референтной группе.

Таким образом, социальные виды мотивов нуждаются в дальнейшем специальном изучении. По косвенным признакам мы можем судить о наличии признаков мотивации опыта потока у участников обсуждения. Однако для ее выявления требуются другие методы, например, специальные опросы.

Как мы могли видеть выше, большинство исследователей хакерской деятельности отмечают мотивы, связанные с социумом, выделяя при этом разные аспекты данной мотивации.

В то же время познавательные мотивы хакинга сводятся ими к познавательным потребностям низкого уровня. Анализ писем авторов дискуссии на сайте Kuro5hin продемонстрировал обратное соотношение: познавательная мотивация выражается участниками чаще, она более развернута, нежели мотивы, связанные с социумом.

Участники форума детально описывают свои компьютерные интересы, обсуждают проблемы, связанные с технологиями; по отношению к четверти участников дискуссии можно говорить о проявлениях высших уровней познавательных потребностей. В то же время люди и отношения с ними почти не представлены в письмах.

Что касается проверки предположения о наличии у хакеров мотивации опыта потока, то лишь небольшая часть участников форума указывает на некоторые признаки этого переживания.

Таким образом, для изучения мотивации опыта потока необходима организация отдельного исследования.

Литература

1. Арестова О.Н., Бабанин Л.Н., Войскунский А.Е. (2000). Мотивация пользователей Интернета // Гуманитарные исследования в Интернете/ под редакцией А.Е.Войскунского — М., «Можайск-Терра». — с. 55−76.
2. Бабаева Ю.Д., Войскунский А.Е.(2000). Новые информационные технологии и проблемы одаренности // Гуманитарные исследования в Интернете/ под редакцией А.Е.Войскунского — М., «Можайск-Терра». — с. 367−421.
3. Батурин Ю.М.(1987) Право и политика в компьютерном круге. — М.
4. Буякас Г. М. (1995) О феномене наслаждения процессом деятельности и условиях его возникновения// Вестник МГУ. Серия 14. Психология. — М.
5. Васюкова Е.Е. (1985) Уровни развития познавательной потребности и их проявление в мыслительной деятельности. Автореф. дисс.: канд. психол. наук. МГУ.
6. Вейценбаум Дж. (1982). Возможности вычислительных машин: от суждений к вычислениям.- М.: Радио и связь. — 368 с.
7. Маркоф Дж., Хефнер К.(1996). Хакеры.- Киев: Полиграфкнига.
8. Дормашев Ю.Б., Романов, В.Я. (1995) Психология внимания. -М. — Тривола. 352 с.
9. Столл К. (1996). Яйцо кукушки, или преследуя шпиона в компьютерном лабиринте.- М.
10. Csikszentmihalyi M. (2000). Beyond Boredom and anxiety: experiencing flow in work and play/ San-Francisco. Jossey-Bass Publishers.
11. Jordan T., Taylor P. A sociology of hackers.
12. Hoffman D.L., Novak T.P. Measuring the Flow Experience Among Web Users.
13. Meyer G.R. The social organization of computer underground.
14. Рэймонд Э.С. (1996). Новый словарь хакера. — М.: ЦентрКом.
15. Taylor, P.A. (2000). Hackers: Crime in the Digital sublime. London. Routledge.
16. Turkle, Sh. (1984). The Second Self: Computers and the Human Spirit. N.Y.: Simon and Schuster.
17. Sterling B. The hacker crackdown: Law and Disorder on the Electronic Frontier.

Источник: Конференция на портале «Аудиториум».
«Социальные и психологические последствия применения информационных технологий» (01.02.2001 — 01.05.2001)
Секция 5. Психология и педагогика детской одаренности в применении компьютеров и Интернета / Доклад.

Об авторе

Смыслова Ольга Всеволодовна — Московский государственный университет, факультет психологии.

Категории

Метки

Публикации

Общение

Cyberpsy.ru - первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии.
Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.