Сулер Дж. Компьютерная и интернет-зависимость

С

Чрез­мер­ная увле­чен­ность Интер­не­том застав­ля­ет мно­гих людей про­во­дит все боль­ше вре­ме­ни в Сети. Пси­хо­ло­ги спо­рят: идет ли речь о появ­ле­нии еще одно­го вида зави­си­мо­сти?

Сре­ди спе­ци­а­ли­стов до сих пор нет един­ства в том, как сле­ду­ет назы­вать этот фено­мен. Один из воз­мож­ных вари­ан­тов — интер­нет-аддик­ция (IAD — Internet Addiction Disorder). Одна­ко мно­гие были увле­че­ны ком­пью­те­ра­ми задол­го до того, как интер­нет вошел в их жизнь. И неко­то­рых из них интер­нет не инте­ре­су­ет вовсе.

Веро­ят­но, мож­но было бы назы­вать этот фено­мен «зави­си­мо­стью от ком­пью­те­ра». Но не нуж­но забы­вать и о такой серьез­ной про­бле­ме как при­стра­стие к видео­иг­рам, став­шей сего­дня уже вполне обы­ден­ным и чуть ли не «легаль­ным» явле­ни­ем. А как быть с теле­фо­на­ми, кото­рые так же ста­но­вят­ся при­чи­ной воз­ник­но­ве­ния аддик­ции? И дале­ко не все­гда речь идет о «сек­се по теле­фо­ну». Наравне с ком­пью­те­ра­ми они явля­ют­ся тех­но­ло­ги­че­ски усо­вер­шен­ство­ван­ной фор­мой свя­зи. Их мож­но отне­сти к «ком­му­ни­ка­ции посред­ствам ком­пью­те­ров» (CMC — computer mediated communication), опре­де­ля­ю­щей, по мне­нию иссле­до­ва­те­лей, дея­тель­ность в интер­не­те. В неда­ле­ком буду­щем ком­пью­тер, теле­фон и видео смо­гут успеш­но объ­еди­нить­ся в одно, веро­ят­но, весь­ма аддик­тив­ное суще­ство.

Воз­мож­но, в широ­ком смыс­ле, сле­ду­ет гово­рить о «кибе­рад­дик­ции» — зави­си­мо­сти от вир­ту­аль­ной сре­ды, создан­ной бла­го­да­ря ком­пью­тер­ным тех­но­ло­ги­ям. В рам­ках этой общей кате­го­рии могут быть выде­ле­ны отлич­ные друг от дру­га типы пове­де­ния. Под­ро­сток, про­гу­ли­ва­ю­щий шко­лу, что­бы прой­ти послед­ний уро­вень люби­мой игры, будет весь­ма отли­чать­ся от домо­хо­зяй­ки сред­них лет, тра­тя­щей 500$ в месяц на чаты в AOL. Она, в свою оче­редь, будет отли­чать­ся от биз­не­сме­на, сле­дя­ще­го за коти­ров­ка­ми акций и игра­ю­ще­го на бир­же через интер­нет.

Одни кибер­за­ви­си­мо­сти ори­ен­ти­ро­ва­ны на игру и дух сорев­но­ва­ния, дру­гие удо­вле­тво­ря­ют соци­аль­ные потреб­но­сти или явля­ют­ся про­дол­же­ни­ем тру­до­го­лиз­ма. Но и такие раз­ли­чия носят весь­ма поверх­ност­ный харак­тер.

Зави­си­мость от рабо­ты или видео­игр не часто ста­но­вит­ся мише­нью для газет­ных пуб­ли­ка­ций и гнев­ных реплик. Это темы вче­раш­не­го дня. Вни­ма­ние СМИ к вопро­сам кибер­про­стран­ства и интер­нет-зави­си­мо­сти – дань моде дня сего­дняш­не­го. Поми­мо про­че­го, такой инте­рес слу­жит пока­за­те­лем тре­во­ги и бес­по­кой­ства сре­ди людей, не зна­ю­щих, что собой пред­став­ля­ет интер­нет, несмот­ря на мно­го­чис­лен­ные раз­го­во­ры о нем. Незна­ние порож­да­ет страх и недо­ве­рие.

Одна­ко ино­гда чрез­мер­ное увле­че­ние ком­пью­те­ра­ми и интер­не­том дей­стви­тель­но ста­но­вит­ся при­чи­ной серьез­ных про­блем. Неспо­соб­ность кон­тро­ли­ро­вать пре­бы­ва­ние в вир­ту­аль­ных мирах может повлечь за собой уволь­не­ние с рабо­ты, исклю­че­ние из шко­лы или раз­вод. Все это – зако­но­мер­ные послед­ствия пато­ло­ги­че­ской зави­си­мо­сти в ее край­них про­яв­ле­ни­ях. Но как и в слу­чае всех про­чих зави­си­мо­стей, слож­ность заклю­ча­ет­ся в том, что­бы про­ве­сти гра­ни­цу меж­ду «нор­маль­ной» увле­чен­но­стью и «ненор­маль­ным» вле­че­ни­ем.

Гово­ря упро­щен­но, склон­ность может быть здо­ро­вой, пато­ло­ги­че­ской или сов­ме­щать в себе оба эти поня­тия. Увле­чен­ность, пре­дан­ность делу, жела­ние отда­вать ему как мож­но боль­ше вре­ме­ни ста­но­вит­ся путем для при­об­ре­те­ния новых зна­ний, реа­ли­за­ции твор­че­ско­го потен­ци­а­ла и само­вы­ра­же­ния. Даже неко­то­рые нездо­ро­вые при­стра­стия могут вклю­чать в себя эти поло­жи­тель­ные харак­те­ри­сти­ки.

Но в, по-насто­я­ще­му, пато­ло­ги­че­ских склон­но­стях рав­но­ве­сие нару­ше­но — нега­тив­ные фак­то­ры пере­ве­ши­ва­ют пози­тив­ные. В резуль­та­те теря­ет­ся спо­соб­ность нор­маль­но функ­ци­о­ни­ро­вать в реаль­ном мире. Прак­ти­че­ски все, что вы спо­соб­ны пред­ста­вить, может стать при­чи­ной пато­ло­ги­че­ской зави­си­мо­сти: лекар­ства, еда, спорт, азарт­ные игры, день­ги, секс, рабо­та…

С точ­ки зре­ния кли­ни­че­ской пер­спек­ти­вы, пато­ло­ги­че­ские зави­си­мо­сти берут нача­ло в лич­ной жиз­ни чело­ве­ка, и явля­ют­ся отра­же­ни­ем пере­жи­тых им стрес­сов и кон­флик­тов. Они пред­став­ля­ют собой попыт­ку кон­тро­ля над депрес­си­ей и бес­по­кой­ством, и сви­де­тель­ству­ют о чув­стве неза­щи­щен­но­сти и внут­рен­ней пусто­ты.

На сего­дняш­ний день не суще­ству­ет пси­хо­ло­ги­че­ско­го или пси­хи­ат­ри­че­ско­го диа­гно­за «интер­нет» или «ком­пью­тер­ной» зави­си­мо­сти. В послед­нюю вер­сию «Диа­гно­сти­че­ско­го и ста­ти­сти­че­ско­го руко­вод­ства по пси­хи­че­ским рас­строй­ствам» (DSM-IV), уста­нав­ли­ва­ю­ще­го стан­дар­ты клас­си­фи­ка­ции типов душев­ных болез­ней, не вошла ни одна из этих кате­го­рий. Будут ли эти виды зави­си­мо­сти вклю­че­ны в руко­вод­ство, пока­жет вре­мя.

Как и во всех подоб­ных слу­ча­ях, выне­се­нию тако­го диа­гно­за долж­но пред­ше­ство­вать все­сто­рон­нее иссле­до­ва­ние. При этом необ­хо­ди­мо учи­ты­вать два основ­ных кри­те­рия: после­до­ва­тель­ный, надеж­но диа­гно­сти­ру­е­мый набор при­зна­ков, опре­де­ля­ю­щих это рас­строй­ство и суще­ство­ва­ние кор­ре­ля­ций — общие эле­мен­ты в ана­мне­зе, лич­ност­ных харак­те­ри­сти­ках и про­гно­зах на буду­щее у людей, кото­рые диа­гно­сти­ро­ва­лись подоб­ным обра­зом. До тех пор пока эти тре­бо­ва­ния не будут соблю­де­ны, поста­нов­ка диа­гно­за не может счи­тать­ся обос­но­ван­ной, и пред­став­ля­ет­ся не более чем наве­ши­ва­ни­ем ярлы­ков.

В насто­я­щее вре­мя пси­хо­ло­ги сосре­до­то­че­ны на пер­вом кри­те­рии, про­буя опре­де­лить сово­куп­ность симп­то­мов, состав­ля­ю­щих ком­пью­тер­ную или интер­нет-зави­си­мость.

Так Ким­бер­ли Янг диа­гно­сти­ру­ет интер­нет-аддик­цию на осно­ва­нии четы­рех и более поло­жи­тель­ных отве­тов, харак­те­ри­зу­ю­щих пове­де­ние чело­ве­ка за послед­ний год. При этом она фоку­си­ру­ет вни­ма­ние на зави­си­мо­сти от интер­не­та, а не на более общей ком­пью­тер­ной зави­си­мо­сти:

  1. Погло­ще­ны ли вы мыс­ля­ми об интер­не­те, когда нахо­ди­тесь оффлайн?
  2. Воз­ни­ка­ет ли у вас потреб­ность про­во­дить все боль­ше вре­ме­ни в сети?
  3. В состо­я­нии ли вы кон­тро­ли­ро­вать вре­мя, про­во­ди­мое в сети?
  4. Чув­ству­е­те ли вы бес­по­кой­ство или раз­дра­же­ние при попыт­ке кон­тро­ли­ро­вать пре­бы­ва­ние в сети?
  5. Исполь­зу­е­те ли вы интер­нет для того, что­бы уйти от про­блем или изба­вить­ся от нега­тив­ных эмо­ций (чув­ства бес­по­мощ­но­сти, вины, бес­по­кой­ства или депрес­сии)?
  6. Лже­те ли вы дру­зьям и чле­нам семьи, о том, сколь­ко вре­ме­ни про­во­ди­те в интер­не­те?
  7. Рис­ку­е­те ли вы поте­рять зна­чи­мые для вас отно­ше­ния, рабо­ту, обра­зо­ва­ние или карье­ру из-за исполь­зо­ва­ния интер­не­та?
  8. Про­дол­жа­е­те ли вы выхо­дить в интер­нет, даже не смот­ря на финан­со­вые про­бле­мы?
  9. Когда вы отклю­ча­е­тесь от интер­не­та, испы­ты­ва­е­те ли вы уси­ле­ние депрес­сии, каприз­но­сти и раз­дра­жи­тель­но­сти?
  10. Нахо­ди­тесь ли вы в сети доль­ше, чем пер­во­на­чаль­но пла­ни­ро­ва­ли?

В каче­стве шут­ки Иван Гол­дберг пред­ло­жил соб­ствен­ный набор симп­то­мов того, что он назвал «пато­ло­ги­че­ским исполь­зо­ва­ни­ем ком­пью­те­ра» (PCU). Дру­ги­ми пси­хо­ло­га­ми обсуж­да­ют­ся симп­то­мы несколь­ко отлич­ные от кри­те­ри­ев Янг и паро­дии на такие кри­те­рии Гол­дбер­га:

  • ради­каль­ное изме­не­ние обра­за жиз­ни с тем, что­бы про­во­дить боль­ше вре­ме­ни в сети;
  • общее умень­ше­ние физи­че­ской актив­но­сти;
  • без­раз­ли­чие к соб­ствен­но­му здо­ро­вью как резуль­тат сете­вой актив­но­сти;
  • укло­не­ние от важ­ных соци­аль­ных функ­ций из-за жела­ния про­во­дить вре­мя в сети;
  • бес­сон­ни­ца или изме­не­ние режи­ма сна в резуль­та­те сете­вой актив­но­сти;
  • умень­ше­ние соци­аль­ных свя­зей, про­яв­ля­ю­ще­е­ся в поте­ре дру­зей;
  • пре­не­бре­же­ние к семье и дру­зьям;
  • отказ про­во­дить сво­бод­ное вре­мя вне сети;
  • стрем­ле­ние про­во­дить боль­ше вре­ме­ни за ком­пью­те­ром;
  • игно­ри­ро­ва­ние рабо­чих и лич­ных обя­за­тельств.

В спис­ке рас­сыл­ки, посвя­щен­ной кибер­пси­хо­ло­гии, Линн Роберт опи­сы­ва­ет неко­то­рые воз­мож­ные пси­хо­фи­зио­ло­ги­че­ские кор­ре­ля­ты чрез­мер­но­го исполь­зо­ва­ния интер­не­та. Одна­ко она не ста­вит знак равен­ства меж­ду эти­ми реак­ци­я­ми и пато­ло­ги­че­ской зави­си­мо­стью:

  • Услов­ная реак­ция (уча­щен­ный пульс, повы­шен­ное кро­вя­ное дав­ле­ние) на модем­ное соеди­не­ние
  • «Изме­нен­ное состо­я­ние созна­ния» во вре­мя дли­тель­ных пери­о­дов обще­ния в диа­де или груп­по­во­го вза­и­мо­дей­ствия (пол­ная сосре­до­то­чен­ность и кон­цен­тра­ция вни­ма­ния на экране, близ­кая к медитативному/трансовому состо­я­нию)
  • Сно­ви­де­ния по типу скрол­лин­га (экви­ва­лент МОО — Multi-user domain, Object-Oriented)
  • Про­яв­ле­ние край­не­го раз­дра­же­ния на отвле­ка­ю­щие фак­то­ры «реаль­ной жиз­ни» в момент нахож­де­ния в кибер­про­стран­стве.

В ста­тье о «зави­си­мо­сти» от гра­фи­че­ско­го МОО-чата Palace, я цити­ро­вал кри­те­рии, часто исполь­зу­е­мые пси­хо­ло­га­ми для опре­де­ле­ния любо­го вида аддик­ции. Ясно, что попыт­ки опре­де­лить ком­пью­тер­ную и интер­нет-зави­си­мость осно­ва­ны на пат­тер­нах, явля­ю­щих­ся, веро­ят­но, общи­ми для всех видов аддик­ций и рас­кры­ва­ю­щих их более глу­бо­кие и уни­вер­саль­ные при­чи­ны:

  1. Явля­ет­ся ли ваше пове­де­ние при­чи­ной укло­не­ния от важ­ных дел?
  2. Ста­но­вит­ся ли ваше пове­де­ние при­чи­ной раз­ры­ва отно­ше­ний со зна­чи­мы­ми людь­ми?
  3. Вызы­ва­ет ли ваше пове­де­ние раз­дра­же­ние или огор­че­ние у близ­ких вам людей?
  4. Зани­ма­е­те ли вы обо­ро­ни­тель­ную пози­цию (или испы­ты­ва­е­те раз­дра­же­ние) в ответ на кри­ти­ку ваше­го пове­де­ния?
  5. Испы­ты­ва­е­те ли вы чув­ство вины или тре­во­ги из-за того, что дела­е­те?
  6. Пыта­е­тесь ли вы дер­жать в тайне, скры­вать от окру­жа­ю­щих свое пове­де­ние?
  7. Пред­при­ни­ма­е­те ли вы без­успеш­ные попыт­ки пре­кра­тить вести себя подоб­ным обра­зом?
  8. Если быть чест­ным самим с собой, суще­ству­ет ли какая-то скры­тая при­чи­на ваше­го пове­де­ния?

Вполне допус­каю, что вы несколь­ко оза­да­че­ны или даже сби­ты с тол­ку при­ве­ден­ны­ми здесь кри­те­ри­я­ми. Дей­стви­тель­но, в про­цес­се опре­де­ле­ния и обос­но­ва­ния новой диа­гно­сти­че­ской кате­го­рии, пси­хо­ло­ги столк­ну­лись с весь­ма непро­стой зада­чей. Но попро­бу­ем подой­ти к это­му с дру­гой сто­ро­ны, рас­смот­рев юмо­ри­сти­че­ский вари­ант опре­де­ле­ния интер­нет-зави­си­мо­сти, пред­ло­жен­ный Все­мир­ным Цен­тром Ано­ним­ных Нето­го­ли­ков.

Не смот­ря на шут­ли­вый тон, обра­ща­ет на себя вни­ма­ние соот­вет­ствие неко­то­рых пунк­тов серьез­ным диа­гно­сти­че­ским кри­те­ри­ям. В каж­дой шут­ке есть доля прав­ды:

Десять признаков того, что вы интернет-зависимы

10. Вы про­сы­па­е­тесь в три утра, что­бы схо­дить в ван­ну и на обрат­ном пути про­ве­ря­е­те элек­трон­ную почту.

9. Вы дела­е­те себе тату­и­ров­ку: «Это тело луч­ше смот­реть в Netscape Navigator 1.1 и выше».

8. Вы назы­ва­е­те ваших детей Eudora, Mozilla и Dotcom.

7. Выклю­чая модем, вы испы­ты­ва­е­те ужа­са­ю­щее чув­ство пусто­ты, как буд­то вас толь­ко что бро­сил люби­мый чело­век.

6. Во вре­мя поле­та в само­ле­те вы про­во­ди­те поло­ви­ну вре­ме­ни с ноут­бу­ком на коле­нях и… ребен­ком на багаж­ной пол­ке.

5. Вы реша­е­те остать­ся в кол­ле­дже еще на год дру­гой из-за бес­плат­но­го досту­па в интер­нет.

4. Вы сме­е­тесь над людь­ми с моде­ма­ми 2400-бод.

3. Вы начи­на­е­те исполь­зо­вать «смай­ли­ки» в обыч­ной почте.

2. Послед­ний чело­век, с кото­рым вы позна­ко­ми­лись, был в JPEG-фор­ма­те.

1. У вас сло­мал­ся ком­пью­тер. Вы не выхо­ди­ли в интер­нет уже в тече­ние двух часов. Вы начи­на­е­те нерв­ни­чать. Вы бере­те теле­фон и наби­ра­е­те номер про­вай­де­ра вруч­ную. Вы жуж­жи­те, изоб­ра­жая модем. Вам уда­ет­ся под­клю­чить­ся к сети!

Суще­ству­ет интри­гу­ю­щая эпи­сте­мо­ло­ги­че­ская дилем­ма, каса­ю­ща­я­ся самих иссле­до­ва­те­лей кибе­рад­дик­ции. Зави­си­мы ли они? Если они дей­стви­тель­но чрез­мер­но увле­че­ны ком­пью­те­ра­ми, дела­ет ли их это менее объ­ек­тив­ны­ми, а их выво­ды менее точ­ны­ми? Или их вовле­чен­ность дает им цен­ное пони­ма­ние вклю­чен­но­го наблю­да­те­ля?
На эти вопро­сы нет про­сто­го отве­та.

Принцип интеграции: объединение миров

В резуль­та­те всей моей рабо­ты в сети, я при­шел к сле­ду­ю­ще­му заклю­че­нию:

Когда ваша реаль­ная жизнь отде­ле­на от жиз­ни в кибер­про­стран­стве – это про­бле­ма. Пра­виль­нее, когда обе эти жиз­ни объ­еди­не­ны и состав­ля­ют еди­ное целое.

«Зави­си­мость» от интер­не­та или пато­ло­ги­че­ские про­яв­ле­ния в кибер­про­стран­стве воз­мож­ны в том слу­чае, когда реаль­ная жизнь изо­ли­ро­ва­на от вир­ту­аль­ной. Сете­вые дей­ствия чело­ве­ка ста­но­вят­ся миром в себе, тща­тель­но обе­ре­га­е­мой заме­ной реаль­но­сти или бег­ством от нее. Кибер­про­стран­ство пре­вра­ща­ет­ся в едва ли не отдель­ную часть созна­ния – закры­тую интра­пси­хи­че­скую зону, где отыг­ры­ва­ют­ся подав­ля­е­мые фан­та­зии и кон­флик­ты. При этом ощу­ще­ние реаль­но­сти теря­ет­ся. Устра­не­ние тако­го раз­об­ще­ния явля­ет­ся явным или скры­тым ком­по­нен­том мно­гих мето­дов помо­щи интер­нет-зави­си­мым.

С дру­гой сто­ро­ны, пози­тив­ное исполь­зо­ва­ние интер­не­та под­ра­зу­ме­ва­ет инте­гра­цию реаль­но­го и вир­ту­аль­но­го миров. Вы рас­ска­зы­ва­е­те о вашей сете­вой жиз­ни семье и дру­зьям. Вы при­но­си­те вашу инди­ви­ду­аль­ность, инте­ре­сы и навы­ки в сете­вое сооб­ще­ство. Вы созва­ни­ва­е­тесь и встре­ча­е­тесь в реаль­ной жиз­ни с людь­ми, с кото­ры­ми позна­ко­ми­лись в интер­не­те. Но это рабо­та­ет и в обрат­ном направ­ле­нии: вы пере­пи­сы­ва­е­тесь по элек­трон­ной почте или обща­е­тесь в чатах с людь­ми, кото­рых зна­е­те в реаль­ной жиз­ни.

«Вклю­че­ние в реаль­ную жизнь» – важ­ная состав­ля­ю­щая помо­щи людям, зави­си­мым от кибер­про­стран­ства. Кро­ме того, это мощ­ный инстру­мент при рабо­те с деви­ант­ным пове­де­ни­ем. Как кор­рек­ти­ро­вать деструк­тив­ное пове­де­ние под­рост­ка, скры­ва­ю­ще­го­ся за сете­вой ано­ним­но­стью? Назвать его реаль­ным име­нем, узнать о его инте­ре­сах в реаль­ной жиз­ни и пого­во­рить об этом. Если это не помо­га­ет, свя­зать­ся с его роди­те­ля­ми.

Теперь поз­воль­те мне сно­ва вер­нуть­ся к исход­но­му тези­су: «Когда реаль­ная жизнь отде­ле­на от вир­ту­аль­ной – это про­бле­ма». Кра­со­та это­го тези­са, как мне кажет­ся в том, что он при­ме­ним и для зер­каль­но отра­жен­но­го сце­на­рия. Неко­то­рые кри­ти­ку­ют интер­нет, не пони­мая и не при­ни­мая его. Это тоже раз­де­ле­ние, неспо­соб­ность и неже­ла­ние осу­ществ­лять инте­гра­цию. И это тоже про­бле­ма.

Источ­ник: Suler, J. (1999). Computer and Cyberspace Addiction (orig. pub. 1996), (Aug 96, Revised Aug 98, March 99 (v1.8)) / Пер.: Щепи­ли­на Е.А.

Об авторе

Джон Р. Сулер (John Suler, Ph.D.— про­фес­сор пси­хо­ло­гии в Rider University (Department of Psychology Science and Technology Center). При­знан­ный экс­перт в обла­сти кибер­пси­хо­ло­гии, одним из осно­во­по­лож­ни­ков кото­рой он, по пра­ву, счи­та­ет­ся. Кро­ме того, зани­ма­ет­ся вопро­са­ми восточ­ной фило­со­фии, пси­хо­ло­гии фото­гра­фии, пси­хо­те­ра­пии и твор­че­ства.

Автор несколь­ких книг, в чис­ле кото­рых Contemporary Psychoanalysis and Eastern Thought и Madman: Strange Adventures of a Psychology Intern, и мно­же­ства науч­ных и попу­ляр­ных ста­тей.

Сайт авто­ра: http://johnsuler.com/

Категории

Метки

Публикации

Общение

Cyberpsy.ru - первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии.
Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.