Бондаренко С.В. Социальная система киберпространства как новая социальная общность

Б

Науч­но-тех­ни­че­ский про­гресс, вызы­вая изме­не­ния в спо­со­бах про­из­вод­ства, воз­дей­ству­ет и на обще­ствен­ные отно­ше­ния, изме­няя их, а так­же спо­соб­ствуя появ­ле­нию новых соци­аль­ных общ­но­стей. С появ­ле­ни­ем совре­мен­ной (ком­пью­тер­ной) тех­ни­ки, отме­чал, в част­но­сти, К.Ясперс, изме­ни­лось все: она рез­ко уси­ли­ла соци­аль­ную дина­ми­ку и яви­лась прин­ци­пи­аль­но новым фак­то­ром миро­вой исто­рии, вызвав­шим изме­не­ния, не срав­ни­мые ни с чем, что извест­но людям из послед­них пяти тысяч лет [1, С.119 -147].

При этом в каче­стве соци­аль­ных аген­тов раз­лич­ных теле­ком­му­ни­ка­ци­он­ных сетей (Интер­нет, Интра­нет, Usenet, Fidonet и др.) высту­па­ют поль­зо­ва­те­ли, кото­рые при помо­щи пер­со­наль­ных ком­пью­тер­ных устройств осу­ществ­ля­ют в сетях про­цес­сы ком­му­ни­ка­ции. Мно­го­об­ра­зие видов вир­ту­аль­ных сете­вых сооб­ществ, ста­вит перед иссле­до­ва­те­лем вопрос о том, что же объ­еди­ня­ет в соци­аль­ном плане столь раз­но­род­ные объ­ек­ты, име­ю­щие при этом раз­ную стра­ти­фи­ка­ци­он­ную струк­ту­ру.

«Инди­вид, — писал еще К.Маркс, — есть обще­ствен­ное суще­ство. Поэто­му вся­кое про­яв­ле­ние его жиз­ни — даже если оно и не высту­па­ет в непо­сред­ствен­ной фор­ме кол­лек­тив­но­го, совер­ша­е­мо­го сов­мест­но с дру­ги­ми, про­яв­ле­ния жиз­ни — явля­ет­ся про­яв­ле­ни­ем и утвер­жде­ни­ем обще­ствен­ной жиз­ни» [2, С.119]. Поль­зо­ва­те­ли могут быть пред­став­ле­ны и как инди­ви­ды, вхо­дя­щие в соци­аль­ные груп­пы состав­ля­ю­щие соци­ум вир­ту­аль­ных сете­вых сооб­ществ.

Соци­аль­ные груп­пы сете­вых сооб­ществ явля­ют­ся эле­мен­та­ми соци­аль­ной струк­ту­ры кибер­про­стран­ства. В свою оче­редь соци­аль­ная систе­ма кибер­про­стран­ства высту­па­ет как новая гло­баль­ная соци­аль­ная общ­ность. Осно­вой любой соци­аль­ной общ­но­сти явля­ют­ся фак­то­ры созна­ния. Инте­гри­ру­ю­щую роль фак­то­ра созна­ния нель­зя отож­деств­лять с созна­тель­ным при­чис­ле­ни­ем каж­до­го поль­зо­ва­те­ля теле­ком­му­ни­ка­ци­он­ных сетей к гло­баль­ной соци­аль­ной общ­но­сти кибер­про­стран­ства. Но это не озна­ча­ет, что в дан­ном слу­чае нет общих черт, кото­рые бы не спла­чи­ва­ли дан­ную общ­ность, не отли­ча­ли бы ее как соци­аль­ную целост­ность.

Осно­ва свя­зи, объ­еди­ня­ю­щей поль­зо­ва­те­лей теле­ком­му­ни­ка­ци­он­ных сетей в соци­аль­ную общ­ность, все­гда объ­ек­тив­на. В отно­ше­нии общ­но­сти кибер­про­стран­ства, это может быть заин­те­ре­со­ван­ность в бес­пе­ре­бой­ном функ­ци­о­ни­ро­ва­нии инфра­струк­ту­ры гло­баль­ных сетей, уста­нов­ле­нии еди­ных тех­ни­че­ских стан­дар­тов пере­да­чи и при­е­ма инфор­ма­ции, раз­ви­тия меж­ду­на­род­ных струк­тур элек­трон­ной ком­мер­ции и теле­ра­бо­ты и т.д.. В отно­ше­нии локаль­ных общ­но­стей могут пре­ва­ли­ро­вать эко­но­ми­че­ские инте­ре­сы, свя­зан­ные с рас­цен­ка­ми на под­клю­че­ние к ком­пью­тер­ным и сото­вым сетям, вопро­сы сво­бо­ды рас­про­стра­не­ния инфор­ма­ции, раз­но­об­ра­зия инфор­ма­ци­он­ных ресур­сов и дру­гие пара­мет­ры объ­ек­тив­ной обще­ствен­ной реаль­но­сти.

Имен­но поэто­му соци­аль­ные общ­но­сти в вир­ту­аль­ном про­стран­стве объ­ек­тив­ны по сво­ей при­ро­де и на них рас­про­стра­ня­ет­ся дей­ствие суще­ству­ю­щих в физи­че­ском мире зако­нов раз­ви­тия соци­у­ма (разу­ме­ет­ся, с уче­том спе­ци­фи­ки вир­ту­аль­но­го про­стран­ства).

Соци­аль­ная общ­ность кибер­про­стран­ства явля­ет­ся фор­мой обще­ствен­ной жиз­ни людей, впер­вые в исто­рии чело­ве­че­ства нося­щей гло­баль­ный, над­на­ци­о­наль­ный, над­клас­со­вый и над­по­ли­ти­че­ский харак­тер.

При этом локаль­ные общ­но­сти могут иметь наци­о­наль­ную спе­ци­фи­ку, отра­жать осо­бен­но­сти поли­ти­че­ских режи­мов сво­их стран и в этом состо­ит одно из про­яв­ле­ний диа­лек­тич­ность соци­аль­ных отно­ше­ний в вир­ту­аль­ной реаль­но­сти.

Меха­ни­сти­че­ское сопо­став­ле­ние раз­ных общ­но­стей или тех­но­ло­ги­че­ских реше­ний исполь­зу­е­мых эти­ми общ­но­стя­ми для осу­ществ­ле­ния про­цес­сов ком­му­ни­ка­ции, не может дать объ­ек­тив­ную кар­ти­ну соци­аль­ных отно­ше­ний в вир­ту­аль­ных сете­вых сооб­ще­ствах, ибо эти общ­но­сти не про­сто сосу­ще­ству­ют и исполь­зу­ют те или иные тех­но­ло­гии, а пере­пле­те­ны мно­же­ством соци­аль­ных свя­зей. Само кибер­про­стран­ство каж­дое мгно­ве­ние изме­ня­ет свою струк­ту­ру: появ­ля­ют­ся и пре­кра­ща­ют свое суще­ство­ва­ние инфор­ма­ци­он­ные ресур­сы и соот­вет­ствен­но появ­ля­ют­ся и пре­кра­ща­ют свое суще­ство­ва­ние вир­ту­аль­ные сете­вые сооб­ще­ства, изме­ня­ют свое направ­ле­ние инфор­ма­ци­он­ные пото­ки, созда­ют­ся новые тех­но­ло­гии обра­бот­ки и пере­да­чи инфор­ма­ции.

Для пони­ма­ния пове­де­ния систем­ных объ­ек­тов, а к тако­го рода объ­ек­там отно­сит­ся и соци­аль­ная общ­ность кибер­про­стран­ства, глав­ным явля­ет­ся прин­цип целост­но­сти. В соот­вет­ствии с этим прин­ци­пом свой­ства систе­мы как цело­го невоз­мож­но све­сти к сум­ме свойств состав­ля­ю­щих ее частей, к кото­рым отно­сят­ся вир­ту­аль­ные сете­вые сооб­ще­ства и отдель­ные поль­зо­ва­те­ли. Все эле­мен­ты, про­цес­сы и отно­ше­ния внут­ри систе­мы зави­сят от струк­тур­но­го прин­ци­па орга­ни­за­ции цело­го: про­то­ко­лов ком­му­ни­ка­ции меж­ду ком­пью­те­ра­ми, систем реги­стра­ции домен­ных имен, нали­чия линий свя­зи меж­ду кон­ти­нен­та­ми и т.д.

Систем­ные каче­ства соци­аль­ной систе­мы кибер­про­стран­ства про­яв­ля­ют­ся толь­ко на уровне целост­но­сти, они опре­де­ля­ют­ся струк­ту­рой цело­го, их нель­зя све­сти к дея­тель­но­сти отдель­ных под­си­стем или вхо­дя­щих в них вир­ту­аль­ных сете­вых сооб­ществ, о так­же инди­ви­дов и соци­аль­ных инсти­ту­тов. Систем­ный под­ход тре­бу­ет опре­де­ле­ния струк­тур­ной еди­ни­цы рас­смот­ре­ния, в каче­стве кото­рой высту­па­ют инди­ви­ды, вир­ту­аль­ные сете­вые сооб­ще­ства, соци­аль­ные инсти­ту­ты, явля­ю­щи­е­ся субъ­ек­та­ми отно­ше­ний в вир­ту­аль­ном про­стран­стве.

Инди­ви­ды, осу­ществ­ля­ю­щие в ком­пью­тер­ных сетях поиск, пере­ра­бот­ку и рас­про­стра­не­ние инфор­ма­ции, обла­да­ют бес­чис­лен­ным мно­же­ством инди­ви­ду­аль­ных раз­ли­чий. Учесть эти свой­ства прак­ти­че­ски невоз­мож­но. Вот поче­му гово­ря о поль­зо­ва­те­лях как участ­ни­ках вир­ту­аль­ных сете­вых сооб­ществ, име­ют в виду не пер­со­ни­фи­ци­ро­ван­ные харак­те­ри­сти­ки, а соци­аль­ные типы лич­но­стей.

«Обоб­ще­ние отра­же­ния сово­куп­но­сти повто­ря­ю­щих­ся, суще­ствен­ных соци­аль­ных качеств лич­но­стей, вхо­дя­щих в какую-либо соци­аль­ную общ­ность, фик­си­ру­ет­ся в поня­тии «соци­аль­ный тип лич­но­сти» [3, С.322–323]. Отно­си­тель­но устой­чи­вые и повто­ря­ю­щи­е­ся соче­та­ния соци­аль­ных и инди­ви­ду­аль­ных качеств лич­но­стей, дей­ству­ю­щих в кон­крет­ных усло­ви­ях места и вре­ме­ни, поз­во­ля­ют выде­лить осно­ва­ния типо­ло­ги­за­ции лич­но­стей в вир­ту­аль­ном про­стран­стве.

Типо­ло­ги­за­ция лич­но­стей поль­зо­ва­те­лей, в част­но­сти, осу­ществ­ля­ет­ся при состав­ле­нии поль­зо­ва­тель­ских про­фи­лей, состав­ля­е­мых по резуль­та­там обра­бот­ки циф­ро­вой инфор­ма­ции, фик­си­ру­е­мой сер­ве­ром инфор­ма­ци­он­но­го ресур­са в ходе вза­и­мо­дей­ствия с ком­пью­те­ром поль­зо­ва­те­ля. При этом закон­ная логи­че­ская про­це­ду­ра состо­ит в све­де­нии социо­ло­ги­че­ских дан­ных к более про­стой фор­ме выра­же­ния, облег­ча­ю­щей их ана­лиз.

Редук­ция к соци­аль­ным обсто­я­тель­ствам, в кото­рых поль­зо­ва­те­ли осу­ществ­ля­ют ком­му­ни­ка­цию в ком­пью­тер­ных сетях, явля­ет­ся важ­ней­шим осно­ва­ни­ем при типо­ло­ги­за­ции инди­ви­дов в кибер­про­стран­стве. В этом слу­чае, гово­ря об осно­ва­ни­ях при типо­ло­ги­за­ции, име­ют в виду раз­лич­ные обсто­я­тель­ства, обу­слов­лен­ные кон­крет­ны­ми про­фес­си­о­наль­ны­ми, демо­гра­фи­че­ски­ми, наци­о­наль­ны­ми и дру­ги­ми свой­ства­ми, опо­сре­ду­ю­щи­ми соци­аль­ное пове­де­ние участ­ни­ков вир­ту­аль­ных сете­вых сооб­ществ.

Важ­ным аспек­том, учи­ты­ва­е­мым при типо­ло­ги­за­ции, явля­ют­ся соци­аль­ные и соци­аль­но поли­ти­че­ские усло­вия стра­ны про­жи­ва­ния поль­зо­ва­те­лей. Ана­лиз зави­си­мо­сти меж­ду объ­ек­тив­ны­ми фак­то­ра­ми поли­ти­ки госу­дарств по допус­ку сво­их граж­дан к инфор­ма­ции, раз­ме­ща­е­мой в гло­баль­ных ком­пью­тер­ных сетях и типич­ны­ми дви­жу­щи­ми сила­ми пове­де­ния поль­зо­ва­те­лей, явля­ет­ся еще одним осно­ва­ни­ем типо­ло­ги­за­ции.

Кро­ме того, осно­ва­ни­я­ми соци­аль­ной типо­ло­ги­за­ции лич­но­стей в кибер­про­стран­стве могут быть систе­мы цен­ност­ных ори­ен­та­ций, рели­ги­оз­ных и нрав­ствен­ных уста­но­вок, потреб­но­стей в удо­вле­тво­ре­нии мате­ри­аль­ных инте­ре­сов и т.д. Таким обра­зом, инди­ви­ду­аль­ные харак­те­ри­сти­ки поль­зо­ва­те­лей сво­дят­ся к иным пара­мет­рам, харак­те­ри­зу­ю­щим надин­ди­ви­ду­аль­ные фор­мы суще­ство­ва­ния чело­ве­ка в соци­у­ме кибер­про­стран­ства, выде­ля­е­мым и иерар­хи­зи­ру­е­мым в зави­си­мо­сти от того, какая из них при­ни­ма­ет­ся за осно­во­по­ла­га­ю­щую.

Инфор­ма­ци­он­ные тех­но­ло­гии изме­ня­ют харак­тер рабо­ты чело­ве­ка, его соци­аль­ные свя­зи, орга­ни­за­ци­он­ные фор­мы и соци­аль­ные отно­ше­ния.

В этом отно­ше­нии соци­аль­ные общ­но­сти кибер­про­стран­ства могут быть пред­став­ле­ны как дина­мич­но раз­ви­ва­ю­щи­е­ся обще­ствен­ные струк­ту­ры.

Если же гово­рить о струк­ту­ре гло­баль­ной соци­аль­ной общ­но­сти кибер­про­стран­ства, то она состо­ит из мак­ро­со­ци­аль­ных и мик­ро­со­ци­аль­ных вир­ту­аль­ных сете­вых сооб­ществ. В свою оче­редь мак­ро­со­ци­аль­ные сооб­ще­ства (боль­шие груп­пы) могут состо­ять как из отдель­ных мик­ро­со­ци­аль­ных сооб­ществ (малых групп), так и не иметь деле­ния на устой­чи­вые мик­ро­со­ци­аль­ные сооб­ще­ства.

Клас­си­фи­ка­ци­он­ным кри­те­ри­ем отне­се­ния сооб­ществ к мик­ро­со­ци­аль­ным автор пред­ла­га­ет счи­тать сле­ду­ю­щие:

  1. Нали­чие иерар­хи­че­ской (стра­ти­фи­ка­ци­он­ной) струк­ту­ры сооб­ще­ства (необ­хо­ди­мое, но недо­ста­точ­ное усло­вие).
  2. Суще­ство­ва­ние устой­чи­вых меж­лич­ност­ных ком­му­ни­ка­ций внут­ри сете­вой струк­ту­ры, в кото­рых при­ни­ма­ют уча­стие чле­ны дан­но­го мик­ро-соци­аль­но­го сооб­ще­ства (необ­хо­ди­мое и доста­точ­ное усло­вие).

При выпол­не­нии усло­вий 1 и 2 сооб­ще­ство может счи­тать­ся мик­ро­со­ци­аль­ным. Сам тер­мин «мик­ро­со­ци­аль­ное вир­ту­аль­ное сете­вое сооб­ще­ство» озна­ча­ет осо­бый тип чело­ве­че­ско­го кол­лек­ти­ва, а не про­сто меха­ни­че­скую агре­га­цию поль­зо­ва­те­лей инфор­ма­ци­он­но­го ресур­са. При­ме­няя прин­ци­пы совре­мен­ной социо­ло­гии малых групп к реа­ли­ям кибер­про­стран­ства, мож­но утвер­ждать, что мик­ро­со­ци­аль­ные вир­ту­аль­ные сете­вые сооб­ще­ства отли­ча­ют четы­ре основ­ные харак­те­ри­сти­ки.

  1. Мик­ро­со­ци­аль­ное сооб­ще­ство есть дол­го­вре­мен­ное объ­еди­не­ние поль­зо­ва­те­лей в вир­ту­аль­ном про­стран­стве.
  2. Мик­ро­со­ци­аль­ное сооб­ще­ство пред­по­ла­га­ет нали­чие вза­и­мо­дей­ствия и отно­ше­ний меж­ду его чле­на­ми. Это вза­и­мо­дей­ствие может осу­ществ­лять­ся как путем меж­лич­ност­ной ком­му­ни­ка­ции участ­ни­ков сооб­ще­ства, так и ком­му­ни­ка­ции с созда­те­ля­ми инфор­ма­ци­он­но­го ресур­са через озна­ком­ле­ние на регу­ляр­ной осно­ве с содер­жа­ни­ем кон­тен­та.
  3. Мик­ро­со­ци­аль­ное сооб­ще­ство струк­ту­ри­ро­ва­но и в нем суще­ству­ет инфор­ма­ци­он­ная стра­ти­фи­ка­ция.
  4. Мик­ро­со­ци­аль­ное сооб­ще­ство име­ет огра­ни­чен­ное член­ство, под­ра­зу­ме­ва­ю­щее пра­во досту­па к инфор­ма­ци­он­ным ресур­сам сооб­ще­ства и уча­стия в его дея­тель­но­сти.

Важ­но отме­тить, что объ­еди­не­ние двух поль­зо­ва­те­лей не может быть отне­се­но к кате­го­рии мик­ро­со­ци­аль­но­го вир­ту­аль­но­го сете­во­го сооб­ще­ства. Объ­яс­ня­ет­ся это тем, что любая сеть состо­ит мини­мум из трех узлов и, толь­ко в этом слу­чае, уста­нав­ли­ва­ют­ся отно­ше­ния, не зави­ся­щие от кон­крет­но­го лица и воз­мож­но исполь­зо­ва­ние тех­но­ло­гий сете­вой ком­му­ни­ка­ции. Ука­зан­ное поло­же­ние лежит в осно­ве суще­ство­ва­ния соци­аль­ной груп­пы в вир­ту­аль­ном про­стран­стве. Мак­ро- и мик­ро­со­ци­аль­ные сооб­ще­ства вза­и­мо­свя­за­ны. К при­ме­ру, мак­ро­со­ци­аль­ные сооб­ще­ства наци­о­наль­ных сег­мен­тов сети Интер­нет вклю­ча­ют в себя пор­та­лы, элек­трон­ные СМИ, сооб­ще­ства, объ­еди­нен­ные вокруг пер­со­наль­ных стра­ни­чек поль­зо­ва­те­лей и т.д.. Кро­ме того, один и тот же поль­зо­ва­тель может вхо­дить в состав раз­ных вир­ту­аль­ных соци­аль­ных струк­тур.

Одна­ко роль мак­ро- и мик­ро­со­ци­аль­ных общ­но­стей в вопро­сах раз­ви­тия струк­ту­ры кибер­про­стран­ства неоди­на­ко­ва. Имен­но боль­шие груп­пы поль­зо­ва­те­лей ком­пью­тер­ные сетей ока­зы­ва­ют опре­де­ля­ю­щее вли­я­ние на малые груп­пы, имен­но в суще­ство­ва­нии соци­у­ма боль­ших групп вопло­ще­ны объ­ек­тив­ные зако­ны функ­ци­о­ни­ро­ва­ния вир­ту­аль­ных сете­вых сооб­ществ.

При этом важ­но отме­тить, что вир­ту­аль­ные сете­вые сооб­ще­ства отно­сят­ся к кате­го­рии само­ре­гу­ли­ру­ю­щих­ся и само­пре­об­ра­зу­ю­щих­ся соци­аль­ных систем. Общий прин­цип, опре­де­ля­ю­щий харак­тер раз­ви­тия соци­аль­ной систе­мы вир­ту­аль­ных сооб­ществ заклю­ча­ет­ся в ее стрем­ле­нии обес­пе­чить свою целост­ность и повы­сить эффек­тив­ность ком­му­ни­ка­ци­он­ных про­цес­сов. В осно­ве реа­ли­за­ции это­го прин­ци­па лежат про­цес­сы инте­гра­ции и диф­фе­рен­ци­а­ции, при­тя­же­ния и оттал­ки­ва­ния, состав­ля­ю­щие суть ста­нов­ле­ния мате­рии [4].

В дея­тель­но­сти же мик­ро­со­ци­аль­ных сооб­ществ очень мно­гое зави­сит от субъ­ек­тив­ных фак­то­ров свя­зан­ных с ком­му­ни­ка­тив­ны­ми, эко­но­ми­че­ски­ми и пси­хо­ло­ги­че­ски­ми аспек­та­ми вза­и­мо­дей­ствия их участ­ни­ков и ряда дру­гих обсто­я­тельств. Само же изме­не­ние обще­ствен­ной роли мик­ро­со­ци­аль­ных сооб­ществ осу­ществ­ля­ет­ся под вли­я­ни­ем зако­нов раз­ви­тия вир­ту­аль­ных мак­ро­струк­тур. Напри­мер, опыт мно­гих стран сви­де­тель­ству­ет о том, что рез­кие каче­ствен­ные изме­не­ния роли ком­пью­тер­ных сетей в жиз­ни обще­ства про­яв­ля­ют­ся после того, как услу­га­ми этих сетей начи­на­ют поль­зо­вать­ся более чем 15% насе­ле­ния стра­ны.

Вир­ту­аль­ные сете­вые сооб­ще­ства име­ют мно­го­об­раз­ные осно­ва­ния для сво­е­го обра­зо­ва­ния, раз­лич­ную внут­рен­нюю струк­ту­ру, исполь­зу­ют раз­но­об­раз­ные фор­мы рас­ши­ре­ния сво­е­го соста­ва. При этом во всех видах сете­вых сооб­ществ, в каче­стве непре­мен­но­го усло­вия их суще­ство­ва­ния про­яв­ля­ет­ся инфор­ма­ци­он­ная стра­ти­фи­ка­ция.

Важ­но отме­тить, что раз­ви­тие мик­ро­со­ци­аль­ных общ­но­стей, при всем мно­го­об­ра­зии их функ­ци­о­ни­ро­ва­ния, под­чи­ня­ет­ся зако­но­мер­но­стям раз­ви­тия боль­ших соци­аль­ных групп кибер­про­стран­ства.

Так, дея­тель­ность отдель­но­го элек­трон­но­го мага­зи­на неэф­фек­тив­на, если зако­но­да­тель­но не опре­де­лен ста­тус элек­трон­ной ком­мер­ции в целом, отсут­ству­ют пла­теж­ные систе­мы, еди­ные стан­дар­ты без­опас­но­сти элек­трон­ных тран­зак­ций и т.п.

Соот­вет­ствен­но, созда­ние выше­ука­зан­ных эле­мен­тов инфра­струк­ту­ры эко­но­ми­че­ской дея­тель­но­сти осу­ществ­ля­ет­ся не в инте­ре­сах сооб­ще­ства отдель­но взя­то­го элек­трон­но­го биз­не­са, а руко­вод­ству­ясь потреб­но­стя­ми боль­ших групп поль­зо­ва­те­лей ком­пью­тер­ных сетей.

Допол­няя друг дру­га, сооб­ще­ства тем самым запол­ня­ют инфор­ма­ци­он­ные ниши инте­ре­сов поль­зо­ва­те­лей, спо­соб­ству­ют выра­бот­ке новых идей, обес­пе­чи­вая тем самым раз­ви­тие чело­ве­че­ства в целом. Таким обра­зом, раз­но­род­ность сооб­ществ пред­став­ля­ет­ся важ­ней­шим усло­ви­ем соци­аль­ной целост­но­сти кибер­про­стран­ства.

При этом «функ­цию фор­мы… могут выпол­нять лишь такие фак­то­ры, кото­рые обла­да­ют свой­ством созда­вать отно­си­тель­но устой­чи­вую сфе­ру детер­ми­на­ции, в пре­де­лах кото­рой под вли­я­ни­ем фор­мо­об­ра­зу­ю­ще­го фак­то­ра раз­вер­ты­ва­ют­ся содер­жа­тель­ные про­цес­сы» [5, C.139]. Гра­ни­цы соци­аль­ной систе­мы вир­ту­аль­ных сете­вых сооб­ществ как раз и созда­ют ука­зан­ную сфе­ру. Содер­жа­тель­ные же про­цес­сы пере­да­чи и обра­бот­ки ком­пью­тер­ной инфор­ма­ции, свя­за­ны как с вза­и­мо­дей­стви­ем вир­ту­аль­ных ком­мью­ни­ти, созда­ю­щих эту систе­му, так и с про­цес­са­ми инфор­ма­ци­он­но­го вза­и­мо­дей­ствия внут­ри ука­зан­ных групп поль­зо­ва­те­лей.

Важ­но отме­тить и суще­ство­ва­ние еще одно­го аспек­та функ­ци­о­ни­ро­ва­ния соци­аль­ной систе­мы в кибер­про­стран­стве. «Соци­аль­ная систе­ма может рас­смат­ри­вать­ся не толь­ко как опре­де­лен­ное мно­же­ство соци­аль­ных групп, но и как опре­де­лен­ное мно­же­ство инди­ви­дов. Инди­ви­ды явля­ют­ся таки­ми же рав­но­прав­ны­ми эле­мен­та­ми систе­мы на инди­ви­ду­аль­ном уровне ее орга­ни­за­ции, как и груп­пы на груп­по­вом уровне» [6, C.18].

Речь при этом идет в первую оче­редь не столь­ко о самих поль­зо­ва­те­лях, кото­рые при­ни­ма­ют уча­стие в про­цес­сах груп­по­вой ком­му­ни­ка­ции, сидя при этом перед экра­на­ми пер­со­наль­ных ком­пью­те­ров, но и о полу­чив­ших рас­про­стра­не­ние ком­пью­тер­ных сооб­ще­ствах, функ­ци­о­ни­ру­ю­щих на осно­ве тех­но­ло­гии инди­ви­ду­аль­но­го вза­и­мо­дей­ствия «peer-to-peer». Таким обра­зом, в ком­пью­тер­ных сетях доста­точ­но нагляд­но про­яв­ля­ет­ся суще­ство­ва­ние двух базо­вых эле­мен­тов соци­аль­ной систе­мы и соот­вет­ствен­но двух уров­ней орга­ни­за­ции чело­ве­че­ской жиз­не­де­я­тель­но­сти (инди­ви­ду­аль­но­го и груп­по­во­го).

«Оба уров­ня орга­ни­за­ции, как пока­за­ли иссле­до­ва­ния, свя­за­ны меж­ду собой рецип­кор­но, то есть чем боль­ше кон­крет­ная ситу­а­ция вос­при­ни­ма­ет­ся как вызы­ва­е­мая меж­груп­по­вым кон­тек­стом, тем менее веро­ят­но чело­век будет кон­стру­и­ро­вать свое пове­де­ние как межин­ди­ви­ду­аль­ное» [6, C.19]. Тем не менее, гра­ни­цы соци­аль­ной систе­мы долж­ны быть опре­де­ле­ны. Сде­ла­но это, долж­но быть, не толь­ко для того, что­бы ука­зать на суще­ство­ва­ние доста­точ­но оче­вид­ной стра­ти­фи­ка­ци­он­ной дихо­то­ми­че­ской пары (люди вла­де­ю­щие досту­пом к ком­пью­тер­ным сетям и не вла­де­ю­щие ука­зан­ной воз­мож­но­стью), но и для под­чер­ки­ва­ния наи­бо­лее важ­ных систем­ных качеств, к кото­рым мож­но отне­сти целе­на­прав­лен­ность и целост­ность.

Без осо­зна­ния един­ства соци­аль­ной систе­мы, в кото­рую вхо­дят ука­зан­ные сооб­ще­ства поль­зо­ва­те­лей, невоз­мож­но не толь­ко понять про­цес­сы фор­ми­ро­ва­ния инфор­ма­ци­он­но­го обще­ства в целом, но и раз­ра­ба­ты­вать, нор­ма­тив­ные акты, регу­ли­ру­ю­щие вопро­сы функ­ци­о­ни­ро­ва­ния теле­ком­му­ни­ка­ци­он­ных сетей, совер­шен­ство­вать тех­ни­че­ские сред­ства, обес­пе­чи­ва­ю­щие про­цес­сы ком­му­ни­ка­ции и т.д.

Источ­ник: Науч­ная мысль Кав­ка­за. При­ло­же­ние. 2002, № 12 (38). С. 32–39.

Об авторе

Сер­гей Васи­лье­вич Бон­да­рен­ко — док­тор социо­ло­ги­че­ских наук (дис­сер­та­ция по теме «Соци­аль­ная струк­ту­ра вир­ту­аль­ных сете­вых сооб­ществ», 2004).

В 2000 году бри­тан­ским жур­на­лом «E-mmerce» был назван одним из наи­бо­лее инфор­ми­ро­ван­ных уче­ных в сфе­ре инно­ва­ци­он­ных тех­но­ло­гий.

Автор трех книг и свы­ше 70 науч­ных ста­тей (в том чис­ле и на англий­ском язы­ке) по про­бле­ма­ти­ке соци­аль­ных вза­и­мо­дей­ствий в кибер­про­стран­стве и про­ти­во­дей­ствия кор­руп­ции.

Воз­глав­ля­ет неза­ви­си­мую неком­мер­че­скую науч­но-иссле­до­ва­тель­скую орга­ни­за­цию «Центр при­клад­ных иссле­до­ва­ний интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти» (г. Ростов-на-Дону).

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkgooglepluspinterest