Сулер Дж. Психоаналитическая киберпсихология

С

В сборнике «Прикладная психоаналитика» / Textbook of Applied Psychoanalysis" (Akhtar & Twemlows) и в своей книге «Psychology of the Digital Age: Humans Become Electric» (Suler, 2016) я подчеркиваю необходимость введения психоаналитической киберпсихологии.

Благодаря этому подходу становится возможным оценить опыт пребывания в цифровых средах и, учитывая угрожающие масштабы влияния технологий на наш образ жизни, повысить уровень благополучия.

В этих работах предложена концепция Восьми измерений киберпсихологической архитектуры как основа для понимания психологического воздействия любой цифровой среды. Кроме того, с ее помощью можно планировать онлайн-терапевтические интервенции, оценивать и улучшать цифровой образ жизни людей.

The Eight Dimensions of Cyberpsychology Architecture
Измерения киберпсихологической архитектуры
Ключевой предпосылкой для киберпсихологической архитектуры стала идея о том, что киберпространство — это пространство психологическое, проекция индивидуального и коллективного сознания. Осознанно и, вместе с тем, бессознательно мы воспринимаем область, находящуюся по ту сторону монитора, как расширение нашей психики.

В проведенных ранее психоаналитических исследованиях было установлено, что онлайн-мир влечет за собой размывание границ между пространством человеческого разума и пространством машины (Suler, 1996; Turkle, 1995). Посредством компьютеров мы воспринимаем себя в промежуточной зоне между своим Я и Другими.

С точки зрения психоаналитической теории эта зона может быть осмыслена как интерсубъективное (межличностное) поле, переходное или трансформационное пространство; территория, одновременно являющаяся и частью Я и частью Других, которая предоставляет место для самовыражения, межличностных открытий, игры, творчества, и, к сожалению, психопатологий.

Структуры различных компьютерных пространств формируют проекции, направленные на проявления личности и ее взаимодействие с другими и, как следствие, определяют психологическое влияние этих отношений.
Психоаналитическая киберпсихология исследует психологическую архитектуру цифровых пространств в соответствии с восемью видами измерений. Каждое из измерений отражает создаваемые по средствам компьютера аспекты функционирования конкретной онлайн-среды и то, как работает в ней сознание человека. Такие среды как электронная почта, социальные сети, видеоконференции, игры или миры аватаров — сочетают в себе различные измерения, проявленные в разной степени.

Для каждой конкретной среды существенно важным является то, какие аспекты она минимизирует или максимизирует и каким именно образом. Опираясь на знания о взаимодействии между сознательными и бессознательными процессами, психоаналитическая киберпсихология позволяет понять, как эти восемь измерений пересекаются между собой, формируя различные типы онлайновых сред, каждая из которых, в свою очередь, обладает уникальной архитектурой и психологическим опытом.

ИЗМЕРЕНИЕ ИДЕНТИЧНОСТИ: КТО Я?

Идентичность, ощущение себя — фундаментальный субстрат в психоаналитической теории личности, составляющий главное измерение киберпсихологической архитектуры. Оно первостепенно по отношению ко всем прочим измерениям и включает их в себя.

Находясь в киберпространстве, человек имеет возможность выражать себя самыми разными способами: казаться более значительным или чем-то совершенно иным, чем он есть на самом деле, может «отказываться» от себя, пользуясь анонимностью и невидимостью. Попытки управлять множеством онлайн-сред иногда приводят к децентрализованному, диссоциированному, множественному выражению Я («multiplied expression of self», Turkle, 1995). Одновременно с этим предоставляется шанс обнаружить не осознаваемые ранее аспекты своей личности, что ведет к более глубокому, индивидуализированному пониманию собственного Я.

Измерение идентичности содержит в себе все доступные в конкретной онлайн-среде программные средства для самопрезентации, включая то, как люди сознательно и бессознательно используют или избегают их, а также здоровые и патологические аспекты идентичности, которые в этой среде проявляются.
Стремление поддерживать постоянную симбиотическую связь с другими как способ подтвердить свои мысли и чувства может оборачиваться против личности: утратив способность к самооценке наедине с самим собой, человек теряет очертания своих границ, определяющих индивидуализированную, отделенную идентичность (Turkle, 2012).

СОЦИАЛЬНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ: КТО МЫ?

Социальное измерение относится к межличностным аспектам киберпространства. Бесчисленные возможности выбора определенных типов онлайн-отношений создают условия для переноса, влияющего на решения, которые принимают люди. Искажения восприятия в межличностных отношениях часто приводят к напряженным конфликтным ситуациям — особенно, если общение происходит исключительно в текстовом формате.

Примером может служить двойной перенос, при котором люди с общими интересами объединяются онлайн, будучи убеждены, что между ними есть глубоко значимая связь. Позже выясняется, что их предполагаемые союзники испытывают потребности, несовместимые с их собственными, и тогда эти отношения терпят крах.

Сетевые романы — еще один пример того, как отношения в киберпространстве способны или обогащать человека, или давать выход таким непродуктивным реакциям переноса, как «игра в любовь» (Whitty & Carr, 2006). Взаимодействие клинициста и клиента в онлайн-психотерапии также может быть отнесено к социальному измерению (Carlino, 2011; Lemma & Caparrotta, 2013; Scharff, 2013).

ИЗМЕРЕНИЕ ИНТЕРАКТИВНОСТИ: КАК ЭТО ПРОИСХОДИТ?

Измерение интерактивности — онлайн-среда, лежащая в области взаимодействия человека и компьютера (human- computer interaction, HCI) и психологии проектирования компьютерного интерфейса. Под интерактивностью подразумевается то, насколько эта среда понятна пользователю, легко ли в ней ориентироваться и управлять ею. Она дружественна по своей сути, поскольку направлена на интуитивное восприятие и формируется, исходя из того, как люди думают и действуют.

Чем легче происходит погружение в онлайн-сферу, тем быстрее оно становится промежуточным пространством, продолжением разума. По мере того, как растет интерактивная мощь устройств, их интрапсихическая сила становится все более субъектной. Раздражение, депрессия и даже ярость в ответ на технические сбои указывают на то, что машина воспринимается как субъект, способный либо удовлетворить, либо фрустрировать потребности во всемогуществе и симбиотических привязанностях. Отсутствие реакции компьютера — то, что описано (Suler, 2016) как «опыт черной дыры» — порождает проекции на саму машину или на людей, с которыми предполагалось общение.

Интерактивное воздействие среды возрастает в тех случаях, когда: участие в ней представляется приятным и его легко контролировать; пользователям предлагаются простые способы рассказать о том, что им нравится; поведение пользователей эффективно анализируется с тем, чтобы улучшить их будущее взаимодействие со средой.

Поскольку устройства становятся все более интерактивными и похожими на людей, пользователи склонны наделять их антропоморфными свойствами, сознательно или бессознательно создавая проекции. Это является важной проблемой в области искусственного интеллекта.

ТЕКСТОВОЕ ИЗМЕРЕНИЕ: ЧТО ТАКОЕ СЛОВО?

Текстовая коммуникация представлена в широком диапазоне от длинных до коротких форм: электронная почта, чат, текстовые сообщения, блоги, веб-сайты и сообщения в социальных сетях.

Основываясь на иных когнитивных способностях, нежели говорение и слушание, запись собственных мыслей и чтение записей других людей — уникальный способ представления своей идентичности, возможность познавать других и выстраивать отношения. Как внутренний (интернализованный), саморефлексивный диалог, письмо ведет, с одной стороны, к самопознанию, с другой, повышает читательские навыки и опыт (Coen, 1994).

Вербальные формы сознания связаны с понятийным мышлением, т. е. логичны, происходят линейно, основаны на фактах и осознанно контролируются. По этой причине онлайн-переписка позволяет распознавать, формировать и осваивать переживания, плохо уловимые в иных условиях, подобно тому, как это происходит в процессе традиционной психоаналитической беседы.

Отсутствие невербальных сигналов в процессе текстовой коммуникации способно вызывать реакции переноса и, тем самым, увеличивать вероятность искажения межличностного восприятия.

Отсутствие общения лицом к лицу также усиливает эффекты анонимности, невидимости и «солипсическую интроекцию», приводящие, в свою очередь, к потере контроля и регрессу, явлению, известному как «эффект растормаживания в Сети» (Suler, 2004).

СЕНСОРНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ: КАК Я ОБ ЭТОМ УЗНАЮ?

Сенсорное измерение онлайн-среды подразумевает то, насколько в ней задействованы все пять органов чувств человека. Разработчики виртуальной реальности пытаются создать среду максимально достоверно имитирующую сенсорные переживания.

Чем полнее сенсорный опыт, тем выше чувство присутствия, тем больше эмоций стимулируется, усиливается воздействие объектов и поддерживается более сильная психологическая привязанность к ситуации.

Способность создавать специфический опыт посредством комплексной сенсорной стимуляции оборачивается недостатком в том случае, когда мы хотим поощрять в пользователях субъективную интерпретацию ситуации и надеемся, что их переживания будут возникать спонтанно, а не на основе предложенных нами готовых решений. Как сказал один читатель о книге без иллюстраций: «Я рад, что картинок не было. Мне хотелось представить все самому».

Даже если сверхреалистичные виртуальные образы станут когда-нибудь возможны, мы не должны игнорировать силу киберпространства, воздействующую на пять органов чувств таким образом, чтобы создавать различные сенсорно-специфические переживания. Эти технологические возможности помогут лучше изучить процессы подавления (сдерживания и диссоциации). Опираясь на понимание трансформационной роли изображений в психоаналитической терапии, терапевтической фотографии и фототерапии (Weiser, 1993), мы объясним, в частности, почему фото-шаринг (процесс, при котором пользователь делиться своими фотографиями с другими участниками) может способствовать психологическому росту, а создание «селфи» усиливает нарциссизм.

ВРЕМЕННОЕ ИЗМЕРЕНИЕ: ЧТО ТАКОЕ ВРЕМЯ?

Использование и переживание времени в киберпространстве — это его временное измерение. Многие онлайн-возможности, меняющие это измерение, отражают то, что психоаналитики уже давно знают о характере времени: на рациональном уровне сознание придерживается темпорального движения вперед, тогда как бессознательное смешивает прошлое, настоящее и будущее, останавливает время или опережает его (Fiorini & Canestri, 2009).

Особо важную роль играют различия между синхронной и асинхронной коммуникациями. В «живом» синхронном общении спонтанность, как правило, возрастает, что приводит к более свободному, открытому и быстро развивающемуся диалогу.

С другой стороны, при общении в асинхронном режиме люди склонны быть осторожнее, при этом их взаимодействие лучше структурировано и обдумано.

В процессе синхронного общения усиливается ощущение присутствия. Это происходит отчасти из-за повышения спонтанности, но также и потому, что люди ощущают взаимное сосуществование в настоящий момент времени.

Отсутствие временных меток в асинхронном режиме может наносить ущерб общению: паузы в разговоре, отказ от него или опоздание с ответом — все это часто наделяется негативными бессознательными смыслами.

Вместе с тем, преимуществом асинхронного диалога является замедление или даже замораживание темпа взаимодействия. Возникает зона рефлексии, в которой появляется шанс тщательно все обдумать, взвесить и сформулировать.

Возможность фиксировать происходящее в цифровом мире рождает чувство замершего или трансцендентного времени, подобно тому, как это происходит в бессознательном.

ИЗМЕРЕНИЕ РЕАЛЬНОСТИ: ЭТО ПО-НАСТОЯЩЕМУ?

Оценивая измерение реальности в онлайн-среде, мы спрашиваем себя, в какой мере этот опыт основан на фантазии, а в какой — на реальном мире. Многие кибер-игры содержат высоко-детализированные образы, в то время как социальные сети поощряют людей избегать обмана и представляться теми, кто они есть на самом деле. Однако в современных средствах массовой информации различие между реальностью и фантазией постепенно размывается. Это заметно по реалити-шоу, постановочным видеороликам на YouTube, по склонности людей создавать идеализированные версии себя в социальных сетях. Мы начинаем думать о киберпространстве как о выдуманном мире.

В зависимости от истории развития объектных отношений, а также способности тестировать реальность, некоторые люди лучше других умеют распознавать вымысел в сети и отличать реалистичное восприятие от восприятия на основе переноса.

Иногда виртуальная реальность одерживает верх над Эго, тем самым активируя бессознательные страхи. Исследование «виртуальной ямы» показало, что, когда субъекту предлагается пройти по доске, перекинутой через темную бездну в виртуальной реальности, инстинктивная часть выдает реакцию страха, хотя рациональная понимает, что никакой опасности нет.

ФИЗИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ: НАСКОЛЬКО ЭТО МАТЕРИАЛЬНО?

Разобщенность тела и кибер-сознания — сомнительная концепция, которая является побочным продуктом теории дуализма души и тела (по Декарту). Она обыгрывается во многих научно-фантастических рассказах о сознании человека, загружаемом в киберпространство и даже популярна среди тех ученых, которые полагают, что человеческий разум можно воссоздать с помощью искусственного интеллекта.

Психоаналитическая киберпсихология, в свою очередь, исходит из того соображения, что наше телесное воплощение — факт эволюции и то, что психические и физические переживания человека нераздельно связаны. Это обнаруживается и при изучении психосоматических расстройств и при наблюдении за бесконечно разнообразными проявлениями интрапсихических процессов через физические функции.

Это необходимо принимать во внимание, рассматривая различия между диссоциированной и интегрированной телесностью в онлайн-средах (Suler, 2016). Диссоциированный тип включает в себя физическую активность, не имеющую ничего общего с онлайн-активностью. Такая телесная разобщенность порождать значительные проблемы, как происходит, например, если люди пытаются пересечь дорогу, глядя в телефон.

В интегрированной телесности физические движения и ощущения связаны с деятельностью в киберпространстве. Примером могут служить игры, предполагающие физическую имитацию движений реального мира, или любая другая виртуальная среда, меняющаяся в ответ на движения тела и головы. Это относится, в том числе, и к виртуальной психотерапии.

Физическое измерение учитывает психологические последствие того, как и где возникают проходы из киберпространства в наш физический мир. Согласно концепции «Интернета вещей», все виды приборов и сенсорных устройств в материальном мире станут орудиями мира виртуального. Сейчас мы только начинаем осознавать, каким образом киберпространство может проявляться на материальном уровне и как это отразится на наших физических телах. Вместе с тем, задачей психоаналитической киберпсихологии становится исследование того, как симбиоз машины и человека будет влиять на сознательную и бессознательную психическую деятельность.

Источник: International Journal of Applied Psychoanalytic Studies Int. J. Appl. Psychoanal. Studies 14(1): 97−102 (2017) / Пер.: Щепилина Е.А.

Об авторе

Джон Р. Сулер (John Suler, Ph.D.) — профессор психологии в Rider University (Department of Psychology Science and Technology Center). Признанный эксперт в области киберпсихологии, одним из основоположников которой он, по праву, считается. Кроме того, занимается вопросами восточной философии, психологии фотографии, психотерапии и творчества. Автор нескольких книг, в числе которых Contemporary Psychoanalysis and Eastern Thought и Madman: Strange Adventures of a Psychology Intern, и множества научных и популярных статей.

Сайт автора: http://johnsuler.com/

Категории

Метки

Публикации

Общение

Cyberpsy.ru - первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии.
Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.