Гришина А. В. Тест-опросник степени увлеченности младших подростков компьютерными играми

Г

В ста­тье пред­став­лен тест-опрос­ник, раз­ра­бо­тан­ный авто­ром на базе мето­ди­ки К. Янг и поз­во­ля­ю­щий оце­нить коли­че­ствен­ную выра­жен­ность сте­пе­ни увле­чен­но­сти млад­ших под­рост­ков ком­пью­тер­ны­ми игра­ми — КИ. Опрос­ник содер­жит 22 вопро­са, опре­де­ля­ю­щих пять 5 основ­ных шкал: эмо­ци­о­наль­ное отно­ше­ние к КИ; само­кон­троль в КИ; целе­вая направ­лен­ность на КИ; роди­тель­ское отно­ше­ние к КИ; пред­по­чте­ние вир­ту­аль­но­го обще­ния реаль­но­му.

Иссле­до­ва­ние, про­ве­ден­ное на выбор­ке из 304 школь­ни­ков г. Ниж­не­го Нов­го­ро­да в воз­расте 11—12 лет, пока­за­ло, что раз­ра­бо­тан­ный тест-опрос­ник дает воз­мож­ность коли­че­ствен­но оце­нить сте­пень ком­пью­тер­ной зави­си­мо­сти млад­ше­го под­рост­ка; предо­став­ля­ет воз­мож­ность мате­ма­ти­че­ской обра­бот­ки; явля­ет­ся отно­си­тель­но опе­ра­тив­ным спо­со­бом оцен­ки боль­шо­го коли­че­ства респон­ден­тов; спо­соб­ству­ет объ­ек­тив­но­сти оце­нок, не зави­ся­щих от субъ­ек­тив­ных уста­но­вок лица, про­во­дя­ще­го иссле­до­ва­ние; обес­пе­чи­ва­ет сопо­ста­ви­мость инфор­ма­ции, полу­чен­ной раз­ны­ми иссле­до­ва­те­ля­ми на раз­ных испы­ту­е­мых.


Введение

В насто­я­щее вре­мя с ком­пью­тер­ны­ми тех­но­ло­ги­я­ми свя­за­ны прак­ти­че­ски все сфе­ры жиз­не­де­я­тель­но­сти чело­ве­ка — и позна­ва­тель­ная, и тру­до­вая, и ком­му­ни­ка­тив­ная, и твор­че­ская,  и рекре­а­ци­он­ная, и др.

Ком­пью­тер­ные тех­но­ло­гии, в част­но­сти ком­пью­тер­ные игры (КИ), при­вле­ка­ют поль­зо­ва­те­лей ярки­ми реа­ли­сти­че­ски­ми сюже­та­ми, гра­фи­кой, зву­ко­вым сопро­вож­де­ни­ем (Баба­е­ва, Вой­скун­ский, 1998; Шап­кин, 1999) и ока­зы­ва­ют боль­шое вли­я­ние на миро­воз­зре­ние совре­мен­ных моло­дых людей (Баба­е­ва, Вой­скун­ский, 1998; Вараш­ке­вич, 1997; Гриф­фит, 1996; Пет­ров­ский, Пет­ров­ский, 1982; Фоми­че­ва и др., 1991).

Посто­ян­ное обнов­ле­ние и совер­шен­ство­ва­ние КИ вле­чет рост чис­ла потре­би­те­лей дан­ной про­дук­ции. Пси­хо­ло­гам все чаще при­хо­дит­ся стал­ки­вать­ся с про­бле­мой повы­шен­но­го инте­ре­са людей к КИ и даже с так назы­ва­е­мой игро­вой ком­пью­тер­ной зави­си­мо­стью (Икз).

Послед­няя пред­став­ля­ет собой новую фор­му зави­си­мо­сти, каче­ствен­но отли­ча­ю­щу­ю­ся от дру­гих нехи­ми­че­ских зави­си­мо­стей выхо­дом на без­гра­нич­ные воз­мож­но­сти вир­ту­аль­но­го мира и меха­низ­ма­ми фор­ми­ро­ва­ния на раз­ных эта­пах воз­раст­но­го раз­ви­тия (Баба­е­ва, Вой­скун­ский, 1998; Гри­ши­на, 2011).

С одной сто­ро­ны, КИ спо­соб­ству­ют раз­ви­тию и пре­об­ра­зо­ва­нию дея­тель­но­сти чело­ве­ка за счет воз­ник­но­ве­ния новых навы­ков, опе­ра­ций и спо­со­бов выпол­не­ния дей­ствий, новых целе­вых и моти­ва­ци­он­но-смыс­ло­вых струк­тур, новых форм опо­сре­до­ва­ния и новых видов дея­тель­но­сти (Фоми­че­ва и др., 1991).

С дру­гой сто­ро­ны, при пато­ло­ги­че­ской погло­щен­но­сти КИ отме­ча­ет­ся зна­чи­тель­ное коли­че­ство нега­тив­ных послед­ствий — тех­но­с­трес­сы, ком­пью­те­ро­фо­бия, суже­ние кру­га инте­ре­сов, неком­му­ни­ка­бель­ность и аутизм (Баба­е­ва, Вой­скун­ский, 1998; Кото­ва, 2009; Шме­лев, 1988).

Жизнь чело­ве­ка, под­вер­жен­но­го Икз, начи­на­ет отли­чать­ся от при­выч­но нор­маль­ной жиз­ни и пол­но­стью под­чи­ня­ет­ся новой сверх­цен­но­сти.

Икз широ­ко рас­про­стра­не­на в мире и в том чис­ле в Рос­сии. Раз­но­об­раз­ные виды и фор­мы КИ, рас­счи­тан­ные на инте­ре­сы раз­ных кате­го­рий насе­ле­ния, при­вле­ка­ют к себе вни­ма­ние все боль­ше­го коли­че­ства людей. В наи­боль­шей сте­пе­ни вли­я­нию КИ под­вер­га­ют­ся дети и под­рост­ки.

К насто­я­ще­му вре­ме­ни накоп­лен боль­шой фак­ти­че­ский мате­ри­ал об осо­бен­но­стях под­рост­ков, о спе­ци­фи­ке их иде­а­лов, инте­ре­сов, нрав­ствен­ных пред­став­ле­ний, моти­вов дея­тель­но­сти и т.д. (см., напр.: Божо­вич, 1997; Воз­раст­ные…, 1967; Выгот­ский, 1984; Гор­ше­нин, 1993; Пет­ров­ский, Пет­ров­ский, 1982; Эль­ко­нин, 1971).

Выяв­ле­но, что инте­ре­сы млад­ше­го под­рост­ка отли­ча­ют­ся боль­шей устой­чи­во­стью по срав­не­нию с инте­ре­са­ми детей млад­ше­го школь­но­го воз­рас­та. Неко­то­рые инте­ре­сы сохра­ня­ют­ся в тече­ние все­го под­рост­ко­во­го воз­рас­та, углуб­ля­ясь и обо­га­ща­ясь содер­жа­ни­ем, и впо­след­ствии оста­ют­ся на всю жизнь. В млад­шем под­рост­ко­вом воз­расте инте­ре­сы часто при­об­ре­та­ют фор­му увле­че­ний, кото­рые могут захва­тить ребен­ка в ущерб дру­гим видам дея­тель­но­сти.

В про­цес­се взрос­ле­ния млад­ший под­ро­сток зна­ко­мит­ся с раз­лич­ны­ми аспек­та­ми чело­ве­че­ских вза­и­мо­от­но­ше­ний. Он нахо­дит­ся в посто­ян­ном поис­ке дру­зей и ком­па­ний, в кото­рых он мог бы испы­тать чув­ство при­над­леж­но­сти груп­пе (Божо­вич, 1997).

Все эти отно­ше­ния явля­ют­ся важ­ной частью иден­ти­фи­ка­ции лич­но­сти (там же). Неудо­вле­тво­ре­ние дан­ной потреб­но­сти может при­ве­сти к «ухо­ду» млад­ше­го под­рост­ка в вир­ту­аль­ный мир, кото­рый будет высту­пать для него сред­ством обще­ния и само­утвер­жде­ния, под­ме­няя собой про­цесс реаль­но­го вза­и­мо­дей­ствия.

В насто­я­щее вре­мя основ­ное вни­ма­ние иссле­до­ва­те­лей при изу­че­нии пси­хо­ло­ги­че­ских аспек­тов Икз сосре­до­то­че­но на поис­ках ее при­чин и фак­то­ров лич­ност­ной пред­рас­по­ло­жен­но­сти к ней. Одна­ко, по наше­му мне­нию, без долж­но­го вни­ма­ния остал­ся вопрос о мето­дах диа­гно­сти­ки сте­пе­ни увле­чен­но­сти КИ на раз­ных эта­пах онто­ге­не­за, в част­но­сти в под­рост­ко­вом воз­расте.

В свя­зи с этим все более оче­вид­ной ста­но­вит­ся акту­аль­ность иссле­до­ва­ния про­бле­мы Икз в млад­шем под­рост­ко­вом воз­расте как началь­ном эта­пе под­рост­ко­во­го пери­о­да раз­ви­тия в целом и необ­хо­ди­мость раз­ра­бот­ки соот­вет­ству­ю­щей мето­ди­ки.

Обоснование методики

Основ­ным тео­ре­ти­ком про­бле­мы ком­пью­тер­ной пси­хо­ло­ги­че­ской зави­си­мо­сти счи­та­ет­ся аме­ри­кан­ский пси­хи­атр, про­фес­сор Питтс­бург­ско­го уни­вер­си­те­та Ким­бер­ли Янг. Для опре­де­ле­ния сте­пе­ни увле­чен­но­сти Интер­не­том ею был раз­ра­бо­тан крат­кий тест (Young, 1996), кото­рый состо­ял из 8 вопро­сов с дихо­то­ми­че­ским выбо­ром вари­ан­тов отве­тов. По мне­нию авто­ра, респон­дент счи­та­ет­ся зави­си­мым, если дает поло­жи­тель­ный ответ на 5 или более вопро­сов.

Совре­мен­ный вари­ант теста К. Янг содер­жит 20 вопро­сов, отве­ты на кото­рые оце­ни­ва­ют­ся по 5‑балльной шка­ле. По коли­че­ству набран­ных бал­лов выде­ля­ют­ся три груп­пы людей: зави­си­мые, погра­нич­ные, здо­ро­вые.

Рос­сий­ские иссле­до­ва­те­ли исполь­зу­ют сле­ду­ю­щие инстру­мен­ты диа­гно­сти­ки ком­пью­тер­ной зави­си­мо­сти: опрос­ник К. Янг в адап­та­ции В.А. Лос­ку­то­вой (2004); опрос­ник Е.В. Бело­вол и И.В. Коло­ти­ло­вой (2011) для оцен­ки сте­пе­ни увле­чен­но­сти роле­вы­ми КИ у под­рост­ков 13—15 лет; «дет­ский» вари­ант мето­ди­ки оцен­ки интер­нет-аддик­ции, пред­на­зна­чен­ный для млад­ше­го школь­но­го воз­рас­та (Кото­ва, 2009); «Спо­соб скри­нин­го­вой диа­гно­сти­ки ком­пью­тер­ной зави­си­мо­сти» (Боль­бот, Юрье­ва, 2006) и дру­гие.

Одна­ко мето­ди­ка, поз­во­ля­ю­щая опре­де­лить уро­вень Икз у млад­ших под­рост­ков, отсут­ству­ет. Поэто­му на базе мето­ди­ки К. Янг нами была раз­ра­бо­та­на тесто­вая про­це­ду­ра, поз­во­ля­ю­щая срав­ни­тель­но быст­ро и эффек­тив­но опре­де­лить сте­пень увле­чен­но­сти КИ у млад­ших под­рост­ков.

Общая характеристика тест-опросника для младших подростков

Опрос­ник содер­жит 22 вопро­са, опре­де­ля­ю­щих 5 основ­ных шкал: эмо­ци­о­наль­ное отно­ше­ние к КИ; само­кон­троль в КИ; целе­вая направ­лен­ность на КИ; роди­тель­ское отно­ше­ние к КИ; пред­по­чте­ние вир­ту­аль­но­го обще­ния реаль­но­му.

В ходе состав­ле­ния опрос­ни­ка мето­дом бесе­ды с млад­ши­ми под­рост­ка­ми и с помо­щью наблю­де­ния за их реаль­ным пове­де­ни­ем был выяв­лен репре­зен­та­тив­ный пере­чень вопро­сов, отра­жа­ю­щих содер­жа­ние ком­по­нен­тов игро­во­го пове­де­ния. В резуль­та­те было состав­ле­но 32 утвер­жде­ния, кото­рые были предъ­яв­ле­ны экс­пер­там для опре­де­ле­ния содер­жа­тель­ной валид­но­сти.

Экс­перт­ная оцен­ка вклю­ча­ла в себя два эта­па: 1) про­ве­де­ние очно­го семи­на­ра со спе­ци­а­ли­ста­ми-пси­хо­ло­га­ми высо­кой ква­ли­фи­ка­ции (док­то­ра­ми и кан­ди­да­та­ми наук), а так­же с прак­ти­ку­ю­щи­ми пси­хо­ло­га­ми и соци­аль­ны­ми педа­го­га­ми из 12 обще­об­ра­зо­ва­тель­ных и выс­ших учеб­ных заве­де­ний г. Ниж­не­го Нов­го­ро­да, г. Санкт­Пе­тер­бур­га и г. Моск­вы по обсуж­де­нию опрос­ни­ка; 2) полу­че­ние заклю­че­ний на опрос­ник от спе­ци­а­ли­стов в обла­сти пси­хо­ло­гии и социо­ло­гии из 25 обще­об­ра­зо­ва­тель­ных и выс­ших учеб­ных заве­де­ний тех же горо­дов. По резуль­та­там дан­ной про­це­ду­ры в пер­во­на­чаль­ный вари­ант опрос­ни­ка были вне­се­ны изме­не­ния.

Ито­го­вый опрос­ник состо­ит из 5 шкал, каж­дая из кото­рых содер­жит вопро­сы, пред­по­ла­га­ю­щие 6 гра­да­ций отве­тов: нико­гда, ред­ко, ино­гда, часто, очень часто, посто­ян­но. При обра­бот­ке резуль­та­тов каж­до­му отве­ту испы­ту­е­мо­го при­сва­и­ва­ет­ся балл от 1 до 6. По каж­дой шка­ле опрос­ни­ка набран­ные бал­лы сум­ми­ру­ют­ся.

Полу­чен­ные резуль­та­ты опре­де­ля­ют коли­че­ствен­ные пока­за­те­ли, зна­че­ния кото­рых под­став­ля­ют­ся в фор­му­лу для под­сче­та сте­пе­ни увле­чен­но­сти КИ.

Иссле­до­ва­ние может про­во­дить­ся как в инди­ви­ду­аль­ной, так и в кол­лек­тив­ной фор­ме.

Пока­за­те­ли опрос­ни­ка орга­ни­зо­ва­ны в соот­вет­ствии с прин­ци­па­ми систе­мы регу­ля­ции дея­тель­но­сти (Чума­ков, 2007).

  1. Шка­ла эмо­ци­о­наль­но­го отно­ше­ния к КИ. Высо­кий пока­за­тель сви­де­тель­ству­ет о высо­ком уровне эмо­ци­о­наль­ной при­вле­ка­тель­но­сти КИ для ребен­ка. Игра высту­па­ет сред­ством раз­ряд­ки пси­хо­эмо­ци­о­наль­но­го напря­же­ния, сред­ством ком­пен­са­ции неудо­вле­тво­рен­ных потреб­но­стей лич­но­сти (в обще­нии, роди­тель­ской забо­те и т.д.). В ходе КИ под­ро­сток испы­ты­ва­ет ощу­ще­ние эмо­ци­о­наль­но­го подъ­ема. Низ­кий пока­за­тель ука­зы­ва­ет на незна­чи­тель­ный уро­вень эмо­ци­о­наль­ной при­вле­ка­тель­но­сти КИ для ребен­ка. Игра явля­ет­ся одним из досу­го­вых заня­тий.
  2. Шка­ла само­кон­тро­ля в КИ. Высо­кий пока­за­тель сви­де­тель­ству­ет о низ­ком уровне само­кон­тро­ля под­рост­ка в КИ. Как пра­ви­ло, ребе­нок не хочет пре­ры­вать КИ, раз­дра­жа­ет­ся при вынуж­ден­ном отвле­че­нии от игры и не спо­со­бен спла­ни­ро­вать окон­ча­ние игры. Низ­кий пока­за­тель сви­де­тель­ству­ет о нали­чии само­кон­тро­ля над про­цес­сом КИ, ребе­нок может отвлечь­ся от игры, если это необ­хо­ди­мо; спо­со­бен спла­ни­ро­вать окон­ча­ние игры.
  3. Шка­ла целе­вой направ­лен­но­сти на КИ. Высо­кий пока­за­тель — сви­де­тель­ство азарт­ной вовле­чен­но­сти в КИ, посто­ян­но­го стрем­ле­ния к дости­же­нию все более высо­ких резуль­та­тов. Низ­кий пока­за­тель гово­рит об уме­рен­ном стрем­ле­нии к дости­же­нию все более высо­ких резуль­та­тов в ком­пью­тер­ной игре; КИ высту­па­ет как сред­ство досу­га и не явля­ет­ся само­це­лью.
  4. Шка­ла роди­тель­ско­го отно­ше­ния к КИ. Высо­кий пока­за­тель ука­зы­ва­ет на нега­тив­ное отно­ше­ние роди­те­лей к КИ. Роди­те­ли запре­ща­ют КИ или серьез­но лими­ти­ру­ют вре­мя игры. Низ­кий пока­за­тель сви­де­тель­ству­ет о поло­жи­тель­ном отно­ше­нии роди­те­лей к КИ. Роди­те­ли сами ини­ци­и­ру­ют актив­ность детей, свя­зан­ную с КИ: поку­па­ют новин­ки, удо­вле­тво­ре­ны заня­то­стью ребен­ка дома за КИ.
  5. Шка­ла пред­по­чте­ния вир­ту­аль­но­го обще­ния в КИ реаль­но­му обще­нию. Высо­кий пока­за­тель по шка­ле ука­зы­ва­ет на то, что КИ высту­па­ет сред­ством обще­ния и само­утвер­жде­ния ребен­ка, под­ме­няя собой про­цесс реаль­но­го вза­и­мо­дей­ствия. Низ­кий пока­за­тель — на то, что КИ не заме­ня­ет реаль­но­го обще­ния ребен­ка и явля­ет­ся допол­ни­тель­ным сред­ством ком­му­ни­ка­ции.

Содержание методики

Каж­дый испы­ту­е­мый полу­ча­ет текст опрос­ни­ка и бланк для отве­тов.

Инструк­ция: Пред­ла­га­е­мый вам тест содер­жит 22 вопро­са с 6 вари­ан­та­ми отве­тов: «нико­гда», «ред­ко», «ино­гда», «часто», «очень часто», «посто­ян­но». В блан­ке для отве­тов перед соот­вет­ству­ю­щим номе­ром вопро­са поставь­те знак «+» в соот­вет­ству­ю­щей колон­ке отве­тов. Свое мне­ние выра­жай­те искренне.

Содер­жа­ние опрос­ни­ка:

  1. Игра­е­те ли вы в ком­пью­тер­ные игры?
  2. Запре­ща­ют ли роди­те­ли играть вам в ком­пью­тер­ные игры из-за того, что вы тра­ти­те на них слиш­ком мно­го вре­ме­ни?
  3. Откла­ды­ва­е­те ли вы выпол­не­ние школь­ных домаш­них зада­ний, что­бы поиг­рать за ком­пью­те­ром?
  4. Чув­ству­е­те ли вы себя раз­дра­жен­ным, если по каким-то при­чи­нам вам необ­хо­ди­мо пре­кра­тить ком­пью­тер­ную игру?
  5. Рас­стра­и­ва­е­тесь ли вы, если в тече­ние дня вам не уда­ет­ся поиг­рать за ком­пью­те­ром?
  6. Дума­е­те ли вы о резуль­та­тах, достиг­ну­тых в ком­пью­тер­ной игре?
  7. Пла­ни­ру­е­те ли вы повы­сить уро­вень сво­их резуль­та­тов в игре?
  8. При­хо­ди­лось ли вам заси­жи­вать­ся за ком­пью­тер­ной игрой допозд­на?
  9. Чув­ству­е­те ли вы тягу к ком­пью­тер­ным играм?
  10. Отка­зы­ва­е­тесь ли вы от обще­ния с дру­зья­ми, что­бы поиг­рать за ком­пью­те­ром?
  11. Слу­ча­лось ли вам тра­тить на ком­пью­тер­ные игры день­ги, кото­рые были пред­на­зна­че­ны для дру­гих целей?
  12. При­хо­ди­лось ли вам играть за ком­пью­те­ром более 5 часов в день?
  13. Пред­по­чи­та­е­те ли вы ком­пью­тер­ную игру чте­нию инте­рес­ной кни­ги или про­смот­ру филь­ма?
  14. Игра­е­те ли вы с дру­зья­ми в ком­пью­тер­ные игры?
  15. Заме­ча­е­те ли вы, как летит вре­мя, пока вы игра­е­те в ком­пью­тер­ную игру?
  16. Как часто вы игра­ли бы в ком­пью­тер­ные игры, если бы у вас была такая воз­мож­ность?
  17. Слу­ча­лось ли вам скры­вать от роди­те­лей, что вы игра­ли за ком­пью­те­ром?
  18. Исполь­зу­е­те ли вы ком­пью­тер­ную игру для того, что­бы уйти от про­блем или от пло­хо­го настро­е­ния?
  19. Обсуж­да­е­те ли вы резуль­та­ты ком­пью­тер­ных игр с дру­зья­ми?
  20. Зли­тесь ли вы, когда вас кто-то отвле­ка­ет от ком­пью­тер­ной игры?
  21. Слу­ча­лось ли вам уста­вать из-за того, что вы слиш­ком дол­го игра­ли за ком­пью­те­ром?
  22. Стре­ми­тесь ли вы все свое сво­бод­ное вре­мя играть за ком­пью­те­ром?

Обработка результатов

При обра­бот­ке резуль­та­тов иссле­до­ва­ния необ­хо­ди­мо исполь­зо­вать ключ, кото­рый срав­ни­ва­ет­ся с отве­та­ми испы­ту­е­мо­го. Каж­до­му отве­ту испы­ту­е­мо­го при­сва­и­ва­ет­ся балл от 1 до 6 в соот­вет­ствии с пред­ло­жен­ны­ми гра­да­ци­я­ми отве­тов: «нико­гда» — 1 балл; «ред­ко» — 2; «ино­гда» — 3; «часто» — 4; «очень часто» — 5; «посто­ян­но» — 6 бал­лов.

  1. Шка­ла уров­ня эмо­ци­о­наль­но­го отно­ше­ния к КИ, сум­мар­ный пока­за­тель (Иэ) — 5 пунк­тов (номе­ра вопро­сов: 4, 5, 13, 18, 20).
  2. Шка­ла уров­ня само­кон­тро­ля в КИ, сум­мар­ный пока­за­тель (Ис) — 9 пунк­тов (номе­ра вопро­сов: 3, 8, 9, 11, 12, 15, 16, 21, 22).
  3. Шка­ла уров­ня целе­вой направ­лен­но­сти на КИ, сум­мар­ный пока­за­тель (Иц) — 3 пунк­та (номе­ра вопро­сов: 1, 6, 7)
  4. Шка­ла уров­ня роди­тель­ско­го отно­ше­ния к тому, что дети игра­ют в КИ, сум­мар­ный пока­за­тель (Ир) — 2 пунк­та (номе­ра вопро­сов: 2, 17).
  5. Шка­ла уров­ня пред­по­чте­ния обще­ния с геро­я­ми КИ реаль­но­му обще­нию, сум­мар­ный пока­за­тель (Ио) — 3 пунк­та (номе­ра вопро­сов: 10, 14, 19).

В ходе иссле­до­ва­ния была выяв­ле­на высо­кая сте­пень вза­и­мо­свя­зи шка­лы 3 (Иц) с осталь­ны­ми шка­ла­ми опрос­ни­ка (зна­че­ние коэф­фи­ци­ен­та мно­же­ствен­ной кор­ре­ля­ции R=0.86, р<0.001). На осно­ва­нии полу­чен­ных дан­ных мож­но сде­лать вывод, что сте­пень увле­чен­но­сти КИ во мно­гом опре­де­ля­ет­ся уров­нем целе­вой направ­лен­но­сти на КИ.

В резуль­та­те про­ве­ден­но­го ана­ли­за функ­ци­о­наль­ной зави­си­мо­сти, харак­те­ри­зу­ю­щей вза­и­мо­связь меж­ду шка­лой 3 (Иц) с дру­ги­ми шка­ла­ми опрос­ни­ка, была постро­е­на регрес­си­он­ная модель (*** — р<0.001):

Икз=0.21***×Иэ + 0.43***×Ис + 0.08***×Ир + 0.34***×Ио + 0.3 Доля вари­а­ции изме­не­ния уров­ня Иц на 86% объ­яс­ня­ет­ся по полу­чен­но­му урав­не­нию регрес­сии вари­а­ци­я­ми изме­не­ний уров­ней Иэ, Ис, Ир и Ио.

Для полу­че­ния коли­че­ствен­но­го пока­за­те­ля уров­ня увле­чен­но­сти млад­ших под­рост­ков КИ в соот­вет­ствии с клю­чом под­счи­ты­ва­ет­ся коли­че­ство бал­лов по каж­дой шка­ле опрос­ни­ка. Затем полу­чен­ные пока­за­те­ли под­став­ля­ют­ся в урав­не­ние мно­же­ствен­ной регрес­сии.

Анализ результатов

На осно­ва­нии раз­ра­бо­тан­но­го теста по индек­сам сте­пе­ни инте­ре­са к КИ мы выде­ля­ем сле­ду­ю­щие 3 уров­ня вовле­чен­но­сти в КИ:

  1. есте­ствен­ный уро­вень (от 6 до 11 бал­лов): КИ носит харак­тер раз­вле­че­ния, не име­ю­ще­го нега­тив­ных послед­ствий. Дети кон­тро­ли­ру­ют свою игро­вую актив­ность, ред­ко игра­ют и дума­ют об игре;
  2. сред­ний (от 12 до 21 бал­лов): КИ явля­ет­ся важ­ной частью жиз­ни под­рост­ка; его вни­ма­ние сфо­ку­си­ро­ва­но на опре­де­лен­ных видах КИ, но при этом он не теря­ет кон­тро­ля над часто­той игро­вых сеан­сов и вре­мен­ныʹ ми затра­та­ми на игру; КИ выпол­ня­ет ком­пен­са­тор­ные функ­ции.
  3. зави­си­мость (от 22 до 37 бал­лов): КИ зани­ма­ет все сво­бод­ное вре­мя; под­ро­сток дума­ет о КИ, о достиг­ну­тых резуль­та­тах, стре­мит­ся повы­сить уро­вень этих резуль­та­тов.

Стан­дарт­ная пси­хо­мет­ри­че­ская про­вер­ка пока­за­ла, что все шка­лы опрос­ни­ка име­ют рас­пре­де­ле­ния, близ­кие к нор­маль­но­му. Сред­ние, стан­дарт­ные откло­не­ния и интер­кор­ре­ля­ции шкал были полу­че­ны на выбор­ке из 304 уче­ни­ков 5—6‑х клас­сов СОШ г. Ниж­не­го Нов­го­ро­да (150 маль­чи­ков и 154 девоч­ки в воз­расте 11—12 лет).

По резуль­та­там иссле­до­ва­ния были полу­че­ны сле­ду­ю­щие дан­ные: есте­ствен­ный уро­вень — 189 чел. (62%); сред­ний уро­вень — 109 (36%); зави­си­мость — 6 (2%).

Про­вер­ка полу­чен­ных резуль­та­тов на надеж­ность (внут­рен­нюю согла­со­ван­ность) опрос­ни­ка про­из­во­ди­лась с исполь­зо­ва­ни­ем таких пока­за­те­лей, как аль­фа Крон­ба­ха и усред­нен­ная вза­им­ная кор­ре­ля­ция пунк­тов шка­лы. Обоб­щен­ные резуль­та­ты ана­ли­за при­ве­де­ны в табл. 1.

Таблица 1. Характеристики надежности опросника

Пока­за­те­лиИэИсИцИрИо
Ста­биль­ность0.960.940.960.870.90
Внут­рен­няя согла­со­ван­ность0.870.940.900.370.69

Рете­сто­вая надеж­ность (ста­биль­ность) выяв­ля­лась по коэф­фи­ци­ен­ту ста­биль­но­сти теста с исполь­зо­ва­ни­ем мето­да тест—ретест, про­ве­ден­но­го с про­ме­жут­ком в 1 месяц. Надеж­ность про­ве­ря­лась на выбор­ке из 304 чело­век с исполь­зо­ва­ни­ем двух­вы­бо­роч­но­го t‑критерия Стью­ден­та для зави­си­мых выбо­рок.

По резуль­та­там иссле­до­ва­ния было выяв­ле­но, что раз­ли­чия меж­ду пока­за­те­ля­ми теста и рете­ста незна­чи­мы, при этом коэф­фи­ци­ент кор­ре­ля­ции меж­ду пер­вым и вто­рым изме­ре­ни­я­ми соста­вил 0.89, а коэф­фи­ци­ент, под­счи­тан­ный по фор­му­ле Стью­ден­та, — 1.65. На осно­ва­нии полу­чен­ных дан­ных мож­но сде­лать вывод о ста­биль­но­сти пока­за­те­ля увле­чен­но­сти КИ.

Полу­чен­ные резуль­та­ты про­вер­ки раз­ра­бо­тан­ной мето­ди­ки на надеж­ность сви­де­тель­ству­ют о воз­мож­но­сти исполь­зо­ва­ния ее не толь­ко в иссле­до­ва­тель­ских, но и пси­хо­ди­а­гно­сти­че­ских целях.

Для опре­де­ле­ния кон­структ­ной валид­но­сти теста исполь­зо­вал­ся при­ем соот­не­се­ния резуль­та­тов опрос­ни­ка с резуль­та­та­ми извест­ных мето­дик. Вопро­сы обес­пе­че­ния кон­структ­ной валид­но­сти шкал опрос­ни­ка опре­де­ля­лись на выбор­ке из 146 испы­ту­е­мых (74 маль­чи­ка и 72 девоч­ки).

Сви­де­тель­ства кон­структ­ной валид­но­сти полу­че­ны нами на сово­куп­но­сти иссле­до­ва­тель­ских резуль­та­тов. При этом иссле­до­ва­лись свя­зи пока­за­те­лей опрос­ни­ка с таки­ми инди­ви­ду­аль­но-лич­ност­ны­ми харак­те­ри­сти­ка­ми, как склон­ность к рис­ку (мето­ди­ка СР‑2; см.: Прак­ти­кум…, 1996) и воле­вая само­ре­гу­ля­ция (мето­ди­ка А.В. Зверь­ко­ва и Е.В. Эйд­ма­на; см.: Фетис­кин и др., 2002).

Таблица 2. Первичные статистические характеристики и интеркорреляции шкал опросника

Пока­за­те­лиИкзИэИсИцИрИо
Коли­че­ство пунк­тов2259323
Сред­нее58.712.022.611.94.18.2
Стан­дарт­ное откло­не­ние18.35.77.53.91.73.2
Склон­ность к рис­ку0.50.50.40.30.30.3
Воле­вая само­ре­гу­ля­ция   -0.2 -0.2
Икз10.9*1.0*0.9*0.4*0.7*
Иэ 10.8*0.7*0.3*0.4*
Ис  10.8*0.3*0.6*
Иц   10.3*0.7*
Ир    10.2*
Ип     1
При­ме­ча­ние: * — р<0.05.

В табл. 2 при­ве­де­ны ста­ти­че­ски досто­вер­ные свя­зи шкал опрос­ни­ка с инди­ви­ду­аль­но-лич­ност­ны­ми харак­те­ри­сти­ка­ми, полу­чен­ны­ми в резуль­та­те выше­опи­сан­ных про­це­дур. Ана­лиз свя­зей шкал опрос­ни­ка пока­зы­ва­ет, что пока­за­тель уров­ня увле­чен­но­сти КИ кор­ре­ли­ру­ет с изу­чен­ны­ми инди­ви­ду­аль­но-лич­ност­ны­ми пока­за­те­ля­ми испы­ту­е­мых.

Млад­ший под­ро­сток, име­ю­щий высо­кий пока­за­тель склон­но­сти к рис­ку, как пра­ви­ло, име­ет высо­кие пока­за­те­ли по всем шка­лам опрос­ни­ка. Шка­лы Иц и Ио отри­ца­тель­но кор­ре­ли­ру­ют с пока­за­те­ля­ми воле­вой само­ре­гу­ля­ции.

Ана­лиз свя­зей шкал опрос­ни­ка пока­зы­ва­ет, что пока­за­тель уров­ня Икз кор­ре­ли­ру­ет с изу­чен­ны­ми инди­ви­ду­аль­но-лич­ност­ны­ми пока­за­те­ля­ми испы­ту­е­мых. Такая харак­те­ри­сти­ка лич­но­сти млад­ше­го под­рост­ка, как склон­ность к рис­ку, свя­за­на с пока­за­те­ля­ми всех шкал опрос­ни­ка на уровне зна­чи­мо­сти p<0.01. Шка­лы Иц целе­вой и Ио отри­ца­тель­но кор­ре­ли­ру­ют с пока­за­те­ля­ми воле­вой само­ре­гу­ля­ции.

Полу­чен­ные резуль­та­ты обна­ру­жи­ва­ют связь потен­ци­а­лов млад­ше­го под­рост­ка с индек­са­ми уров­ня Икз и одно­вре­мен­но пока­зы­ва­ют само­сто­я­тель­ность раз­ра­бо­тан­но­го опрос­ни­ка.

* * *

Диа­гно­сти­ка уров­ня игро­вой ком­пью­тер­ной зави­си­мо­сти — важ­ная зада­ча пси­хо­ди­а­гно­сти­че­ской рабо­ты с под­рост­ка­ми. Высо­кий уро­вень такой зави­си­мо­сти у под­рост­ков явля­ет­ся усло­ви­ем, пред­рас­по­ла­га­ю­щим к небла­го­при­ят­ным вари­ан­там жиз­нен­но­го само­опре­де­ле­ния, при­во­дя­щим к пси­хо­ло­ги­че­ско­му и физи­че­ско­му исто­ще­нию от силь­но­го напря­же­ния, ухуд­ше­нию соци­аль­но­го, семей­но­го и меж­лич­ност­но­го функ­ци­о­ни­ро­ва­ния.

Раз­ра­бо­тан­ный нами тест дает воз­мож­ность полу­че­ния коли­че­ствен­ной оцен­ки сте­пе­ни ком­пью­тер­ной зави­си­мо­сти, предо­став­ля­ет воз­мож­ность мате­ма­ти­че­ской обра­бот­ки, явля­ет­ся отно­си­тель­но опе­ра­тив­ным спо­со­бом оцен­ки боль­шо­го коли­че­ства лиц, спо­соб­ству­ет объ­ек­тив­но­сти оце­нок, не зави­ся­щих от субъ­ек­тив­ных уста­но­вок лица, про­во­дя­ще­го иссле­до­ва­ние; обес­пе­чи­ва­ет сопо­ста­ви­мость инфор­ма­ции, полу­чен­ной раз­ны­ми иссле­до­ва­те­ля­ми на раз­ных испы­ту­е­мых.

При исполь­зо­ва­нии дан­ной мето­ди­ки необ­хо­ди­мо учи­ты­вать, что пере­но­сить интер­пре­та­цию полу­чен­ных резуль­та­тов мож­но толь­ко на те груп­пы испы­ту­е­мых, кото­рые по сво­им основ­ным соци­о­куль­тур­ным и демо­гра­фи­че­ским при­зна­кам ана­ло­гич­ны базо­вой.

Список литературы

  1. Баба­е­ва Ю.Д., Вой­скун­ский А.Е. Пси­хо­ло­ги­че­ские послед­ствия инфор­ма­ти­за­ции // Пси­хол. жур­нал. 1998. Т. 19. № 1. С. 89—100.
  2. Бело­вол Е.В., Коло­ти­ло­ва И.В. Раз­ра­бот­ка опрос­ни­ка для оцен­ки сте­пе­ни увле­чен­но­сти роле­вы­ми ком­пью­тер­ны­ми игра­ми // Пси­хол. жур­нал. 2011. Т. 32. № 6. С. 49—58.
  3. Боль­бот Т.Ю., Юрье­ва Л.Н. Ком­пью­тер­ная зави­си­мость: фор­ми­ро­ва­ние, диа­гно­сти­ка, кор­рек­ция и про­фи­лак­ти­ка. Дне­про­пет­ровск: Поро­ги, 2006.
  4. Божо­вич Л.И. Про­бле­мы фор­ми­ро­ва­ния лич­но­сти: Избр. пси­хол. тру­ды / Под ред. Д.И. Фельд­штей­на. Изд. 2‑е, сте­рео­тип. М.: Изд-во «Ин‑т прак­тич. пси­хо­ло­гии»; Воро­неж: НПО «МОДЭК», 1997.
  5. Вараш­ке­вич С.А. Исто­рия кон­вер­сии ком­пью­тер­ной игры. М.: ИП РАН, 1997.
  6. Воз­раст­ные и инди­ви­ду­аль­ные осо­бен­но­сти млад­ших под­рост­ков / Под ред. Д.Б. Эль­ко­ни­на, Т.В. Дра­гу­но­вой. М.: Про­све­ще­ние, 1967.
  7. Выгот­ский Л.С. Педо­ло­гия под­рост­ка // Собр. соч.: В 6 т. М.: Педа­го­ги­ка, 1984. Т. 4.
  8. Гор­ше­нин Л.Г. Под­ро­сток, харак­тер, про­бле­мы: Акцен­ту­а­ции харак­те­ра и их реа­ли­за­ция в учеб­но-вос­пи­та­тель­ном про­цес­се. М.: Изд-во ИПК и ПРНО МО, 1993.
  9. Гриф­фит В. Вир­ту­аль­ный мир рож­да­ет реаль­ные болез­ни // Финан­со­вые изве­стия. 1996. № 183. С. 57—73.
  10. Гри­ши­на А.В. Пси­хо­ло­ги­че­ские фак­то­ры воз­ник­но­ве­ния и пре­одо­ле­ния игро­вой ком­пью­тер­ной зави­си­мо­сти в млад­шем под­рост­ко­вом воз­расте: Дисс. канд. пси­хол. наук. Ниж­ний Нов­го­род, 2011.
  11. Кото­ва С.А. Ком­пью­тер в жиз­ни ребен­ка млад­ше­го школь­но­го воз­рас­та // Дру­гое дет­ство: Тез. участ­ни­ков II Все­росс. науч.-практ. конф. по пси­хо­ло­гии раз­ви­тия (Москва, 25—27 нояб­ря 2009 г.) / Под ред. Л.Ф. Обу­хо­вой, И.А. Коре­па­но­вой. М.: МГППУ, 2009. С. 285—286.
  12. Лос­ку­то­ва В.А. Интер­нет-зави­си­мость как фор­ма нехи­ми­че­ских аддик­тив­ных рас­стройств: Дисс. … канд. мед. наук. Ново­си­бирск, 2004.
  13. Пет­ров­ский А.В., Пет­ров­ский В.А. Инди­вид и его потреб­ность быть лич­но­стью // Вопр. фило­со­фии. 1982. № 3. С. 44—53.
  14. Прак­ти­кум по общей пси­хо­ло­гии для сту­ден­тов педа­го­ги­че­ских вузов: Учеб. посо­бие / Сост.: Т.И. Пашу­ко­ва, А.И. Допи­ра, Г.В. Дья­ко­нов. М.: Изд-во «Ин‑т практ. пси­хо­ло­гии», 1996.
  15. Фетис­кин Н.П., Коз­лов В.В., Мануй­лов Г.М. Соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ская диа­гно­сти­ка раз­ви­тия лич­но­сти и малых групп. М.: Изд-во Ин-та Пси­хо­те­ра­пии. 2002. C. 54—55.
  16. Фоми­че­ва Ю.В., Шме­лев А.Г., Бур­ми­ст­ров И.В. Пси­хо­ло­ги­че­ские кор­ре­ля­ты увле­чен­но­сти ком­пью­тер­ны­ми игра­ми // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Пси­хо­ло­гия. 1991. № 3. С. 27—39.
  17. Чума­ков М.В. Эмо­ци­о­наль­но-воле­вая регу­ля­ция дея­тель­но­сти в соци­аль­ном вза­и­мо­дей­ствии: Дисс. … докт. пси­хол. наук. Яро­славль, 2007.
  18. Шап­кин С.А. Ком­пью­тер­ная игра: новая область пси­хо­ло­ги­че­ских иссле­до­ва­ний // Пси­хол. жур­нал. 1999. Т. 20. № 1. С. 86—102.
  19. Шме­лев А.Г. Мир попра­ви­мых оши­бок // Вычис­ли­тель­ная тех­ни­ка и ее при­ме­не­ние. Ком­пью­тер­ные игры. 1988. № 3. С. 16—84.
  20. Эль­ко­нин Д.Б. К про­бле­ме пери­о­ди­за­ции пси­хи­че­ско­го раз­ви­тия в дет­ском воз­расте // Вопр. пси­хо­ло­гии. 1971. № 4. С. 6—20.
  21. Young K. Caught in the Net. N.Y.: John Wiley and Sons, 1996.
Источ­ник: Вест­ник Мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та. Серия 14. Пси­хо­ло­гия. 2014. №4.

Об авторе

Анна Вик­то­ров­на Гри­ши­на — кан­ди­дат пси­хо­ло­ги­че­ских наук, доцент кафед­ры инфор­ма­ти­ки и инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий, началь­ник управ­ле­ния науч­ных иссле­до­ва­ний ФБГОУ ВПО «Ниже­го­род­ский госу­дар­ствен­ный педа­го­ги­че­ский уни­вер­си­тет име­ни К. Мини­на» (г. Ниж­ний Нов­го­род).

Смот­ри­те так­же:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest