Минаков А.В. Новый слой реальности

М

НЕКОТОРЫЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА И ОСОБЕННОСТИ ИНТЕРНЕТ КАК НОВОГО СЛОЯ РЕАЛЬНОСТИ

Одним из основ­ных при­зна­ков совре­мен­но­го обще­ства явля­ет­ся стре­ми­тель­ное раз­ви­тие ком­пью­тер­ных инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий и систем теле­ком­му­ни­ка­ций. За послед­ние годы в этой обла­сти про­изо­шел каче­ствен­ный ска­чек.

В резуль­та­те, на сего­дняш­ний день мож­но с уве­рен­но­стью кон­ста­ти­ро­вать, что Интер­нет пере­ста­ла быть про­сто систе­мой хра­не­ния и пере­да­чи сверх­боль­ших объ­е­мов инфор­ма­ции и ста­ла новым сло­ем нашей повсе­днев­ной реаль­но­сти и сфе­рой
жиз­не­де­я­тель­но­сти огром­но­го чис­ла людей.

В резуль­та­те у поль­зо­ва­те­лей ком­пью­тер­ных сетей воз­ни­ка­ет целый ряд инте­ре­сов, моти­вов, целей, потреб­но­стей, уста­но­вок, а так­же форм пси­хо­ло­ги­че­ской и соци­аль­ной актив­но­сти, непо­сред­ствен­но свя­зан­ных с этим новым про­стран­ством.

И хотя, эти про­цес­сы пока еще про­те­ка­ют в скры­той фор­ме и не затра­ги­ва­ют подав­ля­ю­щее боль­шин­ство людей, не исполь­зу­ю­щих Интер­нет в сво­ей дея­тель­но­сти, потен­ци­аль­ное вли­я­ние этих про­цес­сов на всю нашу жизнь столь вели­ко, что мно­гие авто­ры напря­мую гово­рят о ста­нов­ле­нии ново­го инфор­ма­ци­он­но­го обще­ства [Белин­ская Е.П., Жич­ки­на А.E., 1999г.].

Даль­ней­шие же пер­спек­ти­вы раз­ви­тия систем гло­баль­но­го инфор­ма­ци­он­но­го обме­на и свя­зан­ных с этим обще­ствен­ных изме­не­ний и, как след­ствие, изме­не­ний в пси­хи­че­ском укла­де отдель­ной лич­но­сти пред­став­ля­ют­ся столь же гран­ди­оз­ны­ми, сколь туман­ны­ми и неопре­де­лен­ны­ми.

Неда­ром, про­хо­див­шая в фев­ра­ле Санкт-Петер­бург­ская кон­фе­рен­ция «Интер­нет, Обще­ство, Лич­ность» про­из­ве­ла на неко­то­рых участ­ни­ков впе­чат­ле­ние боль­шее, чем про­хо­див­шая неза­дол­го до это­го кон­фе­рен­ция писа­те­лей-фан­та­стов.

Неуди­ви­тель­но, что про­цесс вза­и­мо­дей­ствия чело­ве­ка и Интер­нет прак­ти­че­ски сра­зу же при­влек к себе вни­ма­ние спе­ци­а­ли­стов самых раз­ных обла­стей, в том чис­ле и пси­хо­ло­гов.

Доста­точ­но актив­ные иссле­до­ва­ния в этой обла­сти ведут­ся с нача­ла 90-х годов. И с каж­дым годом их интен­сив­ность рас­тет. Услов­но, боль­шин­ство этих иссле­до­ва­ний мож­но рас­пре­де­лить по несколь­ким основ­ным направ­ле­ни­ям:

  • Пси­хо­ло­ги­че­ские аспек­ты ком­му­ни­ка­тив­ных про­цес­сов в сети (А.Е.Войскунский, А.E. Жич­ки­на, 1999; И.Шевченко, 1999; Reid, 1994);
  • Иссле­до­ва­ние иден­тич­но­сти у поль­зо­ва­те­лей ком­пью­тер­ных сетей и про­цес­сов само­пре­зен­та­ции в сети
    (Е.П. Белин­ская, 1999; Becker, 1997; Donah 1997; Kelly, 1997);
  • Вли­я­ние вир­ту­аль­но­го вза­и­мо­дей­ствия на лич­ность
    (Suler, 1996; Turkle, 1997);
  • Про­бле­ма Интер­нет-зави­си­мо­сти
    (Young, 1998; Griffiths, 1995).

При­сту­пая к нашим иссле­до­ва­ни­ям, мы ста­ви­ли сво­ей целью изу­чить пси­хо­ло­ги­че­ские фено­ме­ны, про­яв­ля­ю­щи­е­ся в про­цес­се вза­и­мо­дей­ствия чело­ве­ка с гло­баль­ны­ми инфор­ма­ци­он­ны­ми сетя­ми.

В каче­стве объ­ек­та иссле­до­ва­ния нами был взят про­цесс поис­ка инфор­ма­ции при помо­щи Интер­нет тех­но­ло­гий и про­цесс уда­лен­но­го обще­ния в систе­ме IRC (Internet Relay Chat).

Опи­сы­вая про­цесс обще­ния в систе­ме IRC, мы не толь­ко, вслед за дру­ги­ми авто­ра­ми, отме­ти­ли харак­тер­ные осо­бен­но­сти это­го вза­и­мо­дей­ствия, но и попы­та­лись дать пси­хо­ло­ги­че­ское объ­яс­не­ние это­му фено­ме­ну.

Обще­из­вест­но, что в про­цес­се пись­мен­но­го обще­ния, прак­ти­че­ски каж­дый участ­ник допол­ня­ет свое выска­зы­ва­ние опре­де­лен­ны­ми сим­во­ла­ми. Боль­шин­ство из них пред­став­ля­ют собой сти­ли­зо­ван­ное изоб­ра­же­ние чело­ве­че­ско­го лица. Они при­зва­ны пере­дать эмо­ци­о­наль­ное состо­я­ние участ­ни­ков обще­ния. При помо­щи этих зна­ков мож­но пере­дать улыб­ку, лука­вую усмеш­ку, оза­бо­чен­ность, злость, а так­же выра­зить дру­гие эмо­ции. Ино­гда поль­зо­ва­те­ли не огра­ни­чи­ва­ют­ся подоб­ной сти­ли­за­ци­ей и посы­ла­ют рисун­ки, напо­ми­на­ю­щие при­ми­тив­ную живо­пись.

На наш взгляд, пред­став­ля­ет­ся доста­точ­но инте­рес­ным тот факт, что подоб­ные осо­бен­но­сти пись­мен­ной речи более ста лет назад наблю­дал и изу­чал ита­льян­ский пси­хи­атр Цезарь Лом­бро­зо. В сво­ей рабо­те «Гени­аль­ность и поме­ша­тель­ство» Лом­бро­зо убе­ди­тель­но дока­зал, что подоб­ная фор­ма пись­ма обу­слав­ли­ва­ет­ся «потреб­но­стью допол­нить зна­че­ние сло­ва или рисун­ка, в отдель­но­сти недо­ста­точ­но силь­ных для выра­же­ния дан­ной идеи с жела­е­мой ясно­стью и пол­но­той» [Ц. Лом­бро­зо, 1892].

Вме­сте с тем, он пока­зал, что подоб­ное пись­мо было харак­тер­но для боль­шин­ства древ­них куль­тур. Напри­мер, в древ­не­еги­пет­ской пись­мен­но­сти роль подоб­ных сим­во­лов была столь вели­ка, что им дали спе­ци­аль­ное назва­ние – опре­де­ли­тель­ные.

Более того, суще­ству­ют и дру­гие, не менее уди­ви­тель­ные фак­ты, сбли­жа­ю­щие IRC-пись­мен­ность с при­ми­тив­ной пись­мен­но­стью древ­них циви­ли­за­ций. Доста­точ­но широ­кое рас­про­стра­не­ние в сети полу­чи­ло исполь­зо­ва­ние акро­ни­мов – свое­об­раз­ных сим­воль­ных сокра­ще­ний целых фраз и пред­ло­же­ний: IMHO – In my humble opinion (По мое­му скром­но­му мне­нию), pls – please (пожа­луй­ста) и дру­гих [И. Пара­во­зов, 1998].

Зача­стую в дан­ных сокра­ще­ни­ях, наря­ду с бук­ва­ми, исполь­зу­ют­ся и дру­гие сим­во­лы, соглас­но фоне­ти­че­ско­му соот­вет­ствию: 2=to=too, 8=ate, 4=for или =ч в рус­ском вари­ан­те (ана­ло­гич­но при­е­му, при­ме­ня­е­мо­му при состав­ле­нии ребу­сов).

При таком спо­со­бе запи­си Wait (подо­жди) пишет­ся как W8, thanks (спа­си­бо) – 10X и т.д. Любо­пыт­но, что подоб­ный при­ем так­же часто исполь­зо­вал­ся в древ­но­сти. Напри­мер, имя индей­ско­го вождя Itzlicoatl запи­сы­ва­лось при помо­щи изоб­ра­же­ния змеи – Coatl и копья – Istzli.

Мож­но так­же заме­тить, что мно­гие акро­ни­мы запи­сы­ва­ют­ся без исполь­зо­ва­ния глас­ных букв: bb – bye bye, BRB – Be right back (сей­час вер­нусь), BTW – By the way (кста­ти), pls – please (спа­си­бо), L8R – Later (поз­же) и т.д. По наше­му мне­нию это так­же напо­ми­на­ет неко­то­рые древ­ние фор­мы пись­мен­но­сти, в част­но­сти древ­не­ев­рей­ское пись­мо, в кото­ром запи­сы­ва­лись толь­ко соглас­ные бук­вы, а глас­ные – про­пус­ка­лись.

Ины­ми сло­ва­ми, пись­мен­ность совре­мен­ных поль­зо­ва­те­лей ком­пью­тер­ных сетей, в силу опре­де­лен­ных при­чин, при­об­ре­ла ата­ви­сти­че­ские осо­бен­но­сти, неко­гда харак­тер­ные для всей пись­мен­ной куль­ту­ры.

Теперь, если обра­тить вни­ма­ние на саму речь, а не на фор­му ее запи­си, то мож­но отме­тить сле­ду­ю­щие осо­бен­но­сти: крат­кость, разо­рван­ность выска­зы­ва­ний, по боль­шей части, отсут­ствие чет­ких, струк­ту­ри­ро­ван­ных, закон­чен­ных диа­ло­гов или смыс­ло­вых еди­ниц.

В каче­стве при­ме­ра, на наш взгляд умест­но при­ве­сти сле­ду­ю­щий диа­лог по пово­ду обще­ния в систе­ме IRC:

Экс­пе­ри­мен­та­тор: Как ты ухит­ря­ешь­ся бесе­до­вать сра­зу с несколь­ки­ми людь­ми?
Испы­ту­е­мый: Нор­маль­но, самое глав­ное отве­ты писать поко­ро­че.
Экс­пе­ри­мен­та­тор: Зачем?
Испы­ту­е­мый: Так более реал­тай­мее (более похо­же на реаль­ный диа­лог) полу­ча­ет­ся.
Экс­пе­ри­мен­та­тор: Но тогда раз­го­вор полу­ча­ет­ся какой-то глу­пый и бес­тол­ко­вый.
Испы­ту­е­мый: Да ерун­да, к это­му здесь все дав­но при­вык­ли, и никто на это не обра­ща­ет вни­ма­ния.
Экс­пе­ри­мен­та­тор: И со сколь­ки­ми людь­ми ты можешь бесе­до­вать одно­вре­мен­но?
Испы­ту­е­мый: Ну, с пятью-деся­тью, ино­гда и боль­ше, но луч­ше с дву­мя-тре­мя.

В резуль­та­те, вся речь про­из­во­дит впе­чат­ле­ние свое­об­раз­ной сло­вес­ной окрош­ки. Этот эффект наблю­да­ет­ся в обыч­ных усло­ви­ях либо у детей, как след­ствие их син­кре­тич­но­го и пара­ло­ги­че­ско­го мыш­ле­ния, либо при забо­ле­ва­нии и нару­ше­нии про­цес­са мыш­ле­ния. Эффект этот настоль­ко оче­ви­ден даже неспе­ци­а­ли­сту в обла­сти пси­хо­па­то­ло­гии, что про­то­кол IRC-бесе­ды вполне умест­но, на наш взгляд, может быть срав­ним с «фраг­мен­том абсур­дист­ской пье­сы или про­то­ко­лом засе­да­ния паци­ен­тов буй­ной пала­ты в пси­хи­ат­ри­че­ской кли­ни­ке» [А. Носик, 1998].

Кро­ме того, мож­но заме­тить, что боль­шин­ство выска­зы­ва­ний в подоб­ных «диа­ло­гах» явля­ют­ся по суще­ству репли­ка­ми в нику­да, и име­ют целью выра­зить мне­ние или состо­я­ние авто­ра выска­зы­ва­ния, а не узнать мне­ние или состо­я­ние собе­сед­ни­ка.

Подоб­ная речь может быть оха­рак­те­ри­зо­ва­на как эго­цен­три­че­ская в тер­ми­но­ло­гии Ж.Пиаже. При­чем извест­но, что высо­кий уро­вень эго­цен­триз­ма харак­те­рен для ран­не­го дет­ско­го воз­рас­та [Пиа­же, 1969].

Таким обра­зом, во-пер­вых, вслед за дру­ги­ми иссле­до­ва­те­ля­ми, мы при­хо­дим к выво­ду, что харак­тер­ные осо­бен­но­сти ком­му­ни­ка­ции при помо­щи ком­пью­тер­ных сетей, такие как:

воз­мож­ность одно­вре­мен­но­го обще­ния боль­шо­го чис­ла людей, нахо­дя­щих­ся в раз­ных частях све­та, и, сле­до­ва­тель­но, живу­щих в раз­ных куль­ту­рах (этот факт поче­му-то упус­ка­ет­ся из виду боль­шин­ством иссле­до­ва­те­лей);

  • невоз­мож­ность исполь­зо­ва­ния боль­шей части невер­баль­ных средств ком­му­ни­ка­ции и само­пре­зен­та­ции;
  • обед­не­ние эмо­ци­о­наль­но­го ком­по­нен­та обще­ния;
  • ано­ним­ность и сни­же­ние пси­хо­ло­ги­че­ско­го рис­ка в про­цес­се обще­ния;
  • лег­кая сме­на фор­маль­ных атри­бу­тов

при­во­дят к выра­бот­ке новых форм и сти­лей вза­и­мо­дей­ствия и воз­ник­но­ве­нию свое­об­раз­но­го Интернет–этикета.

Во-вто­рых, на осно­ва­нии наших иссле­до­ва­ний, мы можем сде­лать вывод о том, что эти новые фор­мы несут на себе сле­ды силь­ных регрес­сив­ных тен­ден­ций. При­зна­ки более или менее силь­ной регрес­сии, то есть воз­вра­та на преды­ду­щую сту­пень раз­ви­тия, при­сут­ству­ют как в «куль­тур­но-исто­ри­че­ском плане» форм и спо­со­бов вза­и­мо­дей­ствия, так и в «инди­ви­ду­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ском плане» сти­лей и целей вза­и­мо­дей­ствия.

Дан­ный вывод, на пер­вый взгляд, может пока­зать­ся доста­точ­но пара­док­саль­ным, посколь­ку извест­но, что боль­шую часть поль­зо­ва­те­лей пред­став­ля­ют люди, име­ю­щие доста­точ­но высо­кий как интел­лек­ту­аль­ный, так и куль­тур­но-обра­зо­ва­тель­ный уро­вень (пре­по­да­ва­те­ли, науч­ные сотруд­ни­ки, ИТР, сту­ден­ты, «про­дви­ну­тые» школь­ни­ки).

Этот фено­мен регрес­сии невоз­мож­но объ­яс­нить и нали­чи­ем, пере­чис­лен­ных выше, спе­ци­фи­че­ских осо­бен­но­стей вир­ту­аль­но­го вза­и­мо­дей­ствия, посколь­ку сами по себе они не могут при­ве­сти к регрес­сии.

Мы счи­та­ем, что у дан­но­го фено­ме­на есть несколь­ко при­чин.

Пер­вая, на наш взгляд, самая оче­вид­ная, может быть опи­са­на сле­ду­ю­щим обра­зом. Как при­ми­тив­ная пись­мен­ность, так и при­ми­тив­ные осо­бен­но­сти вза­и­мо­дей­ствия харак­тер­ны для ран­них эта­пов раз­ви­тия чело­ве­ка в пер­вом слу­чае – соци­аль­но-исто­ри­че­ско­го, во вто­ром – инди­ви­ду­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ско­го. В этот пери­од реак­ция на мир харак­те­ри­зу­ет­ся нераз­рыв­ной син­кре­ти­че­ской свя­зан­но­стью эмо­ци­о­наль­но-аффек­тив­ной, когни­тив­ной, дея­тель­ност­ной и оце­ноч­ной состав­ля­ю­щей. Ины­ми сло­ва­ми, созна­ние в этот пери­од мифо­ло­гич­но [С.Г.Мельник, 1996].

Со вре­ме­нем, в ходе раз­ви­тия обще­ства, созна­ние утра­ти­ло чер­ты мифо­ло­гиз­ма, на сме­ну кото­рым при­шли выра­бо­тан­ные соци­аль­ные нор­мы и пра­ви­ла вза­и­мо­дей­ствия.

Тот же самый про­цесс, на созна­тель­ном уровне, про­ис­хо­дит по мере соци­а­ли­за­ции ребен­ка, в ито­ге, непо­сред­ствен­ное аффек­тив­ное вос­при­я­тие и реа­ги­ро­ва­ние подав­ля­ет­ся выпол­не­ни­ем набо­ра соци­аль­но одоб­ря­е­мых пра­вил и норм, в том чис­ле, и в про­цес­се вза­и­мо­дей­ствия.

Таким обра­зом, мы впра­ве ожи­дать, что в ситу­а­ции, когда суще­ству­ю­щие нор­мы и пра­ви­ла ока­жут­ся непри­год­ны­ми или несо­сто­я­тель­ны­ми, со всей силой про­явить­ся тот самый пер­вич­ный, при­ми­тив­ный, до сих пор подав­ля­е­мый спо­соб реа­ги­ро­ва­ния. И в ситу­а­ции отсут­ствия чет­ких, все­ми раз­де­ля­е­мых норм, имен­но такой спо­соб и ста­но­вить­ся нор­мой.

Имен­но такая ситу­а­ция, и скла­ды­ва­ет­ся в систе­ме вза­и­мо­дей­ствия на кана­лах IRC, в резуль­та­те, уста­но­вив­ша­я­ся нор­ма силь­но нагру­же­на раз­лич­ны­ми ата­ви­сти­че­ски­ми при­зна­ка­ми.

Похо­жие выво­ды, толь­ко при­ме­ни­тель­но к куль­тур­ной жиз­ни в целом, сде­лал Зиг­мунд Фрейд в рабо­тах «Буду­щее одной иллю­зии» и «Недо­воль­ство куль­ту­рой».

Вслед за Фрей­дом мы счи­та­ем, что про­цесс отка­за от доволь­но жест­ких куль­тур­ных норм все­гда дол­жен сопро­вож­дать­ся неко­то­рым коли­че­ством удо­воль­ствия. Имен­но это удо­воль­ствие, наря­ду с дру­ги­ми фак­то­ра­ми, и явля­ет­ся той при­тя­га­тель­ной силой, кото­рая застав­ля­ет поль­зо­ва­те­лей про­во­дить дол­гие часы за экра­ном мони­то­ра. Воз­мож­но, что стрем­ле­ние к полу­че­нию имен­но тако­го рода удо­воль­ствия, и явля­ет­ся одной из при­чин Интер­нет-зави­си­мо­сти.

Преж­де чем перей­ти ко вто­рой при­чине, давай­те оста­но­вим­ся на неко­то­рых осо­бен­но­стях, новой инфор­ма­ци­он­ной сре­ды. Одним из основ­ных ее свойств явля­ет­ся то, что дан­ная сре­да, в отли­чие от физи­че­ской, в кото­рой мы все живем, харак­те­ри­зу­ет­ся гораз­до мень­шей жест­ко­стью барье­ров (в тер­ми­но­ло­гии Кур­та Леви­на [Levin, 1935]) и огра­ни­че­ний и допус­ка­ет гораз­до боль­шую сте­пень сво­бо­ды для сво­их «оби­та­те­лей».

Напри­мер, вы може­те без тру­да, по сво­е­му выбо­ру управ­лять посту­па­ю­щей к вам инфор­ма­ци­ей, меняя ее в широ­чай­ших пре­де­лах, в тече­ние несколь­ких секунд сме­нить собе­сед­ни­ка, по сво­е­му усмот­ре­нию репре­зен­ти­ро­вать себя для дру­гих любым обра­зом, напри­мер с лег­ко­стью сме­нить соб­ствен­ный пол, лег­ко вый­ти из кон­так­та в любой момент в слу­чае неже­ла­тель­но­го раз­ви­тия собы­тий и т.д.

Как писал П.Келли: «В вир­ту­аль­ной сре­де вы вооб­ще може­те быть кем хоти­те, выгля­деть как угод­но, быть суще­ством любо­го пола по выбо­ру, сло­вом, у вас нет огра­ни­че­ний, харак­тер­ных для реаль­но­го мира» [Kelly, 1997].

Неко­то­рые из пере­чис­лен­ных дей­ствий воз­мож­ны и в реаль­ной жиз­ни, но тре­бу­ют зна­чи­тель­ных затрат и уси­лий, неко­то­рые же невоз­мож­ны в прин­ци­пе.

Имен­но лег­кой про­ни­ца­е­мо­стью барье­ров, на наш взгляд, мож­но объ­яс­нить суще­ство­ва­ние опи­сан­но­го нами «эффек­та дрей­фа целей», состо­я­ще­го в том, что в про­цес­се поис­ка инфор­ма­ции, пер­во­на­чаль­ная цель поис­ка заме­ня­ет­ся дру­ги­ми целя­ми, более или менее тес­но свя­зан­ны­ми с пер­во­на­чаль­ной. При этом важ­но отме­тить, что этот про­цесс начи­на­ет­ся до того, как пер­во­на­чаль­ная цель была достиг­ну­та.

Таким обра­зом, воз­ни­ка­ет впе­чат­ле­ние, что в про­цес­се поис­ка пси­хо­ло­ги­че­ская направ­лен­ность и инте­рес как бы дрей­фу­ют от одной цели к дру­гой, бла­го­да­ря чему, дан­ный эффект и полу­чил назва­ние «эффек­та дрей­фа целей».

Здесь, умест­но заме­тить, что дан­ное свой­ство явля­ет­ся след­стви­ем того, что инфор­ма­ци­он­ная сре­да име­ет в сво­ей осно­ве инфор­ма­цию, то есть, кате­го­рию не при­над­ле­жа­щую физи­че­ско­му миру, и не под­власт­ную физи­че­ским зако­нам и огра­ни­че­ни­ям. Это утвер­жде­ние име­ет дале­ко иду­щие послед­ствия фило­соф­ско­го харак­те­ра, на кото­рых мы не будем здесь оста­нав­ли­вать­ся.

Вто­рой уди­ви­тель­ной осо­бен­но­стью дан­ной сре­ды явля­ет­ся ее мифо­ло­гич­ность. Мы хотим ска­зать, что ситу­а­ция, в кото­рой чело­век может реа­ли­зо­вать все пере­чис­лен­ные выше воз­мож­но­сти, а так­же мно­гие дру­гие: мгно­вен­но пере­не­стись из одной точ­ки зем­но­го шара в дру­гую, или при­сут­ство­вать в несколь­ких местах одно­вре­мен­но, одним нажа­ти­ем кноп­ки при­во­дить в дви­же­ние маши­ны, рас­по­ло­жен­ные на дру­гом кон­це све­та и т.д., боль­ше напо­ми­на­ет вол­шеб­ную сказ­ку, в кото­рой «герой-поль­зо­ва­тель» обла­да­ет сверхъ­есте­ствен­ны­ми воз­мож­но­стя­ми, неже­ли реаль­ную жизнь.

Не менее уди­ви­тель­но то, что Интер­нет как нель­зя более соот­вет­ству­ет мифо­ло­ги­че­ско­му мыш­ле­нию малень­ко­го ребен­ка (Пиа­же, 1969; E.Claparede, 1946), для кото­ро­го харак­тер­ны такие осо­бен­но­сти как:

  • магия (сло­вам и жестам при­да­ет­ся сила воз­дей­ствия на внеш­ние пред­ме­ты), – в Интер­нет это на самом деле про­ис­хо­дит;
  • ани­мизм (внеш­ние пред­ме­ты наде­ля­ют­ся созна­ни­ем и волей), – этот уро­вень пока не достиг­нут, но мно­гие про­грамм­ные про­дук­ты и при­ло­же­ния уже сей­час про­из­во­дят впе­чат­ле­ние тако­вых;
  • артифициализм(явления окру­жа­ю­ще­го мира счи­та­ют­ся изго­тов­лен­ны­ми людь­ми для сво­их целей), – вся сеть от нача­ла до кон­ца изго­тов­ле­на людь­ми для сво­их целей;
  • син­кре­тич­ность мыш­ле­ния (пред­став­ле­ние об объ­ек­те как о неко­ем целом, где все пере­пу­та­но без раз­бо­ру и отдель­ные дета­ли кото­ро­го, всту­па­ют из фона в зави­си­мо­сти от пред­став­ля­е­мо­го ими инте­ре­са), — Интер­нет-тех­но­ло­гии поз­во­ля­ют на огра­ни­чен­ном про­стран­стве Web-сай­та раз­ме­стить боль­шое чис­ло объ­ек­тов, во мно­гих слу­ча­ях, абсо­лют­но меж­ду собой не свя­зан­ных, име­ю­щих самую раз­лич­ную при­ро­ду и логи­ку функ­ци­о­ни­ро­ва­ния, а так­же раз­лич­ную тема­ти­ку и цели. Этот вопрос подроб­нее рас­смот­рен в нашей рабо­те [А.В.Минаков, 1999].

Посколь­ку мифо­ло­ги­че­ское мыш­ле­ние нико­гда не исче­за­ет пол­но­стью, а толь­ко вытес­ня­ет­ся из созна­ния по мере взрос­ле­ния, оно про­дол­жа­ет жить в бес­со­зна­тель­ном взрос­ло­го чело­ве­ка, порож­дая суе­ве­рия, веру в при­ме­ты и маги­че­ские риту­а­лы.

Таким обра­зом, мож­но сде­лать вывод, что Интер­нет явля­ет­ся как нель­зя более под­хо­дя­щей сре­дой для акту­а­ли­за­ции мно­гих пси­хи­че­ских про­цес­сов бес­со­зна­тель­но­го, мож­но даже ска­зать, архе­ти­пи­че­ско­го харак­те­ра.

Если мож­но так выра­зить­ся, для мно­гих людей, в пси­хо­ло­ги­че­ском смыс­ле, Интер­нет ста­но­вить­ся две­рью в тот вол­шеб­ный ска­зоч­ный мир, кото­рый чело­век вынуж­ден был поки­нуть по мере взрос­ле­ния, под дав­ле­ни­ем объ­ек­тив­ных усло­вий реаль­но­го мира. В этом, на наш взгляд, кро­ет­ся еще один сек­рет столь силь­но­го воз­дей­ствия этой сре­ды на доста­точ­но боль­шое чис­ло поль­зо­ва­те­лей.

Таким обра­зом, воз­вра­ща­ясь к объ­яс­не­нию нали­чия ата­ви­сти­че­ских при­зна­ков у про­цес­сов вза­и­мо­дей­ствия в сети, мы можем ска­зать, что вто­рая при­чи­на это­го явле­ния кро­ет­ся в при­ро­де самой вир­ту­аль­ной реаль­но­сти.

Как мы пока­за­ли выше, осо­бен­но­сти этой реаль­но­сти тако­вы, что ока­зы­ва­ю­щей­ся в ней поль­зо­ва­тель «вынуж­ден» акту­а­ли­зи­ро­вать вытес­нен­ные в бес­со­зна­тель­ное инфан­тиль­ные пред­став­ле­ния и пове­ден­че­ские пат­тер­ны. Эффект уси­ли­ва­ет­ся еще и тем фак­том, что это зача­стую созвуч­но соб­ствен­ным пси­хо­ло­ги­че­ским потреб­но­стям и стрем­ле­ни­ям поль­зо­ва­те­ля.

Это поло­же­ние, на наш взгляд, доста­точ­но хоро­шо иллю­стри­ру­ет «эффект азар­та», то есть воз­ник­но­ве­ние вовле­чен­но­сти в сам про­цесс поис­ка инфор­ма­ции, в ущерб ее изу­че­нию, ана­ли­зу и пере­ра­бот­ке. Ины­ми сло­ва­ми, про­ис­хо­дит сме­ще­ние акцен­та с ана­ли­ти­че­ской дея­тель­но­сти на поис­ко­вую актив­ность.

О деталь­ном пси­хо­ло­ги­че­ском меха­низ­ме это­го явле­ния пока рано делать какие-либо выво­ды. Одна­ко, мож­но пред­по­ло­жить, что здесь опять же игра­ют роль фак­то­ры свое­об­раз­но­го регрес­са пси­хи­че­ской дея­тель­но­сти, посколь­ку поис­ко­вая актив­ность явля­ет­ся гене­ти­че­ски более древ­ней и менее энер­го­за­трат­ной дея­тель­но­стью по срав­не­нию с ана­ли­ти­че­ской.

Како­вы же прак­ти­че­ские резуль­та­ты рас­смот­ре­ния ком­му­ни­ка­тив­ных про­цес­сов и инфор­ма­ци­он­но­го обме­на под дан­ным углом зре­ния?

Мы счи­та­ем, что, преж­де все­го, это поз­во­лит по-ново­му взгля­нуть на про­бле­му вовле­чен­но­сти в Интер­нет и Интер­нет-зави­си­мо­сти. И решать ее, с уче­том суще­ство­ва­ния мощ­ных бес­со­зна­тель­ных фак­то­ров, уси­ли­ва­ю­щих при­тя­га­тель­ную силу Интер­нет.

Вме­сте с тем, дан­ные выво­ды могут сыг­рать важ­ную роль при рас­смот­ре­нии осо­бен­но­стей само­пре­зен­та­ции в сети раз­лич­ных групп поль­зо­ва­те­лей.

Что же каса­ет­ся вопро­са о вли­я­нии вир­ту­аль­но­го вза­и­мо­дей­ствия на лич­ность, то здесь, по наше­му мне­нию, отдель­но­го рас­смот­ре­ния заслу­жи­ва­ет вопрос о том, какое воз­дей­ствие ока­зы­ва­ет на внут­рен­ний пси­хи­че­ский уклад поль­зо­ва­те­ля ком­пью­тер­ных сетей пери­о­ди­че­ская акту­а­ли­за­ция базо­вых бес­со­зна­тель­ных пове­ден­че­ских и пер­цеп­тив­ных ком­плек­сов, а так­же какое воз­дей­ствие это ока­зы­ва­ет на систе­му меж­лич­ност­ных отно­ше­ний и соци­аль­ных свя­зей с внеш­ним миром.

В заклю­че­ние, допус­кая неко­то­рую образ­ность выра­же­ния, мож­но ска­зать, что, по наше­му мне­нию, Интер­нет явля­ет­ся ожив­шим мифом кон­ца ХХ века. Мифом, кото­рый, в отли­чие от всех преды­ду­щих, обрел мате­ри­аль­ное вопло­ще­ние. И с тече­ни­ем вре­ме­ни, его сход­ство с мифом клас­си­че­ским будет толь­ко воз­рас­тать, посколь­ку уже в бли­жай­шем буду­щем, по мере рас­про­стра­не­ния VRML-про­то­ко­ла, этот новый мир посте­пен­но при­об­ре­тет при­выч­ные нам трех­мер­ные фор­мы, хотя дей­стви­тель­ное чис­ло вир­ту­аль­ных изме­ре­ний, как и в насто­я­щих мифах, будет намно­го боль­шим за счет нали­чия гиперс­сы­лок. Он будет засе­лен мил­ли­о­на­ми «живых» существ – ава­та­ров. Дума­ет­ся, что эти вир­ту­аль­ные суще­ства будут нагляд­но пред­став­лять собой весь спектр мифи­че­ских, леген­дар­ных и архе­ти­пи­че­ских пер­со­на­жей.

К сожа­ле­нию, пока труд­но пред­ста­вить, какие изме­не­ния в пси­хо­ло­гии и пове­де­нии поль­зо­ва­те­лей повле­кут за собой эти собы­тия. Наде­юсь, что это ста­нет пред­ме­том наших даль­ней­ших иссле­до­ва­ний.

ЛИТЕРАТУРА

1. Белин­ская Е.П. Стра­те­гии само­пре­зен­та­ции в Интер­нет и их связь с реаль­ной иден­тич­но­стью.
2. Жич­ки­на А. Соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ские аспек­ты обще­ния в Интер­не­те.
3. Лом­бро­зо Ц. Гени­аль­ность и поме­ша­тель­ство. С-Пб.: изд. Ф. Пав­лен­ко­ва, 1892.
4. Мель­ник С.Г. Mass-Media: пси­хо­ло­ги­че­ские про­цес­сы и эффек­ты. С-Пб., 1996. 5. Мина­ков А.В. Соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ские аспек­ты вза­и­мо­дей­ствия чело­ве­ка с гло­баль­ны­ми ком­пью­тер­ны­ми сетя­ми (Интер­нет). В сб. Тези­сы докла­дов меж­ду­на­род­ной кон­фе­рен­ции ИОЛ-99. С-Пб., 1999, стр. 333.
6. Носик А. Раз­го­вор­чи­ки в сетях.
7. Пара­во­зов И. Интер­нет-обще­ние.
8. Пиа­же Ж. Пси­хо­ло­гия интел­лек­та. В кн. Избран­ные пси­хо­ло­ги­че­ские тру­ды. М., 1969.
9. Фрейд З. Буду­щее одной иллю­зии. В сб. Пси­хо­ана­лиз. Рели­гия. Куль­ту­ра. М.: Ренес­санс, 1991.
10. Фрейд З. Недо­воль­ство куль­ту­рой. В сб. Пси­хо­ана­лиз. Рели­гия. Куль­ту­ра. М.: Ренес­санс, 1991.
11. Becker, B. To be in touch or not? Some remarks on communication in virtual environments. 1997.
12. Claparede E., Psychologie de l’enfant et pedagogie experimentale, Neuchatel, Delachaux et Niestle, 1946.
13. Donath, Judith S. Identity and deception in the Virtual community. 1997.
14. Griffiths.M. Technological Addictions. Routledge, 1995.
15. Kelly P. Human Identity Part 1: Who are you? / Netropolitan life/E-lecture from the univercity cource about the net. 1997.
16. Levin K. A Dynamical Theory of Personality. N.Y. and London, 1935.
17. Reid. E. Cultural Formations in Text-Based Virtual Realities/ A thesis submitted in fulfillment of the requirements for the degree of Master of Arts. Cultural Studies Program. Department of English. University of Melbourne. January 1994.
18. Turkle Sh. Constructions and Reconstructions of the Self in Virtual Reality/ Massachusetts Institute of Technology. Idenity workshop. 1997.
19. Young, Kimberly S. What makes the Internet Addictive: potential explanations for pathological Internet use./Paper presented at the 105th annual conference of the American Psychological Association, August, 1997, Chicago, IL
20. Young, Kimberly S. Caught in the Net. How to Recognize the signs of Internet Addiction – And a Winning strategy for Recovery, 1998.

Об авторе

Мина­ков Андрей Вита­лье­вич — стар­ший пре­по­да­ва­тель кафед­ры прак­ти­че­ской пси­хо­ло­гии пси­хо­ло­го-педа­го­ги­че­ско­го факуль­те­та Воро­неж­ско­го госу­дар­ствен­но­го педа­го­ги­че­ско­го уни­вер­си­те­та. Про­фес­си­о­наль­ные инте­ре­сы: соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ские про­цес­сы в Интер­нет, сете­вые опро­сы, сете­вое обще­ние (т.н. «сете­вые дис­кур­сы» и их отли­чи­тель­ные осо­бен­но­сти), про­бле­мы орга­ни­за­ции и само­ор­га­ни­за­ции сете­во­го сооб­ще­ства. Точ­нее гово­ря и исполь­зуя мате­ма­ти­че­ский язык, — область пере­се­че­ния всех этих сфер.

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkgooglepluspinterest