Макарова Е.А. Кибербуллинг и интернет-аддикция

М

Аддик­ция – это состо­я­ние созна­ния чело­ве­ка, харак­те­ри­зу­ю­ще­е­ся ухо­дом от повсе­днев­ной реаль­но­сти с помо­щью искус­ствен­ных средств (нико­тин, алко­голь, нар­ко­ти­ки, вир­ту­аль­ная реаль­ность и т. п.). Аддик­тив­ное пове­де­ние опре­де­ля­ют как реа­ли­за­цию жела­ния чело­ве­ка уйти из реаль­ной жиз­ни путем изме­не­ния состо­я­ния сво­е­го созна­ния, сле­до­ва­тель­но, аддикт – это сво­е­го рода нар­ко­ман, тот, кто ухо­дит из реаль­ной жиз­ни путем изме­не­ния состо­я­ния сво­е­го созна­ния, исполь­зуя все воз­мож­ные спо­со­бы [1].

В совре­мен­ной жиз­ни выде­ля­ют две фор­мы аддик­ции: при­ем­ле­мые обще­ством фор­мы, такие как духов­ные прак­ти­ки, меди­та­ция, влюб­лен­ность, твор­че­ство, тру­до­го­лизм, экс­тре­маль­ный спорт, и соци­аль­но опас­ные фор­мы: куре­ние, алко­го­лизм, нар­ко­ма­ния, игро­ма­ния, интер­нет-зави­си­мость, ожи­ре­ние, сек­су­аль­ные извра­ще­ния, ток­си­ко­ма­ния и дру­гие, не менее опас­ные для физи­че­ско­го и пси­хи­че­ско­го здо­ро­вья само­го аддик­та и угро­жа­ю­щие без­опас­но­сти дру­гих людей вокруг него [3].

Аддик­ция к онлайн-играм и соци­аль­ным сетям ста­ла насто­я­щей «чумой XXI века», осо­бен­но у под­рост­ков, кото­рые поне­во­ле воз­вра­ща­ют­ся в онлайн- мир сно­ва и сно­ва, что­бы чув­ство­вать себя взрос­лы­ми и неза­ви­си­мы­ми, что меша­ет их повсе­днев­ной жиз­ни и учеб­ной дея­тель­но­сти.

Вик­тим­ные под­рост­ки с низ­кой само­оцен­кой, кото­рые чув­ству­ют себя неком­форт­но в шко­ле сре­ди сверст­ни­ков и посто­ян­но нуж­да­ют­ся в одоб­ре­нии с их сто­ро­ны, счи­та­ют, что вир­ту­аль­ная реаль­ность ока­зы­ва­ет бла­го­твор­ное вли­я­ние на их лич­ность, так как в онлайн-реаль­но­сти они не чув­ству­ют угро­зы сво­е­му внут­рен­не­му миру и физи­че­ско­му здо­ро­вью и могут пол­но­цен­но реа­ли­зо­вать свой потен­ци­ал.

Это совер­шен­но не так, пси­хо­ло­ги счи­та­ют, что когда дело дохо­дит до онлайн- мира, люди очень уяз­ви­мы, посколь­ку вир­ту­аль­ная реаль­ность поз­во­ля­ет им делать все, что они захо­тят, что, в свою оче­редь, вызы­ва­ет выброс адре­на­ли­на, а это, в свою оче­редь, вызы­ва­ет зави­си­мость.

Хотя нет опре­де­лен­но­го типа лич­но­сти, тяго­те­ю­ще­го к рис­ко­ван­ным и жесто­ким онлайн-играм, одна­ко под­рост­ки с низ­кой само­оцен­кой, кото­рые нуж­да­ют­ся в под­держ­ке сверст­ни­ков и гото­вы делать что угод­но, что­бы эту под­держ­ку заслу­жить, созда­ют для себя опре­де­лен­ный имидж, кото­ро­му ста­ра­ют­ся сле­до­вать, выби­ра­ют линию пове­де­ния, кото­рая хоть и не соот­вет­ству­ет обще­при­ня­тым нор­мам, но вызы­ва­ет вос­хи­ще­ние това­ри­щей.

