Войскунский А.Е. Психологические аспекты деятельности человека в интернет-среде

В

Инфор­ма­ци­он­ная сре­да — наря­ду с при­род­ной, про­стран­ствен­но-гео­гра­фи­че­ской, соци­аль­ной, куль­тур­ной, ланд­шафт­но-архи­тек­тур­ной и др. — игра­ет все более зна­чи­тель­ную роль в про­фес­си­о­наль­ной дея­тель­но­сти и в повсе­днев­ной жиз­ни совре­мен­но­го чело­ве­ка.

Инфор­ма­ци­он­ная сре­да, часто име­ну­е­мая ноосфе­рой, неод­но­род­на; с недав­них пор в ней при­ня­то выде­лять сре­ду Интер­не­та, или т.н. «кибер­про­стран­ство». Для послед­не­го харак­тер­ны свое­об­раз­ные хро­но­то­пы, в рам­ках кото­рых осу­ществ­ля­ют­ся спе­ци­фи­че­ские — и пото­му пред­став­ля­ю­щие инте­рес для пси­хо­ло­ги­че­ско­го ана­ли­за — фор­мы чело­ве­че­ско­го пове­де­ния. Тако­го рода «сре­до­вое» пове­де­ние не огра­ни­чи­ва­ет­ся поис­ком, обра­бот­кой и пере­да­чей инфор­ма­ции, при­об­ре­те­ни­ем и транс­ля­ци­ей зна­ний.

В «кибер­про­стран­стве» как эле­мен­те инфор­ма­ци­он­ной сре­ды осу­ществ­ля­ет­ся целый кон­гло­ме­рат чело­ве­че­ских дея­тель­но­стей, осно­ву кото­рых состав­ля­ют позна­ва­тель­ная, игро­вая и ком­му­ни­ка­тив­ная дея­тель­ность.

Спе­ци­фи­че­ские осо­бен­но­сти про­те­ка­ния дея­тель­но­сти в Интер­нет-сре­де как эле­мен­те инфор­ма­ци­он­ной сре­ды явля­ют­ся пред­ме­том все рас­ши­ря­ю­ще­го­ся фрон­та иссле­до­ва­ний спе­ци­а­ли­стов-гума­ни­та­ри­ев, в том чис­ле пси­хо­ло­гов.

Не отме­няя зна­чи­мо­сти тра­ди­ци­он­ных иссле­до­ва­ний — и лабо­ра­тор­ных, и «эко­ло­ги­че­ских», — посвя­щен­ных про­бле­ма­ти­ке систем «чело­век-маши­на» или систем «чело­век-ком­пью­тер», все более явствен­но про­би­ва­ет себе доро­гу новая область иссле­до­ва­ний, свя­зан­ных с изу­че­ни­ем дея­тель­но­сти чело­ве­ка, опо­сред­ство­ван­ной вза­и­мо­свя­зан­ны­ми гло­баль­ны­ми ком­пью­тер­ны­ми сетя­ми, т.е. Интер­не­том и World-Wide-Web (WWW).

Объ­яс­ня­ет­ся это тем, что за послед­ние несколь­ко лет Интер­нет и WWW пре­вра­ти­лись в чрез­вы­чай­но суще­ствен­ный фак­тор инди­ви­ду­аль­но­го и обще­ствен­но­го раз­ви­тия, сде­лав «кибер­про­стран­ство» при­вле­ка­тель­ным для десят­ков мил­ли­о­нов людей, сре­ди кото­рых мно­же­ство тех, кто даже не помыш­лял ранее о при­ме­не­нии ком­пью­те­ров.

Свя­зан­ные с созда­ни­ем Интер­не­та и WWW тех­ни­че­ские и содер­жа­тель­ные реше­ния вобра­ли в себя ряд ранее выпол­нен­ных раз­ра­бо­ток, в том чис­ле таких, в кото­рых в той или иной мере участ­во­ва­ли пси­хо­ло­ги — напри­мер, в обла­сти искус­ствен­но­го интел­лек­та, эрго­но­ми­ки, авто­ма­ти­за­ции и ком­пью­те­ри­за­ции про­ект­но-кон­струк­тор­ской дея­тель­но­сти, систем инфор­ма­ци­он­но­го поис­ка и др.

Интер­нет не сво­дит­ся к набо­ру тех­ни­че­ских реше­ний, это не про­сто кон­гло­ме­рат ком­пью­тер­ных сетей, но и — что более все­го важ­но для пси­хо­ло­гов — сооб­ще­ство свя­зан­ных ком­пью­тер­ны­ми сетя­ми людей, актив­но дей­ству­ю­щих в новой Интер­нет-сре­де.

Дан­ное сооб­ще­ство может и долж­но изу­чать­ся как некое еди­ное целое: по сло­вам К.Левина, «пси­хо­ло­гии потре­бо­ва­лось сде­лать мно­го шагов, преж­де чем она обна­ру­жи­ла, что дина­ми­че­ское целое обла­да­ет свой­ства­ми, кото­рые отли­ча­ют его от свойств его частей или от сум­мы его частей» (Левин, 2000, с. 168–169). Этим не отме­ня­ет­ся, разу­ме­ет­ся, ана­лиз опре­де­лен­ных групп и под­групп внут­ри сооб­ще­ства поль­зо­ва­те­лей Интер­не­та, раз­де­ле­ние это­го сооб­ще­ства по все­воз­мож­ным пара­мет­рам.

Мож­но утвер­ждать, что Интер­нет-сре­да пред­став­ля­ет собой прак­ти­че­ское вопло­ще­ние неко­то­рых тео­ре­ти­че­ских пред­став­ле­ний пио­не­ров эко­ло­ги­че­ской нау­ки. Так, П.Тейяр де Шар­ден в свое вре­мя заме­тил: «…Ноосфе­ра стре­мит­ся стать одной замкну­той систе­мой, где каж­дый эле­мент в отдель­но­сти видит, чув­ству­ет, жела­ет, стра­да­ет так же, как все дру­гие. и одно­вре­мен­но с ними» (Тей­яр де Шар­ден, 1987, с. 199). Интер­нет как нель­зя луч­ше под­хо­дит для пред­ска­зан­ной П.Тейяр де Шар­де­ном син­хро­ни­за­ции у мно­же­ства вза­и­мо­дей­ству­ю­щих субъ­ек­тов про­цес­сов пер­цеп­тив­ной, моти­ва­ци­он­ной и эмо­ци­о­наль­ной регу­ля­ции дея­тель­но­сти; вме­сте с тем Интер­нет — одна из наи­бо­лее пер­спек­тив­ных из име­ю­щих­ся на сего­дняш­ний день тех­ни­че­ских воз­мож­но­стей обес­пе­чить меж­куль­тур­ное вза­и­мо­дей­ствие и сотруд­ни­че­ство, или объ­еди­нить всех насе­ля­ю­щих Зем­лю субъ­ек­тов в «одну замкну­тую систе­му», по выра­же­нию П.Тейяр де Шар­де­на. Более того, мно­го­чис­лен­ные идео­ло­ги Интер­нет-сре­ды актив­но про­воз­гла­ша­ют в каче­стве акту­аль­ной цели гло­ба­ли­за­цию под­клю­че­ния к Интер­не­ту.

Посколь­ку Интер­нет — не толь­ко и не столь­ко сеть вза­и­мо­свя­зан­ных ком­пью­те­ров, но и сооб­ще­ство людей — т.н. поль­зо­ва­те­лей Интер­не­та, то выгля­дит доста­точ­но аргу­мен­ти­ро­ван­ным недав­но заяв­лен­ный в науч­ной лите­ра­ту­ре тер­мин «пси­хо­ло­гия Интер­не­та» (Wallace, 1999). Он пред­став­ля­ет­ся не менее обос­но­ван­ным, чем быту­ю­щие в лите­ра­ту­ре опи­са­ния «пси­хо­ло­гии опе­ра­то­ра», «пси­хо­ло­гии вои­на», «пси­хо­ло­гии ирланд­ца», «пси­хо­ло­гии бежен­ца» и др.

В эмпи­ри­че­ских иссле­до­ва­ни­ях дея­тель­но­сти поль­зо­ва­те­лей в Интер­нет-сре­де опре­де­лен­ную труд­ность пред­став­ля­ет отде­ле­ние пси­хо­ло­ги­че­ских фак­то­ров от неп­си­хо­ло­ги­че­ских — дан­ная про­бле­ма может быть назва­на «пси­хо­ло­ги­че­ской эко­ло­ги­ей», если вос­поль­зо­вать­ся тер­ми­ном К.Левина (Левин, 2000).

Иссле­до­ва­тель­ская дея­тель­ность в дан­ной обла­сти носит не толь­ко меж­дис­ци­пли­нар­ный, но и ком­плекс­ный харак­тер, не будучи при­вя­зан­ной к кон­крет­но­му раз­де­лу пси­хо­ло­ги­че­ской нау­ки: пси­хо­ло­гия Интер­не­та изу­ча­ет­ся с пози­ций пси­хо­ло­гии созна­ния, этни­че­ской, когни­тив­ной, соци­аль­ной, воз­раст­ной, педа­го­ги­че­ской пси­хо­ло­гии, пси­хо­ло­гии лич­но­сти, пси­хо­ло­гии поло­вых раз­ли­чий, пси­хо­ло­гии тру­да и др. Широ­кое рас­про­стра­не­ние в обла­сти изу­че­ния пси­хо­ло­гии Интер­не­та полу­чи­ли кросс-куль­тур­ные иссле­до­ва­ния.

Оте­че­ствен­ные иссле­до­ва­ния дея­тель­но­сти чело­ве­ка в Интер­нет-сре­де пока что доволь­но немно­го­чис­лен­ны и огра­ни­че­ны по тема­ти­ке, если срав­ни­вать с зару­беж­ны­ми иссле­до­ва­ни­я­ми. Огра­ни­чен­ность эта — зача­стую вынуж­ден­ная: если иссле­до­ва­ние свя­за­но с ана­ли­зом дея­тель­но­сти людей, оно не может быть про­ве­де­но при отсут­ствии в доступ­ном иссле­до­ва­те­лям рус­ско­языч­ном сек­то­ре Интер­не­та (или Руне­те, как его часто назы­ва­ют) «кри­ти­че­ской мас­сы» заня­тых такой дея­тель­но­стью поль­зо­ва­те­лей Интер­не­та. От акту­аль­ных, судя по зару­беж­но­му опы­ту, иссле­до­ва­тель­ских про­ек­тов неред­ко при­хо­ди­лось отка­зы­вать­ся или подол­гу ждать воз­мож­но­сти их осу­ществ­ле­ния, если отсут­ство­ва­ли оте­че­ствен­ные поль­зо­ва­те­ли Интер­не­та, кото­рые мог­ли бы быть испы­ту­е­мы­ми или респон­ден­та­ми.

К насто­я­ще­му вре­ме­ни про­бле­мы тако­го рода вста­ют реже, чем еще несколь­ко лет назад, ибо раз­ви­тие Руне­та про­ис­хо­дит чрез­вы­чай­но стре­ми­тель­но, если судить по посто­ян­но уве­ли­чи­ва­ю­ще­му­ся чис­лу под­клю­чен­ных ком­пью­те­ров, про­пуск­ной спо­соб­но­сти кана­лов свя­зи, коли­че­ству сай­тов, дина­ми­ке их посе­ще­ния или объ­е­му еди­ниц раз­ме­щен­ной на них инфор­ма­ции.

По неко­то­рым дан­ным, т.н. мак­си­маль­ная ауди­то­рия Интер­не­та в нашей стране в нояб­ре 1999 г. состав­ля­ла 5,7 мил­ли­о­на чело­век; прав­да, соглас­но дру­гим дан­ным, это коли­че­ство суще­ствен­но — в несколь­ко раз — мень­ше (Залес­ский, Спек­тор, 1999). Для целей пси­хо­ло­ги­че­ско­го иссле­до­ва­ния осо­бен­но суще­ствен­но, что оте­че­ствен­ным поль­зо­ва­те­лям доступ­ны (и доста­точ­но актив­но при­ме­ня­ют­ся) прак­ти­че­ски все име­ю­щи­е­ся в миро­вом Интер­не­те сер­вис­ные функ­ции, а соот­вет­ствен­но и спо­со­бы опо­сред­ство­ван­но­го Интер­не­том позна­ва­тель­но­го, ком­му­ни­ка­тив­но­го и игро­во­го пове­де­ния.

С само­го нача­ла про­во­ди­мые оте­че­ствен­ны­ми спе­ци­а­ли­ста­ми иссле­до­ва­ния бази­ро­ва­лись на пред­ло­жен­ной Л.С.Выготским тео­рии раз­ви­тия выс­ших пси­хи­че­ских функ­ций.

Интер­нет и WWW при этом пони­ма­ют­ся как слож­ные семи­о­ти­че­ские систе­мы, как высо­ко­раз­ви­тые уни­вер­саль­ные пси­хо­ло­ги­че­ские ору­дия, опо­сред­ству­ю­щие раз­но­об­раз­ные виды дея­тель­но­сти, осу­ществ­ля­е­мые в сотруд­ни­че­стве с Интер­не­том.

Тем самым сле­ду­ет при­знать, что иссле­до­ва­ния в дан­ной обла­сти опи­ра­ют­ся на проч­ный тео­ре­ти­че­ский фун­да­мент. В то же вре­мя эмпи­ри­че­ская рабо­та в обла­сти пси­хо­ло­гии Интер­не­та, как и в обла­сти пред­ло­жен­ной ранее О.К.Тихомировым пси­хо­ло­гии ком­пью­те­ри­за­ции, спо­соб­ству­ет фор­му­ли­ро­ва­нию неко­то­рых тео­ре­ти­че­ских обоб­ще­ний о каче­ствен­ном раз­ви­тии пси­хи­че­ских про­цес­сов, пре­об­ра­зо­ва­нии дея­тель­но­сти и лич­но­сти чело­ве­ка в усло­ви­ях при­ме­не­ния им совре­мен­ных инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий, кон­крет­ных пси­хо­ло­ги­че­ских меха­низ­мах раз­ви­тия и транс­фор­ма­ции лич­но­сти (Тихо­ми­ров, 1993; Баба­е­ва, Вой­скун­ский, 1998).

Задол­го до появ­ле­ния Интер­не­та и мас­со­во­го досту­па к гло­баль­ным ком­пью­тер­ным сетям на факуль­те­те пси­хо­ло­гии МГУ были про­ве­де­ны отдель­ные иссле­до­ва­ния, опи­ра­ю­щи­е­ся на ана­лиз дея­тель­но­сти поль­зо­ва­те­лей локаль­ных ком­пью­тер­ных сетей (Тихо­ми­ров и др., 1986) или на эпи­зо­ди­че­ские наблю­де­ния дея­тель­но­сти экс­пер­тов, участ­во­вав­ших в меж­ду­на­род­ной ком­пью­тер­ной теле­кон­фе­рен­ции (Вой­скун­ский, 1987).

На осно­ве этих ран­них работ в даль­ней­шем был осу­ществ­лен ряд иссле­до­ва­ний в обла­сти пси­хо­ло­гии Интер­не­та (Аре­сто­ва и др., 1996; Вой­скун­ский, 1991; Voiskunskii, 1995; Voiskounsky, 1999). В те же годы был раз­вер­нут меж­ду­на­род­ный иссле­до­ва­тель­ский про­ект VELHAM (Вели­хов-Хам­бург), посвя­щен­ный изу­че­нию спе­ци­фи­ки пси­хи­че­ско­го раз­ви­тия в усло­ви­ях при­ме­не­ния ком­пью­те­ров и ком­пью­тер­ных сетей. С аме­ри­кан­ской сто­ро­ны про­ект кури­ро­вал М.Коул (Кали­фор­ний­ский уни­вер­си­тет в Сан Диего), а с рос­сий­ской — А.В.Беляева (Инсти­тут пси­хо­ло­гии РАН). Деся­ти­лет­няя исто­рия это­го про­ек­та подроб­но опи­са­на в отче­те М.Коула (Cole, б/г). Резуль­та­ты дея­тель­но­сти меж­ду­на­род­но­го кол­лек­ти­ва неод­но­крат­но пуб­ли­ко­ва­лись (Беля­е­ва, Коул, 1991; Позна­ние и обще­ние, 1988). С исто­ри­ей выпол­нен­ных в СССР, а впо­след­ствии в Рос­сии пси­хо­ло­ги­че­ских иссле­до­ва­ний в обла­сти пси­хо­ло­гии Интер­не­та мож­но подроб­нее озна­ко­мить­ся в недав­но опуб­ли­ко­ван­ной обзор­ной рабо­те (Arestova et al., 1999).

В посвя­щен­ных Интер­не­ту и WWW тру­дах пред­ста­ви­те­лей гума­ни­тар­ных наук обри­со­вы­ва­ет­ся некая «соци­аль­ная вир­ту­аль­ная реаль­ность», про­сти­ра­ю­ща­я­ся, по выра­же­нию М.Коула (1997), в «пятом изме­ре­нии» и раз­де­лен­ная на отно­си­тель­но замкну­тые суб­про­стран­ства, запол­нен­ная хоро­шо или не очень хоро­шо систе­ма­ти­зи­ро­ван­ны­ми тек­ста­ми (от энцик­ло­пе­дий и архи­вов до част­ных запи­сок и песе­нок) и вер­баль­ны­ми либо визу­аль­ны­ми обра­за­ми (в том чис­ле — отчуж­ден­ны­ми от субъ­ек­та авто­про­ек­ци­я­ми реаль­ных либо мни­мых людей).

Актив­нее все­го иссле­ду­ет­ся «соци­аль­ное» изме­ре­ние — напри­мер, куль­тур­ные, язы­ко­вые и пси­хо­ло­ги­че­ские осо­бен­но­сти диа­ди­че­ско­го и груп­по­во­го вза­и­мо­дей­ствия, регу­ли­ру­ю­шие обще­ние и отно­ше­ния меж­ду уда­лен­ны­ми парт­не­ра­ми пра­ви­ла (т.н. netiquette), зако­но­мер­но­сти фор­ми­ро­ва­ния и харак­те­ри­сти­ки функ­ци­о­ни­ро­ва­ния скла­ды­ва­ю­щих­ся вир­ту­аль­ных общ­но­стей, прин­ци­пы само­вы­ра­же­ния лич­но­сти и изме­не­ния «сете­вой» иден­тич­но­сти, веро­ят­ность воз­ник­но­ве­ния «нар­ко­ти­че­ско­го» типа зави­си­мо­сти от Интер­не­та (т.н. Интер­нет-аддик­ции) и спо­со­бы тера­пии «аддик­тов», пара­диг­мы поку­па­тель­ско­го пове­ден­ния поль­зо­ва­те­лей Интер­не­та и их «отзыв­чи­вость» к реклам­ным воз­дей­стви­ям, сте­рео­ти­пы созда­ния и вос­при­я­тия соци­аль­ных объ­ек­тов в «кибер­про­стран­стве», стра­те­гии осу­ществ­ле­ния позна­ва­тель­ной дея­тель­но­сти в усло­ви­ях опе­ри­ро­ва­ния гипер­тек­сто­вы­ми струк­ту­ра­ми, пер­спек­ти­вы пере­но­са в реаль­ную дея­тель­ность при­об­ре­тен­ных в вир­ту­аль­ной реаль­но­сти навы­ков и уме­ний и т.д. и т.п. Тако­го рода про­бле­мам посвя­ще­ны ста­тьи в десят­ках тема­ти­че­ских сбор­ни­ков и жур­на­лов, в чис­ле кото­рых нема­ло элек­трон­ных пуб­ли­ка­ций.

При этом соци­аль­ные и пси­хо­ло­ги­че­ские послед­ствия при­ме­не­ния Интер­не­та оце­ни­ва­ют­ся доста­точ­но трез­во: наря­ду с пре­уве­ли­чен­но вос­тор­жен­ной оцен­кой зна­че­ния Интер­не­та для пси­хи­че­ско­го и сома­ти­че­ско­го здо­ро­вья мно­гих кате­го­рий поль­зо­ва­те­лей (ска­жем, для пере­жив­ших пси­хо­ло­ги­че­скую трав­му, для оди­но­ких людей или для инва­ли­дов), для соци­аль­но­го, эко­но­ми­че­ско­го и эко­ло­ги­че­ско­го раз­ви­тия реги­о­нов, для интен­си­фи­ка­ции про­цес­са обме­на мне­ни­я­ми в рам­ках все­мир­ной «элек­трон­ной дерев­ни» и т.п. в попу­ляр­ной и в науч­ной лите­ра­ту­ре пред­став­ле­ны и аль­тер­на­тив­ные дан­ные.

Напри­мер, обос­но­вы­ва­ет­ся мне­ние, соглас­но кото­ро­му актив­ное при­ме­не­ние ком­пью­тер­ных сетей не ведет к демо­кра­ти­за­ции про­цес­сов выра­бот­ки и при­ня­тия реше­ний в бюро­кра­ти­че­ских струк­ту­рах (Mantovani, 1994). Неод­но­крат­но заме­ча­лось, что на элек­трон­ные пись­ма, при­хо­дя­щие в орга­ни­за­ции, подол­гу — либо совсем — не отве­ча­ют, а поч­то­вые ящи­ки попу­ляр­ных людей ката­стро­фи­че­ски пере­пол­не­ны, так что им при­хо­дит­ся отка­зы­вать­ся от обще­ния посред­ством элек­трон­ной почты и орга­ни­зо­вы­вать нечто вро­де web-пор­та­лов.

В ходе про­ве­ден­но­го в уни­вер­си­те­те Кар­не­ги-Мел­ло­на (США) лон­ги­тюд­но­го иссле­до­ва­ния полу­че­ны дан­ные — пока что пред­ва­ри­тель­ные, — соглас­но кото­рым интен­сив­ное при­ме­не­ние Интер­не­та ведет к суже­нию соци­аль­ных свя­зей вплоть до оди­но­че­ства, сокра­ще­нию внут­ри­се­мей­но­го обще­ния, раз­ви­тию депрес­сив­ных состо­я­ний (Kraut et al., 1998). В нача­ле 2000 г. появи­лись све­де­ния об иссле­до­ва­нии, про­ве­ден­ном спе­ци­а­ли­ста­ми в Стан­форд­ском уни­вер­си­те­те в США, в ходе кото­ро­го были полу­че­ны во мно­гом ана­ло­гич­ные резуль­та­ты.

В недав­нее вре­мя выра­бо­та­но пред­став­ле­ние о т.н. Digital Divide — «диги­таль­ном рас­ко­ле» жите­лей США, зна­чи­тель­ная часть кото­рых в силу рас­сло­е­ния обще­ства (раз­ли­чий в дохо­дах, в соста­ве семьи, в про­ис­хож­де­нии, в уровне обра­зо­ва­ния и т.п.) не обла­да­ет пол­но­цен­ным досту­пом к Интер­не­ту. Начи­ная по край­ней мере с 1995 г., Наци­о­наль­ная адми­ни­стра­ция США по теле­ком­му­ни­ка­ци­ям и инфор­ма­ции (NTIA) про­во­дит иссле­до­ва­ния и орга­ни­зу­ет слу­ша­ния, в ходе кото­рых обос­но­вы­ва­ет­ся, что мате­ри­аль­ные аспек­ты досту­па к совре­мен­ным инфор­ма­ци­он­ным и ком­му­ни­ка­ци­он­ным тех­но­ло­ги­ям и часто сопро­вож­да­ю­щий их дефи­цит зна­ний усу­губ­ля­ют нера­вен­ство меж­ду людь­ми (www.ntia.doc.gov).

Могут быть при­ве­де­ны неко­то­рые дру­гие дан­ные, сви­де­тель­ству­ю­щие о нега­тив­ном воз­дей­ствии Интер­не­та на инди­ви­ду­аль­ную и груп­по­вую пси­хи­че­скую дея­тель­ность.

Пока­за­но, что при­ме­не­ние Интер­не­та может спо­соб­ство­вать аути­за­ции детей и под­рост­ков, вести к неадек­ват­ным эффек­там в про­цес­сах соци­аль­ной пер­цеп­ции и др. (Баба­е­ва, Вой­скун­ский, 1998).

В силу ска­зан­но­го оче­вид­но, что Интер­нет дол­жен занять отве­ден­ную для него соци­аль­ную нишу; неред­ко встре­ча­ю­щи­е­ся попыт­ки пере­оце­нить его зна­чи­мость для чело­ве­че­ства и для отдель­но­го чело­ве­ка нуж­да­ют­ся в кор­рек­ции.

К чис­лу при­ме­ров объ­ек­тив­но­го отно­ше­ния к пси­хо­ло­ги­че­ским послед­стви­ям при­ме­не­ния совре­мен­ных инфор­ма­ци­он­ных и ком­му­ни­ка­ци­он­ных тех­но­ло­гий может быть отне­се­на пози­ция все­мир­но извест­ных иссле­до­ва­те­лей пси­хо­ло­гии застен­чи­во­го пове­де­ния: отме­чая такие оче­вид­ные послед­ствия, как ослаб­ле­ние непо­сред­ствен­ных кон­так­тов меж­ду людь­ми и частич­ную заме­ну их опо­сред­ство­ван­ны­ми кон­так­та­ми, они при этом дела­ют ого­вор­ку, что «для неко­то­рых застен­чи­вых людей могут ока­зать­ся полез­ны­ми ано­ним­ность и воз­мож­ность осу­ществ­ле­ния струк­тур­но­го кон­тро­ля при вза­и­мо­дей­ствии посред­ством элек­трон­ной почты» (Henderson & Zimbardo, 1998).

Иссле­до­ва­ние пси­хо­ло­гии Интер­не­та — отно­си­тель­но новая область зна­ния, в кото­рой к насто­я­ще­му вре­ме­ни заня­ты срав­ни­тель­но немно­гие пси­хо­ло­ги. Зна­чи­тель­но более раз­ви­ты иссле­до­ва­ния опо­сред­ство­ван­ной Интер­не­том дея­тель­но­сти в дру­гих гума­ни­тар­ных нау­ках — социо­ло­гии, этно­гра­фии, иссле­до­ва­нии ком­му­ни­ка­тив­ных про­цес­сов и др. В тако­го рода иссле­до­ва­ни­ях неред­ко затра­ги­ва­ют­ся и соб­ствен­но пси­хо­ло­ги­че­ские про­бле­мы. Иссле­до­ва­ния струк­ту­ри­ро­ва­ны и про­те­ка­ют в рам­ках несколь­ких направ­ле­ний.

Так, наи­бо­лее тра­ди­ци­он­ны­ми и усто­яв­ши­ми­ся явля­ют­ся про­блем­ные обла­сти, извест­ные как CMC, или «опо­сред­ство­ван­ное ком­пью­те­ром обще­ние» (computer-mediated communication), и как CSCW, или «сов­мест­ная рабо­та при под­держ­ке ком­пью­те­ра» (computer supported collaborative work). В рам­ках отно­си­тель­но дав­но раз­ви­ва­ю­щей­ся про­бле­ма­ти­ки CMC доста­точ­но мно­го про­сто­ра для соб­ствен­но пси­хо­ло­ги­че­ских иссле­до­ва­ний; в рам­ках CSCW пси­хо­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния ведут­ся менее широ­ким фрон­том (наря­ду с этно­гра­фи­ей и эрго­но­ми­кой лишь отча­сти пред­став­ле­ны рабо­ты по соци­аль­ной пси­хо­ло­гии).

В сфе­ре т.н. communication research, или media research — что ино­гда пере­во­дит­ся как «ком­му­ни­ка­ти­ви­сти­ка» (Зем­ля­но­ва, 1995) — изу­ча­ет­ся спе­ци­фи­ка при­ме­не­ния людь­ми раз­но­об­раз­ных ком­му­ни­ка­тив­ных кана­лов, в том чис­ле Интер­не­та.

По тра­ди­ции доволь­но зна­чи­тель­ный объ­ем иссле­до­ва­ний, свя­зан­ных с пси­хо­ло­ги­ей Интер­не­та (и, есте­ствен­но, широ­ко выхо­дя­щих за рам­ки этой обла­сти), про­во­дит­ся в рам­ках направ­ле­ния, извест­но­го под наиме­но­ва­ни­ем Human-Computer Interaction (HCI) — «вза­и­мо­дей­ствие чело­ве­ка с ком­пью­те­ром». Тер­мин online research — «онлай­но­вые иссле­до­ва­ния» — пока что наи­бо­лее при­жил­ся в Гер­ма­нии, где есть одно­имен­ное науч­ное обще­ство и выпус­ка­ет­ся лите­ра­ту­ра под таким назва­ни­ем (Online…, 1999).

Рос­сия и дру­гие пост­со­вет­ские стра­ны запоз­да­ли и в раз­ви­тии Интер­не­та, и в иссле­до­ва­тель­ской актив­но­сти в обла­сти пси­хо­ло­гии Интер­не­та. Если Интер­нет в Рос­сии раз­ви­ва­ет­ся доволь­но интен­сив­но, то иссле­до­ва­тель­ская актив­ность в обла­сти пси­хо­ло­гии Интер­не­та еще не набра­ла темп.

Отдель­ные рабо­ты, выпол­нен­ные по боль­шей части энту­зи­а­ста­ми, не скла­ды­ва­ют­ся в пол­но­цен­ные иссле­до­ва­тель­ские про­грам­мы и широ­ко­мас­штаб­ные про­ек­ты; отсут­ству­ют регу­ляр­но орга­ни­зу­е­мые кон­фе­рен­ции, спе­ци­аль­но посвя­щен­ные пси­хо­ло­гии Интер­не­та — прав­да, для тако­го рода сооб­ще­ний нахо­дит­ся место на неп­си­хо­ло­ги­че­ских семи­на­рах и кон­фе­рен­ци­ях.

Нема­ло иссле­до­ва­тель­ских тем и направ­ле­ний иссле­до­ва­ния пред­став­ля­ют­ся пере­пек­тив­ны­ми, одна­ко вызва­ли у пси­хо­ло­гов при­скорб­но малый инте­рес. Вот неко­то­рые из них. Напри­мер, в чем при­вле­ка­тель­ность рабо­ты с ком­пью­те­ра­ми и при­ме­не­ния Интер­не­та детьми и под­рост­ка­ми? Како­ва пси­хо­ло­ги­че­ская спе­ци­фи­ка опо­сред­ство­ван­ной Интер­не­том ком­му­ни­ка­тив­ной, игро­вой и позна­ва­тель­ной дея­тель­но­сти?

Спе­ци­а­ли­ста­ми по пси­хо­ло­гии чте­ния и пони­ма­ния прак­ти­че­ски обой­ден вопрос о том, какие пси­хо­ло­ги­че­ские меха­низ­мы обес­пе­чи­ва­ют быст­рый про­смотр гипер­тек­сто­вых струк­тур чело­ве­ком (т.н. browsing — одно из клю­че­вых поня­тий для пси­хо­ло­гии Интер­не­та), каким обра­зом при этом осу­ществ­ля­ет­ся селек­ция, как отби­ра­ют­ся полезные/значимые/пертинентные эле­мен­ты и как при­ни­ма­ет­ся реше­ние о пере­хо­де к про­смот­ру сле­ду­ю­ще­го эле­мен­та.

Не до кон­ца про­яс­нен­ным оста­ет­ся пси­хо­ло­ги­че­ский ста­тус т.н. вир­ту­аль­ной реаль­но­сти и воз­мож­ной свя­зан­но­сти ее, напри­мер, с про­бле­ма­ти­кой изме­нен­ных состо­я­ний созна­ния и пси­хо­де­ли­че­ско­го опы­та.

Пра­во­мер­но ли утвер­жде­ние о «нар­ко­ти­че­ском типе зави­си­мо­сти от Интер­не­та» (т.н. Интер­нет-аддик­ции)? Неиз­вест­но, насколь­ко спра­вед­ли­во рас­про­стра­нен­ное убеж­де­ние, соглас­но кото­ро­му увле­че­ние ком­пью­тер­ны­ми игра­ми, и в осо­бен­но­сти роле­вы­ми груп­по­вы­ми игра­ми (т.н. MUD) сле­ду­ет объ­яс­нять исклю­чи­тель­но защит­ны­ми тен­ден­ци­я­ми и стрем­ле­ни­ем к эска­пиз­му.

Откры­тым оста­ет­ся вопрос о том, как отно­сить­ся к попыт­кам мно­гих поль­зо­ва­те­лей Интер­не­та менять иден­тич­ность и созда­вать мно­же­ствен­ную «сете­вую» иден­тич­ность. Интер­нет во мно­гом спо­соб­ству­ет раз­ви­тию соци­аль­но­го андер­гра­ун­да, мар­ги­на­ли­за­ции отдель­ных субъ­ек­тов и групп (хаке­ров, «кибер­пан­ков» и др.) — сле­ду­ет ли счи­тать это зако­но­мер­но­стью, или же это некий побоч­ный про­дукт при­ме­не­ния Интер­не­та?

Нако­нец, нуж­да­ет­ся в про­яс­не­нии часто посту­ли­ру­е­мая связь «куль­ту­ры Интер­не­та» с попу­ляр­ной куль­ту­рой пост­мо­дер­низ­ма.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Аре­сто­ва О.Н., Баба­нин Л.Н, Вой­скун­ский А.Е. (1996). Ком­му­ни­ка­ция в ком­пью­тер ных сетях: пси­хо­ло­ги­че­ские детер­ми­нан­ты и послед­ствия // Вест­ник Мос­ковск. Ун-та. Серия 14. пси­хо­ло­гия, № 4, с. 14–20.
  2. Баба­е­ва Ю.Д., Вой­скун­ский А.Е. (1998). Пси­хо­ло­ги­че­ские послед­ствия инфор­ма­ти­за­ции // Пси­хо­ло­ги­че­ский жур­нал, т. 19, № 1, с. 89–100.
  3. Беля­е­ва А.В., Коул М, (1991). Ком­пью­тер­но-опо­сред­ство­ван­ная сов­мест­ная дея­тель­ность и про­бле­ма пси­хи­че­ско­го раз­ви­тия // Пси­хо­ло­ги­че­ский жур­нал, т. 12, № 2, с. 145–152.
  4. Вой­скун­ский А.Е. (1987). Науч­ная ком­му­ни­ка­ция в усло­ви­ях авто­ма­ти­за­ции // Пси­хо­ло­ги­че­ские про­бле­мы авто­ма­ти­за­ции науч­но-иссле­до­ва­тель­ских работ / Под ред. М.Г.Ярошевского и О.К.Тихомирова. — М.: Нау­ка, с. 139–158.
  5. Вой­скун­ский А.Е. (1991). Рече­вая дея­тель­ность вхо­де ком­пью­тер­ных кон­фе­рен­ций // Вопро­сы пси­хо­ло­гии, № б, с. 142–147.
  6. Залес­ский П., Спек­тор М. (1999). Сколь­ко нас? Какие мы? Порт­рет рос­сий­ской Интер­нет-ауди­то­рии // Мир Internet, № 7–8, с. 42–44.
  7. Зем­ля­но­ва Л.М. (1995). Совре­мен­ная аме­ри­кан­ская ком­му­ни­ка­ти­ви­сти­ка. — М.: Изд-во МГУ.
  8. Коул М, (1998). Куль­тур­но-исто­ри­че­ская пси­хо­ло­гия. Нау­ка буду­ще­го. — М.: «Коги­то-Центр». — 432 с.
  9. Левин К, (2000), Тео­рия поля в соци­аль­ных нау­ках, — СПб: Речь. Позна­ние и обще­ние (1988). / Под ред. Б.Ф.Ломова, А.В.Беляевой, М.Коула. — М.: Нау­ка.
  10. Тей­яр де Шар­ден П. (1987). Фено­мен чело­ве­ка. — М.: Нау­ка.
  11. Тихо­ми­ров O.K. (1993). Инфор­ма­ци­он­ный век и тео­рия Л.С.Выготского // Пси­хо­ло­че­ский жур­нал, т. 14, № 1, с. 114–119.
  12. Тихо­ми­ров O.K., Баба­е­ва Ю.Д., Вой­скун­ский А.Е. (1986). Обще­ние, опо­сред­ство­ван­ное ком­пью­те­ром // Вест­ник Мос­ковск. ун-та. Серия 14, Пси­хо­ло­гия. № 3, с. 31–42.
  13. Arestova О., Babanin L., Voiskounsky A. (1999). Psychological research of computermediated communication in Russia // Behaviour and Information Technology, vol. 18(2), pp. 141–147.
  14. Cole М. (б/г). An experiment in computer-mediated cooperation between nations in conflict. The Velikhov-Hamburg project. 1985–1994. — Report, The Laboratory of Comparative Human Cognition. University of California, San Diego. La Jolla, California. — 153 p.
  15. Henderson L., Zimbardo Ph. (1998). Shyness // Friedman H.S. (ed.). Encyclopedia of Mental Health. — San Diego, CA: Academic Press. [WWW Document] URL, www.shyness.com/encyclopedia. html#VII
  16. Kraut R., Lundmark V., Patterson М., Kiesler S» Mukopadhyay Т., Scherlis W. (1998). Internet paradox: A social technology that reduces social involvement and psychological well-being? // American Psychologist, vol. 53(9), pp. 1017–1031.
  17. Mantovani G. (1994). Is computer-mediated communication intrinsically apt to enhance democracy in organizations? // Human Relations, vol. 47(1), pp. 45–62.
  18. Online… (1999). Online Research: Methoden, Anwendungen und Ergebnisse / В Batinic, A.Werner, L,Graef& W.Bandilla (eds.). Goettingen-Bern-Toronto-Seattle: Hogrefe-Verlag.
  19. Wallace P. (1999). The psychology of the Internet. — Cambridge University Press.
  20. Voiskunskii А.Е. (1995). The development of external means of communicative orientation // Journal of Russian and East European psychology, vol. 33, № 5, pp. 74–81.
  21. Voiskounsky А.Е. (1999). Internet: Culture, diversity and unification // Javnost — the Public. Journal of the European institute for communication and culture, vol. VI, № 4, pp. 53–65.

Источ­ник: 2-ая Рос­сий­ская кон­фе­рен­ция по эко­ло­ги­че­ской пси­хо­ло­гии. Тези­сы.
(Москва, 12–14 апре­ля 2000 г.). М.: Экоп­си­центр РОСС. — С. 240–245 / Сек­ция «Пси­хо­ло­ги­че­ские аспек­ты дея­тель­но­сти чело­ве­ка в Интер­нет-сре­де».

Об авторе

Алек­сандр Евге­нье­вич Вой­скун­ский — кан­ди­дат пси­хо­ло­ги­че­ских наук, стар­ший науч­ный сотруд­ник, заве­ду­ю­щий лабо­ра­то­ри­ей пси­хо­ло­гии интел­лек­ту­аль­ной дея­тель­но­сти и инфор­ма­ти­за­ции факуль­те­та пси­хо­ло­гии Мос­ков­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та.

Категории

Метки

Публикации

Общение

Cyberpsy.ru - первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии.
Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.