Бондаренко С.В. К вопросу о таксономии киберпространства

Б

Пользователи различных телекоммуникационных сетей осуществляют социальные коммуникации в среде, получившей название «киберпространство» или «виртуальная реальность».

Для того, чтобы в полной мере осознать философский и социальный смысл указанного феномена, необходимо исследовать вопросы, связанные с таксономией самого термина «пространство» как фундаментальной характеристики бытия объективного и субъективного.

Древнегреческие философы Демокрит, Эпикур, Лукреций Кар и др. пришли к пониманию пространства как пустоты исходя из своего атомистического учения. Аристотель, выступая против идеи атомистического строения мира, отбросил вместе с ней и идею пустого пространства. С точки зрения Аристотеля, пространство представляет собой совокупность мест, занимаемых телами.

В XVII веке мощное влияние на разработку физических теорий пространства оказала теология. С точки зрения Ньютона пространство являлось бесконечной евклидовой пустотой, соединенной с Богом. Указанную точку зрения Ньютон никак научно не аргументировал. Принципиально иную позицию в отношении природы пространства сформулировал Кант. Для него пространство наряду со временем — это априорные формы чувственного созерцания.

Еще одно направление в трактовке пространства, идущее от Аристотеля, было разработано Лейбницем. Согласно теории Лейбница, пространство — это порядок взаимного расположения тел, существующих вне друг друга.

В начале XX века, после разработки Эйнштейном общей и специальной теорий относительности, пришлось распрощаться с представлением о бесконечном пустом пространстве. Современная математика определяет пространство как множество каких-либо элементов (точек) при условии, что в этом множестве установлены отношения, сходные с обычными пространственными отношениями.

Пространством считается множество элементов, в котором:

  • задана группа взаимооднозначных преобразований этого множества в себя;
  • введена система координат;
  • выделены специальные фигуры (множества точек);
  • задан закон измерения расстояний.

Таксономия пространства может быть произведена как с точки зрения математики и техники, так и с точки зрения социологии и философии. Французский философ Генри Лефебвр (Henri Lefebvre) предпринял попытку рассмотреть идею и концепцию пространства не с точки зрения математических теорий, а как часть социальной жизни человека [1]. С точки зрения Лефебвра существуют три типа пространств:

  • физическое пространство; природа, космос;
  • когнитивное пространство; включающее логику и формальные абстракции;
  • социальное пространство; социальные интеракции.

Каждое из указанных пространств не отделимо от других. В конце ХХ века предметом междисциплинарных исследований выступило пространство компьютерных коммуникаций.

Термин «киберпространство» (cyber space), был впервые употреблен американским драматургом Уильямом Гибсоном (William Gibson) в 1984 году в пьесе «Neuromancer» [2]. Термин описывает виртуальное пространство, в котором циркулируют электронные данные и осуществляются процессы электронной коммуникации.

«Наше увлечение компьютерами… имеет в значительной мере глубоко духовный характер, чем чисто утилитарный», — пишет в своей работе Майкл Хайм (Michael Heim), философ, исследующий киберпространство. И далее он продолжает: «В нашей любви к этим машинам, мы в первую очередь ищем дом для ума и сердца» [3].

Хайм выявил существенную составляющую киберпространства, а именно — опосредованные человеческие интеракции являются высшим смыслом взаимодействия пользователя и компьютера.

С точки же зрения американского ученого Говарда Рейнгольда (Howard Rheingold) виртуальную реальность необходимо рассматривать «не как комплекс технологических решений, а как опыт человеческих коммуникаций в новой коммуникационной среде» [4].

Действительно, перечень используемых технических решений не может дать объяснений, почему пользователи при включении устройств уже готовы принять набор появляющихся на экране данных как новую среду для осуществления социальных коммуникаций и некий реально существующий мир.

В этом мире технические артефакты не могут для пользователя заменить процессы когнитивного конструирования социального пространства. Как считает исследователь из Германии Оскар Шмидтке (O. Schmidtke), под киберпространством понимается «область машинных процессов коммуникации, в которой коммуникационные процессы осуществляется настолько независимо, что коммуниканты освобождены от необходимости встречаться физически» [5].

Кроме того, для пользователей технические устройства имеют ценность не сами по себе, а как инструменты познания окружающего мира, осуществления процессов коммуникации, решения тех или иных задач.

Как отмечал исследователь Павел Куртис (Pavel Curtis), хотя технические решения имеют важное значение в появлении новых возможностей для коммуникации, в вопросах форм функционирования социальных структур в киберпространстве, однако, в конечном счете, не они определяют смысл существования киберпространства [6].

Общепринятого определения киберпространства до настоящего времени не существует, несмотря на то, что неоднократно предпринимались попытки осуществления таксономии указанного феномена.

С точки зрения автора настоящего доклада, «киберпространство» может быть определено как некое обобщенное определение технических систем, в которых пользователи осуществляют компьютерно-опосредованные интеракции, получают информацию в визуальной, слуховой и тактильной формах о среде, которая существует в форме данных, представленных в цифровом виде в компьютерных и аналогичных им устройствах.

Литература

  1. Lefebvre H. The Production of Space, transl. by D. Nicholson-Smith. -L.: Blackwell, 1991 [1974].
  2. Gibson W. Neuromancer. -L.: Gollancz. 1984.
  3. Heim M. The Erotic Ontology of Cyberspace. / In M. Benedikt (ed.), Cyberspace: First Steps. -Cambridge, Mass.: MIT Press, 1991. P. 61.
  4. Rheingold H. Virtual Reality. -L.: Mandarin, 1992. Р. 46.
  5. Schmidtke O. Berlin in the Net: Prospects for Cyberdemocracy From Above and From Below / In R. Tsagarousianou (editor) Cyberdemocracy: Technology, Cities and Civic Networks. — L.: Routledge, 1998. Р. 81.
  6. Curtis Р. Mudding: Social Phenomena in Text-Based Virtual Realities // Intertek. 1992 (Winter), vol. 3.3. Р. 26.
Источник: Бондаренко С.В. К вопросу о таксономии киберпространства. / Рационализм и культура на пороге третьего тысячелетия. Материалы Третьего российского философского конгресса (16−20 сентября 2002 г.). Том. 4. -Ростов-на-Дону: Издательство СКНЦ ВШ, 2002. С. 130−131.

Об авторе

Сергей Васильевич Бондаренко — доктор социологических наук (диссертация по теме «Социальная структура виртуальных сетевых сообществ», 2004).

В 2000 году британским журналом «E-mmerce» был назван одним из наиболее информированных ученых в сфере инновационных технологий.

Автор трех книг и свыше 70 научных статей (в том числе и на английском языке) по проблематике социальных взаимодействий в киберпространстве и противодействия коррупции.

Возглавляет независимую некоммерческую научно-исследовательскую организацию «Центр прикладных исследований интеллектуальной собственности» (г. Ростов-на-Дону).

Категории

Метки

Публикации

Общение

Cyberpsy.ru - первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии.
Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.