Под­рост­ки обыч­но не боят­ся рис­ка пото­му, что склон­ны к про­вер­ке сво­их воз­мож­но­стей, а так­же гра­ниц, кото­рые отде­ля­ют доз­во­лен­ное и обще­при­ня­тое пове­де­ние от деви­ант­но­го. Как пра­ви­ло, они не дога­ды­ва­ют­ся о сво­ей зави­си­мо­сти и, ско­рее все­го, ста­но­вят­ся лег­кой жерт­вой и попа­да­ют в ловуш­ку кибер­бул­лин­га [2].

Но поче­му кто-то выби­ра­ет такую игру, где нуж­но уни­жать и оби­жать дру­гих, либо само­му пере­жи­вать уни­же­ния и оскорб­ле­ния?

Уча­стие в онлайн- играх застав­ля­ет под­рост­ков чув­ство­вать себя частью чего-то боль­ше­го, чем они сами. Суще­ству­ют онлайн-игры, пси­хо­ло­ги­че­ски про­во­ци­ру­ю­щие игро­ков на уча­стие в кибер­бул­лин­ге, при­чем по усло­ви­ям игры каж­дый после­ду­ю­щий шаг ста­но­вит­ся более зло­ве­щим и изощ­рен­ным, чем преды­ду­щий, до тех пор, пока игра не завер­шит­ся тра­ги­че­ски для жерт­вы, ино­гда даже само­убий­ством. 

В отли­чие от тра­ди­ци­он­но­го школь­но­го изде­ва­тель­ства, кибер­бул­линг не тре­бу­ет физи­че­ской силы или лич­но­го кон­так­та с жерт­вой и не огра­ни­чи­ва­ет­ся несколь­ки­ми сви­де­те­ля­ми, так как резуль­та­ты трав­ли в соци­аль­ных сетях или онлайн-играх мгно­вен­но рас­про­стра­ня­ют­ся по сети, охва­ты­вая боль­шое коли­че­ство сви­де­те­лей.

Участ­ни­ки игры долж­ны под­твер­ждать доку­мен­таль­но каж­дый шаг изде­ва­тель­ства, что­бы дока­зать, что постав­лен­ная зада­ча была завер­ше­на. Если участ­ник не может прой­ти этап или пыта­ет­ся бро­сить играть, то авто­ма­ти­че­ски сам пре­вра­ща­ет­ся в жерт­ву, он так­же полу­ча­ет угро­зы и оскорб­ле­ния, обе­ща­ния жесто­кой рас­пра­вы и неот­вра­ти­мых послед­ствий.

Чув­ство бес­по­кой­ства, раз­дра­жи­тель­ность, если под­ро­сток не может играть, ложь дру­зьям или чле­нам семьи, доб­ро­воль­ная изо­ля­ция от соци­у­ма, отказ участ­во­вать в соци­аль­ных меро­при­я­ти­ях явля­ют­ся самы­ми рас­про­стра­нен­ны­ми пре­ду­пре­жда­ю­щи­ми при­зна­ка­ми игро­вой аддик­ции.

Под­ро­сток испы­ты­ва­ет спо­кой­ствие или эйфо­рию во вре­мя игры (осо­бен­но, если эти эмо­ции не ощу­ща­ют­ся в дру­гих видах дея­тель­но­сти), бес­сон­ни­цу или зна­чи­тель­ные изме­не­ния в режи­ме сна, сни­же­ние необ­хо­ди­мо­сти и тре­бо­ва­тель­но­сти в лич­ной гиги­ене, непра­виль­ные при­выч­ки в еде, неко­то­рые дру­гие при­зна­ки, на кото­рые взрос­лым нуж­но обра­щать при­сталь­ное вни­ма­ние.

Онлайн-игры, кото­рые харак­те­ри­зу­ют­ся насиль­ствен­ны­ми дей­стви­я­ми и жесто­ки­ми сце­на­ри­я­ми, могут при­ве­сти к тому, что у зави­си­мых игро­ков сни­жа­ет­ся чув­стви­тель­ность к уни­же­нию и к наси­лию, что при­ве­дет их к раз­ви­тию агрес­сив­ных мыс­лей и тен­ден­ций в реаль­ном мире, сти­ра­ет­ся грань меж­ду вир­ту­аль­ным и реаль­ным миром.

У при­стра­стия есть еще один опас­ный недо­ста­ток — игра застав­ля­ет под­рост­ка само­го под­вер­гать­ся кибер­бул­лин­гу, пере­жи­вать уни­же­ния, что не может не повли­ять на фор­ми­ро­ва­ние его харак­те­ра, на само­оцен­ку.

Эта про­бле­ма явля­ет­ся оче­вид­ной, хотя не все­гда при­зна­ет­ся доста­точ­но серьез­ной, одна треть под­рост­ков стра­да­ет от кибер­бул­лин­га в какой-то момент сво­ей жиз­ни бла­го­да­ря широ­ко­му исполь­зо­ва­нию Интер­не­та, элек­трон­ных писем, веб-сай­тов в соци­аль­ных сетях, чатов, или дру­гих циф­ро­вых тех­но­ло­гий.

Медиа-сред­ства мож­но исполь­зо­вать для пре­сле­до­ва­ния, угроз и уни­же­ния людей. Почти каж­дый, у кого есть интер­нет-соеди­не­ние, может тер­ро­ри­зи­ро­вать дру­гих людей, часто не рас­кры­вая сво­ей лич­но­сти. Бул­линг про­ис­хо­дит 24 часа 7 дней в неде­лю, от него не скрыть­ся, так как совре­мен­ная жизнь пред­по­ла­га­ет исполь­зо­ва­ние Интер­нет-соеди­не­ния для рабо­ты, уче­бы и раз­вле­че­ния, то изде­ва­тель­ства могут после­до­вать за жерт­вой в любое место.

Сле­до­ва­тель­но, ни одно место, даже соб­ствен­ный дом не дает чув­ство без­опас­но­сти, и с помо­щью несколь­ких кли­ков уни­же­ние может быть засви­де­тель­ство­ва­но сот­ня­ми или даже тыся­ча­ми людей в Интер­не­те.

Бри­тан­ские пси­хо­ло­ги дока­за­ли, что суще­ству­ет пря­мая связь меж­ду интен­сив­ным исполь­зо­ва­ни­ем Интер­не­та и депрес­си­ей. Иссле­до­ва­ние, опуб­ли­ко­ван­ное в жур­на­ле Psychopathology, пока­за­ло, что какая-то часть опро­шен­ных были «интер­нет-нар­ко­ма­на­ми», и мно­гие из них чув­ство­ва­ли себя подав­лен­ны­ми, испы­ты­ва­ли депрес­сию.

Выво­ды были осно­ва­ны на 1319 отве­тах на онлай­но­вый опрос­ник и под­черк­ну­ли, что необя­за­тель­но одна из про­блем вызва­ла дру­гую, но боль­шин­ство интер­нет-поль­зо­ва­те­лей стра­да­ют про­бле­ма­ми пси­хи­че­ско­го здо­ро­вья [4]. Опрос­ник был исполь­зо­ван для «изме­ре­ния» вре­ме­ни в сети, функ­ций, для выпол­не­ния кото­рых Интер­нет исполь­зу­ет­ся, депрес­сив­ных тен­ден­ций у поль­зо­ва­те­лей Интер­нет.

По резуль­та­там опро­са было выяв­ле­но, что респон­ден­ты исполь­зу­ют Интер­нет для опла­ты сче­тов, покуп­ки про­дук­тов и това­ров, отправ­ки и полу­че­ния элек­трон­ных писем, онлайн-игр, есть неболь­шая под­груп­па поль­зо­ва­те­лей, кото­рым труд­но кон­тро­ли­ро­вать, сколь­ко вре­ме­ни они про­во­дят в Интер­не­те, до такой сте­пе­ни, что это меша­ет их повсе­днев­ной дея­тель­но­сти, 1.2% были иден­ти­фи­ци­ро­ва­ны как Интер­нет-аддик­ты. Эти респон­ден­ты были зна­чи­тель­но более подав­лен­ны­ми, чем груп­па, не стра­да­ю­щая от зави­си­мо­сти, с пока­за­те­лем депрес­сии в пять раз выше.

Кри­ти­ки подоб­ных иссле­до­ва­ний гово­рят, что нет ника­ких убе­ди­тель­ных дока­за­тельств того, что про­бле­ма заклю­ча­ет­ся в самом Интер­не­те, что интер­нет-зави­си­мость не может быть надеж­но диа­гно­сти­ро­ва­на.

Одна­ко если веб-нар­ко­ма­ны под­ме­ня­ют зна­чи­мые дру­же­ские отно­ше­ния и обще­ние вир­ту­аль­ным кон­так­том в Интер­не­те, это может нега­тив­но ска­зать­ся на их умствен­ном раз­ви­тии и пси­хи­че­ском бла­го­по­лу­чии, поль­зо­ва­те­ли выра­ба­ты­ва­ют ком­пуль­сив­ную интер­нет-при­выч­ку, заме­нив реаль­ное соци­аль­ное вза­и­мо­дей­ствие онлайн-чата­ми и сай­та­ми соци­аль­ных сетей, здесь уже мож­но гово­рить об эмо­ци­о­наль­ном бед­ствии.

Новый вид кибер-хули­га­на, извест­ный как «гриф­фер», несо­мнен­но, кон­ку­ри­ру­ет с дру­ги­ми фор­ма­ми агрес­сии в Интер­не­те и в мире онлайн-игр. В отли­чие от тра­ди­ци­он­ных интер­нет-хули­га­нов, кото­рые рас­сы­ла­ют СМС- сооб­ще­ния и элек­трон­ную вирус­ную почту, гриф­фе­ры скры­ва­ют­ся в онлайн- играх с несколь­ки­ми игро­ка­ми, пре­сле­дуя сво­их жертв, изде­ва­ясь и мучая дру­гих игро­ков в игре.

Мир мно­го­поль­зо­ва­тель­ских игр ста­но­вит­ся все более попу­ляр­ным, посколь­ку созда­ют­ся все новые игры или новые вер­сии ста­рых игр. В этих играх – мно­го наси­лия и сек­са, одна­ко дети в воз­расте с 12 лет при­вле­ка­ют­ся к таким играм и игра­ют в них часа­ми каж­дый день.

Дол­го­сроч­ны­ми резуль­та­та­ми таких игр могут стать агрес­сив­ность, анти­со­ци­аль­ное пове­де­ние и деви­а­ция у под­рост­ков, они могут вызы­вать при­вы­ка­ние точ­но так же, как алко­голь и нико­тин.

Нет сомне­ний в том, что онлайн изде­ва­тель­ства достиг­ли уже тре­вож­но­го уров­ня. Гра­фи­че­ские видео­ро­ли­ки под­рост­ков, кото­рые под­вер­га­ют­ся изде­ва­тель­ствам со сто­ро­ны сво­их сверст­ни­ков, ста­но­вят­ся вирус­ны­ми в соци­аль­ных сетях и полу­ча­ют мил­ли­о­ны «лай­ков». Неко­то­рые из них полу­ча­ют осве­ще­ние в пере­да­чах цен­траль­ных кана­лов теле­ви­де­ния, повы­шая осве­дом­лен­ность обще­ствен­но­сти о реа­ли­ях кибер­бул­лин­га.

Факт изде­ва­тельств в реаль­ном мире часто соче­та­ет физи­че­ское напа­де­ние с эмо­ци­о­наль­ны­ми муче­ни­я­ми — оба из них оди­на­ко­во вред­ны для жерт­вы. Кибер­бул­линг рабо­та­ет по-дру­го­му, он может пока­зать­ся без­обид­ным, посколь­ку не при­чи­ня­ет види­мо­го физи­че­ско­го вре­да.

Одна­ко роди­те­ли и учи­те­ля долж­ны понять, что такой вид бул­лин­га созда­ет мно­же­ство опас­но­стей для физи­че­ско­го и эмо­ци­о­наль­но­го состо­я­ния под­рост­ка. Из-за рас­про­стра­нен­но­сти сото­вых теле­фо­нов сре­ди под­рост­ков, попу­ляр­но­сти соци­аль­ных сетей и отно­си­тель­ной ано­ним­но­сти Интер­не­та, доволь­но слож­но предот­вра­тить кибер­бул­линг или повли­ять на то, что про­ис­хо­дит.

Послед­ствия кибер­бул­лин­га неод­но­знач­ны. Эмо­ци­о­наль­ный стресс может при­ве­сти к пси­хи­че­ским про­бле­мам или к повы­шен­ной тре­вож­но­сти и депрес­сии. Пони­ма­ние опре­де­ле­ния аддик­ции и что зна­чит быть зави­си­мым, — это спо­соб опре­де­лить, нуж­да­ет­ся ли под­ро­сток в помо­щи и в под­держ­ке.

При­стра­стие к чему-либо может быть пси­хи­че­ским или физи­че­ским, в зави­си­мо­сти от исполь­зу­е­мо­го веще­ства, а так­же часто­ты исполь­зо­ва­ния пре­па­ра­та. При интер­нет-зави­си­мо­сти под­ро­сток часто теря­ет аппе­тит, про­ис­хо­дит нару­ше­ния сна, он испы­ты­ва­ет непре­стан­ное бес­по­кой­ство, раз­дра­жи­тель­ность, избе­га­ет обще­ния со сверст­ни­ка­ми и роди­те­ля­ми, а так­же про­яв­ля­ет дру­гие симп­то­мы. Кибер­бул­линг может зна­чи­тель­но сни­зить само­оцен­ку под­рост­ка.

При­стра­стие к соци­аль­ным сетям и онлайн-играм явля­ет­ся серьез­ной про­бле­мой, осо­бен­но для моло­до­го поко­ле­ния. Это под­тип более широ­кой фор­мы интер­нет-зави­си­мо­сти, кото­рая в 1996 году была офи­ци­аль­но при­зна­на пси­хи­че­ским рас­строй­ством.

Про­бле­ма с зави­си­мо­стью в соци­аль­ных сетях и онлайн-играх заклю­ча­ет­ся в том, что пси­хо­ло­ги, как пра­ви­ло, не при­зна­ют ее серьез­ным пси­хи­че­ским рас­строй­ством. Боль­шин­ство под­рост­ков так­же не пони­ма­ют, что зави­си­мость от соци­аль­ных сетей и уча­стие в онлайн-играх, несмот­ря на уни­же­ния и изде­ва­тель­ства, ква­ли­фи­ци­ру­ет их как аддик­тов.

К сожа­ле­нию, все это явля­ет­ся серьез­ной соци­аль­ной про­бле­мой под­рост­ков, когда при­сут­ствие в Интер­не­те затме­ва­ет реаль­ную дей­стви­тель­ность до тех пор, пока пол­но­стью не завла­де­ет жиз­нью под­рост­ка.

Пони­ма­ние опре­де­ле­ния зави­си­мо­сти — это спо­соб узнать боль­ше о мето­дах пре­одо­ле­ния, неза­ви­си­мо от типа веще­ства, вызы­ва­ю­ще­го при­вы­ка­ние, будь то алко­голь или наси­лие в Интер­не­те.

Для того что­бы помочь под­рост­кам, стра­да­ю­щим тем или иным видом аддик­ции, необ­хо­ди­мо рас­смат­ри­вать при­вы­ка­ние как пси­хо­ло­ги­че­ский симп­том, како­вым он и явля­ет­ся.

Литература

  1. Коро­лен­ко Ц.П. Аддик­тив­ное пове­де­ние. Общая харак­те­ри­сти­ка и зако­но­мер­но­сти раз­ви­тия. – 39. Обо­зр. пси­хи­ат. и мед. пси­хол., 1991. № 1. С.8- 15.
  2. Усо­ва Е.Б. Пси­хо­ло­гия деви­ант­но­го пове­де­ния. Минск, 2010.
  3. Korolenko С. P., Bochkareva N. L. Donskih T. A. Addictive behavior in conditions of the north. —8th International Congress on Circumpolar health. — Yukon, Whitehorse, 1990.
  4. Morrison C.M., Gore H. The Relationship between Excessive Internet Use and Depression: A Questionnaire-Based Study of 1,319 Young People and Adults. Psychopathology 2010; 43:121–126.
Источ­ник: «Акту­аль­ные про­бле­мы про­фи­лак­ти­ки аддик­тив­но­го пове­де­ния». Сбор­ник мате­ри­а­лов I‑й Реги­о­наль­ной науч­но-прак­ти­че­ской кон­фе­рен­ции Таган­рог­ско­го инсти­ту­та име­ни А.П. Чехо­ва (фили­а­ла) ФГБОУ ВО «Ростов­ский госу­дар­ствен­ный эко­но­ми­че­ский уни­вер­си­тет (РИНХ)». Таган­рог. Таган­рог: Изд-во Таган­рог­ско­го инсти­ту­та име­ни А.П. Чехо­ва, 2018.

Об авторе

Мака­ро­ва Е.А. — док­тор пси­хо­ло­ги­че­ских наук, про­фес­сор, г. Таган­рог, ТИ име­ни А.П. Чехо­ва (фили­ал) ФГБОУ ВО «РГЭУ (РИНХ)»

Смот­ри­те так­же:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest