Авербух Н.В. Субъективный метод изучения особенностей переживания феномена присутствия

А

Фено­мен при­сут­ствия широ­ко пред­став­лен в иссле­до­ва­тель­ских ста­тьях и обзо­рах. Его про­яв­ле­ния пыта­ют­ся свя­зы­вать с когни­тив­ны­ми и лич­ност­ны­ми осо­бен­но­стя­ми, ищут­ся воз­мож­но­сти спо­соб­ство­вать пере­жи­ва­нию это­го явле­ния участ­ни­ка­ми вир­ту­аль­ных сред. Что сто­ит за фор­му­ли­ров­кой «быть там»?

Что имен­но чув­ству­ет чело­век, пере­жи­ва­ю­щий этот фено­мен, насколь­ко он «забы­ва­ет» о про­ис­хо­дя­щем вокруг него в реаль­ном мире, воз­мож­но ли одно­вре­мен­ное ощу­ще­ние сво­е­го нахож­де­ния в обо­их мирах: реаль­ном, где он нахо­дит­ся физи­че­ски, и вир­ту­аль­ном, куда он погру­жен за счет исполь­зо­ва­ния спе­ци­фи­че­ской тех­ни­ки, гене­ри­ру­ю­щей вир­ту­аль­ную реаль­ность?

Мож­но ли пред­по­ло­жить, что при пере­жи­ва­нии фено­ме­на при­сут­ствия в не вполне реа­ли­стич­ных мирах сме­ща­ют­ся пред­став­ле­ния о воз­мож­ном и невоз­мож­ном?

Ответ на эти вопро­сы может дать толь­ко опыт. В рам­ках дан­ной ста­тьи пред­ло­жен ана­лиз лич­но­го опы­та участ­ни­ков иссле­до­ва­ния, вза­и­мо­дей­ство­вав­ших с вир­ту­аль­ной реаль­но­стью.

Ана­лиз еди­нич­но­го отче­та об опы­те вза­и­мо­дей­ствия с раз­вле­ка­тель­ны­ми вир­ту­аль­ны­ми сре­да­ми пока­зы­ва­ет, что у чело­ве­ка, нахо­дя­ще­го­ся в вир­ту­аль­ной реаль­но­сти, могут изме­нять­ся пред­став­ле­ния о прав­до­по­до­бии тех или иных собы­тий. При­чем, ино­гда даже «память» о реаль­ном поло­же­нии дел не помо­га­ет пре­одо­леть воз­ни­ка­ю­щие эмо­ции (в опи­сы­ва­е­мом слу­чае – чув­ство стра­ха).

Так, напри­мер, участ­ни­ца, предо­ста­вив­шая пись­мен­ный само­от­чет, рас­ска­зы­ва­ет:

«Я пошла в клуб, в кото­ром дают побы­вать в вир­ту­аль­ной реаль­но­сти. Мне дали очки вир­ту­аль­ной реаль­но­сти и пар­ные… кон­трол­ле­ры. Джой­сти­ки такие, их дер­жишь в руках, и они в вир­ту­аль­ной реаль­но­сти чем-то ста­но­вят­ся. Там была застав­ка, неболь­шая пло­щад­ка, огра­ни­чен­ная вир­ту­аль­ны­ми про­зрач­ны­ми сте­на­ми, с двух сто­рон соот­вет­ству­ю­щи­ми реаль­ным сте­нам. Над голо­вой кос­мос, под нога­ми, на боль­шом рас­сто­я­нии – Зем­ля. Не мог­ла заста­вить себя подой­ти к краю плат­фор­мы – чув­ство­ва­ла силь­ный страх перед про­па­стью. Потом была игра, где надо меча­ми («вырос­ши­ми» из кон­трол­ле­ров) рубить взле­та­ю­щие фрук­ты. Кро­ме фрук­тов взле­та­ли бом­бы, о кото­рых было ска­за­но, что их рубить нель­зя. Несмот­ря на любо­пыт­ство, я так и не осме­ли­лась руба­нуть по бом­бе. Чув­ство­ва­ла опа­се­ние, что она взо­рвет­ся на самом деле. Игра, где голу­бым и оран­же­вым щитом надо было отби­вать летя­щие голу­бые и оран­же­вые мячи. Боя­лась уда­ра. Осо­бен­но боя­лась оран­же­вых мячей: они были цве­та огня, и я все вре­мя жда­ла, что они меня обо­жгут… Еще был под­вод­ный мир. Три режи­ма, посмот­ре­ла толь­ко два. Суть в том – сто­ишь на пло­щад­ке, чем актив­ней дви­жешь­ся, тем быст­рее про­ис­хо­дят собы­тия. В пер­вом режи­ме – выплы­ва­ли розо­вые меду­зы. Во вто­ром (я сто­я­ла на носу пото­нув­ше­го кораб­ля) – мимо про­плы­вал кит.

Меду­зы вызва­ли лег­кое опа­се­ние, кото­рое тре­бо­ва­ло что-то сде­лать, что­бы обез­опа­сить себя от ядо­ви­тых щупа­лец. Гово­ри­ла себе, что меду­зы нена­сто­я­щие, что я не мог­ла бы сто­ять в одеж­де под водой и спо­кой­но дышать, но все рав­но боя­лась. Оттал­ки­ва­ла их кон­трол­ле­ром (кото­рый обес­пе­чи­вал при­кос­но­ве­ние на неко­то­ром рас­сто­я­нии от руки, и, таким обра­зом, было ощу­ще­ние, что не рукой), что­бы изме­нить тра­ек­то­рию. Вста­ла, немно­го пря­чась за корал­ла­ми, что­бы не быть на линии их пла­ва­ния. Боль­шие меду­зы, про­плы­ва­ю­щие очень близ­ко, вызы­ва­ли нарас­та­ю­щие опа­се­ния. Кит вызвал дичай­ший испуг. Неку­да спря­тать­ся, кит огром­ный, боль­ше кораб­ля, совсем рядом, в любой момент может про­плыть не мимо, а… Даль­ше думать не хоте­лось. Пыта­лась вспом­нить все, что знаю о китах. Могут ли они ата­ко­вать пастью? Поче­му-то мор­га­ние гла­за тоже пугало.Когда кит про­плыл, был страх, что он уда­рит хво­стом по кораб­лю или по мне, сло­ма­ет или опро­ки­нет корабль, при­хлоп­нет меня…».

В этом отче­те вид­но оче­вид­ное про­ти­во­ре­чие меж­ду зна­ни­ем о реаль­ной ситу­а­ции, кото­рая была совер­шен­но без­опас­на, и впе­чат­ле­ни­я­ми вир­ту­аль­ной реаль­но­сти. Участ­ни­ца, даже напо­ми­ная себе о реаль­ном поло­же­нии дел, не мог­ла отвлечь­ся от опа­се­ний, что объ­ек­ты вир­ту­аль­ной сре­ды (кото­рые были бы дей­стви­тель­но опас­ны, будь они реаль­ны­ми) всту­пят с ней во вза­и­мо­дей­ствие и при­чи­нят дей­стви­тель­ный вред.

Опи­сан­ные впе­чат­ле­ния мож­но обо­зна­чить как отно­ся­щи­е­ся к про­стран­ствен­но­му или, ина­че гово­ря, сре­до­во­му при­сут­ствию, то есть к ощу­ще­нию чело­ве­ка, что он нахо­дит­ся внут­ри вир­ту­аль­ной сре­ды и может вза­и­мо­дей­ство­вать с ее объ­ек­та­ми.

Обра­ща­ет на себя вни­ма­ние тот факт, что, судя по тек­сту, велась толь­ко визу­аль­ная сти­му­ля­ция, одна­ко участ­ни­ца все рав­но опи­сы­ва­ет ожи­да­ние физи­че­ских столк­но­ве­ний с объ­ек­та­ми вир­ту­аль­ной сре­ды. У нее не было впе­чат­ле­ний внут­ри вир­ту­аль­ной сре­ды, кото­рые под­во­ди­ли бы к это­му ожи­да­нию (она не ощу­ща­ла при­кос­но­ве­ний к объ­ек­там сре­ды или объ­ек­тов сре­ды к ней). Одна­ко она как бы «достро­и­ла» их по ана­ло­гии со вза­и­мо­дей­стви­ем с реаль­ным миром. Мож­но пред­по­ло­жить, что вир­ту­аль­ный мир в этот момент стал для нее реаль­ным.

Ана­лиз отче­та о вза­и­мо­дей­ствии с раз­вле­ка­тель­ной вир­ту­аль­ной реаль­но­стью затруд­нен тем, что усло­вия это­го вза­и­мо­дей­ствия не кон­тро­ли­ро­ва­лись иссле­до­ва­те­лем, а сам отчет давал­ся в сво­бод­ной фор­ме, не поз­во­ля­ю­щей выде­лить опор­ные пунк­ты для выде­ле­ния тех или иных форм при­сут­ствия или спо­со­бов вза­и­мо­дей­ствия с вир­ту­аль­ной реаль­но­стью. Поэто­му такой отчет может исполь­зо­вать­ся толь­ко для под­го­тов­ки иссле­до­ва­ния.

Дан­ный отчет под­толк­нул к новой обра­бот­ке дан­ных, полу­чен­ных в ходе дру­го­го иссле­до­ва­ния (Авер­бух, Щер­би­нин, 2011; Averbukh, 2014), в кото­ром испы­ту­е­мым пред­ла­га­лись кон­тро­ли­ру­е­мые усло­вия поле­та на вир­ту­аль­ном вер­то­ле­те.

Современные подходы к изучению феномена присутствия

Фено­ме­ну при­сут­ствия посвя­ще­но боль­шое коли­че­ство пуб­ли­ка­ций, начи­ная с 1990‑х гг. Обзор работ кон­ца 1990 – нача­ла 2000‑х гг. уже делал­ся авто­ром и пред­став­лен в его рабо­те (Авер­бух, 2010). На дан­ный момент опуб­ли­ко­ван целый ряд обзо­ров более позд­них работ, свя­зан­ных с поня­ти­ем при­сут­ствия.

В рабо­те Hartmann с кол­ле­га­ми (Hartmann et al., 2015) пред­став­лен тео­ре­ти­че­ский обзор, а в рабо­те Laarni с соав­то­ра­ми (Laarni et al., 2015) обсуж­да­ют­ся мето­ды изме­ре­ния при­сут­ствия, а так­же пред­ла­га­ют­ся мето­ды, по сло­вам авто­ров, до сих пор неис­поль­зу­е­мые. Еще в одном тру­де (Skarbez et al., 2017) гово­рит­ся о погру­же­нии, о соци­аль­ном при­сут­ствии и со-при­сут­ствии как о спо­соб­но­сти быть где-то вме­сте, вос­при­ни­мать дру­гих людей и быть вос­при­ня­тым им, вза­и­мо­дей­ство­вать с ними. Там же ста­вит­ся вопрос о реа­лиз­ме и досто­вер­но­сти.

Авто­ры ссы­ла­ют­ся на Слей­те­ра (Mel Slater), пред­ло­жив­ше­го кон­цеп­цию иллю­зии места и иллю­зии прав­до­по­до­бия. Иллю­зия места близ­ка к поня­тию про­стран­ствен­но­го при­сут­ствия. Иллю­зия прав­до­по­до­бия свя­за­на с прав­до­по­до­би­ем про­ис­хо­дя­ще­го.

Напри­мер, вы нахо­ди­тесь в вир­ту­аль­ной биб­лио­те­ке. Иллю­зия места воз­ни­ка­ет, если вы види­те вокруг книж­ные пол­ки. Иллю­зия прав­до­по­до­бия – если вокруг тихо и спо­кой­но. А если там, напри­мер, шумят, то иллю­зия прав­до­по­до­бия нару­ша­ет­ся, так как биб­лио­те­ка – место, где долж­на под­дер­жи­вать­ся тиши­на.

Если погру­же­ние – это объ­ек­тив­ная осно­ва иллю­зии места, то долж­на быть такая же объ­ек­тив­ная осно­ва для иллю­зии прав­до­по­до­бия.

Близ­ко к это­му рас­суж­де­ние о пер­цеп­ци­он­ном (perceptual) и соци­аль­ном реа­лиз­ме как о важ­ных аспек­тах при­сут­ствия (Lombard, Jones, 2015).

Пер­цеп­ци­он­ный реа­лизм воз­ни­ка­ет, когда сре­да под­дер­жи­ва­ет дей­ствие в ней, когда отклик сре­ды вос­при­ни­ма­ет­ся как прав­до­по­доб­ный и адек­ват­ный. Соци­аль­ный реа­лизм отно­сит­ся к более обще­му поня­тию – когда про­изо­шед­шее в сре­де собы­тие прав­до­по­доб­но, когда оно может про­изой­ти в реаль­ном мире. В вир­ту­аль­ной сре­де может быть высо­кий пер­цеп­ци­он­ный и низ­кий соци­аль­ный реа­лизм.

Выде­ля­ют­ся три основ­ных под­хо­да к иссле­до­ва­нию при­сут­ствия: под­ход опо­сре­до­ван­но-объ­ек­тив­ной шко­лы, опо­сре­до­ван­но-субъ­ек­тив­ной шко­лы и под­ход шко­лы внут­рен­не­го при­сут­ствия (Sonnenfeld et al., 2016). Пер­вые две шко­лы опи­сы­ва­ют при­сут­ствие как суще­ствен­ный эле­мент в опо­сре­до­ван­ном опы­те. Тре­тья опи­сы­ва­ет при­сут­ствие как явле­ние, не тре­бу­ю­щее меди­аль­ных систем (тех­но­ло­гий вир­ту­аль­ной реаль­но­сти и т. п.).

Шко­лы опо­сре­до­ван­но­го при­сут­ствия опре­де­ля­ют при­сут­ствие как пер­цеп­тив­ную иллю­зию непо­сред­ствен­но­сти. Sonnenfeld с кол­ле­га­ми такой под­ход кри­ти­ку­ют, так как он не дает ответ на важ­ные вопро­сы: поче­му мы чув­ству­ем при­сут­ствие, како­ва его роль?

Ана­ло­гич­ные вопро­сы ста­вят и пред­ста­ви­те­ли шко­лы внут­рен­не­го при­сут­ствия С. Три­бер­ти и Дж. Рива (Triberti, Riva, 2016). Они так­же счи­та­ют, что шко­лы опо­сре­до­ван­но­го при­сут­ствия не отве­ча­ют на вопро­сы об эво­лю­ци­он­ной при­чине воз­ник­но­ве­ния фено­ме­на при­сут­ствия и его назна­че­нии.

Пред­ста­ви­те­ли тре­тьей шко­лы в сво­их рабо­тах опре­де­ля­ют фено­мен при­сут­ствия как созна­тель­ное чув­ство пре­бы­ва­ния во внеш­нем мире, как явле­ние, кон­тро­ли­ру­ю­щее раз­де­ле­ние на внут­рен­нее и внеш­нее (Riva, 2008; Waterworth, Waterworth, 2008; Riva et al., 2011, 2015; Riva, Mantovani, 2012; Riva, Waterworth, 2014; Waterworth, Riva, 2014; Waterworth et al., 2015; Triberti, Riva, 2016).

Они пред­ла­га­ют рас­смат­ри­вать при­сут­ствие как при­сут­ствие в любой сре­де, необя­за­тель­но создан­ной тех­но­ло­ги­ей вир­ту­аль­ной реаль­но­сти. При­сут­ствие рас­смат­ри­ва­ет­ся ими как цен­траль­ная часть созна­тель­ной мен­таль­ной жиз­ни (Waterworth et al., 2015).

Ощу­ще­ние при­сут­ствия, по мне­нию этих иссле­до­ва­те­лей, поз­во­ля­ет посто­ян­но адап­ти­ро­вать свою соб­ствен­ную дея­тель­ность к внеш­ней сре­де (Triberti, Riva, 2016). Этот под­ход свя­зан так­же с поня­ти­я­ми наме­ре­ний и дей­ствий – чем боль­ше сре­да поз­во­ля­ет осу­ществ­лять наме­ре­ний, пре­вра­щать их в дей­ствия, тем силь­нее пере­жи­ва­ние при­сут­ствия.

Ряд авто­ров дока­зы­ва­ют, что пси­хо­ло­гия при­сут­ствия свя­за­на с дей­стви­ем чело­ве­ка и его орга­ни­за­ци­ей в окру­жа­ю­щей сре­де (Riva et al., 2015). Пси­хо­ло­гия при­сут­ствия, по их мне­нию, свя­за­на с телом и про­цес­сом вопло­ще­ния. При­сут­ствие – это эво­лю­ци­он­ный про­цесс, свя­зан­ный с пони­ма­ни­ем и управ­ле­ни­ем при­чин­но-след­ствен­ной струк­ту­рой как физи­че­ско­го, так и соци­аль­но­го мира.

В рабо­те С. Три­бер­ти и Дж. Рива рас­ска­зы­ва­ет­ся о рабо­тах иссле­до­ва­те­лей шко­лы внут­рен­не­го при­сут­ствия, опи­сы­ва­ю­щих слож­ную струк­ту­ру при­сут­ствия, пони­ма­е­мо­го как при­сут­ствие в любой реаль­но­сти, в первую оче­редь, в обыч­ной, физи­че­ской, и толь­ко во вто­рую – в вир­ту­аль­ной (Triberti, Riva, 2016).

Эта модель опи­сы­ва­ет такие аспек­ты, как поток инфор­ма­ции от про­при­о­цеп­то­ров и энте­ро­цеп­то­ров, так как их обра­бот­ка поз­во­лит отде­лить внеш­нее от внут­рен­не­го. На их осно­ва­нии воз­ни­ка­ет про­то­при­сут­ствие, кото­рое поз­во­ля­ет отсле­жи­вать, явля­ет­ся ли мотор­ное наме­ре­ние пра­виль­но при­ни­ма­е­мым нашим соб­ствен­ным телом.

Эти авто­ры гово­рят о стержне Я, с кото­рым свя­за­но стерж­не­вое при­сут­ствие (гово­ря­щее о сен­сор­ном пере­жи­ва­нии сре­ды и о вза­и­мо­дей­ствии с его объ­ек­та­ми), и об авто­био­гра­фи­че­ском Я, кото­рое упо­ря­до­чи­ва­ет собы­тия в пер­со­наль­ных исто­ри­ях чело­ве­ка. На осно­ва­нии авто­био­гра­фи­че­ско­го Я воз­ни­ка­ет ожи­да­е­мое при­сут­ствие. Ожи­да­е­мое при­сут­ствие про­ве­ря­ет зна­чи­мость для лич­но­сти собы­тия во внеш­нем мире.

Обоб­щая при­сут­ствие в вир­ту­аль­ной сре­де и при­сут­ствие в реаль­ном мире, пред­ста­ви­те­ли шко­лы внут­рен­не­го при­сут­ствия ухо­дят от тако­го важ­но­го аспек­та при­сут­ствия, как факт иска­же­ния вос­при­я­тия окру­жа­ю­ще­го мира.

При­сут­ствие, пони­ма­е­мое сугу­бо как при­сут­ствие в вир­ту­аль­ной реаль­но­сти и обес­пе­чи­ва­е­мое тех­но­ло­ги­ей, заме­ня­ю­щей сти­му­лы реаль­но­го мира на вир­ту­аль­ные, пред­по­ла­га­ет раз­лич­ные вари­ан­ты иска­же­ния вос­при­я­тия, начи­ная от частич­ных сомне­ний в иллю­зор­но­сти вир­ту­аль­но­го сти­му­ла («опа­са­юсь, а вдруг бом­ба взо­рвет­ся») через одно­вре­мен­ное вос­при­я­тие себя в обо­их мирах («пони­маю, что море вир­ту­аль­ное, но все рав­но боюсь медуз») к пол­но­му «забве­нию» о реаль­ном мире.

Имен­но эти иска­же­ния и нало­же­ния пред­став­ля­ют собой яркий фено­мен, кото­рый нуж­да­ет­ся в подроб­ном изу­че­нии. При этом под­ход шко­лы внут­рен­не­го при­сут­ствия обра­ща­ет наше вни­ма­ние на такие важ­ные аспек­ты фено­ме­на при­сут­ствия, как наме­ре­ния и их вопло­ще­ние, а так­же воз­мож­но­сти их вопло­ще­ния, предо­став­ля­е­мые сре­дой.

Это осо­бен­но важ­но, так как вир­ту­аль­ные сре­ды обла­да­ют толь­ко теми воз­мож­но­стя­ми, кото­рые были зало­же­ны в них про­ек­ти­ров­щи­ком и неожи­дан­ное наме­ре­ние поль­зо­ва­те­ля, о кото­ром про­ек­ти­ров­щик не поду­мал, может остать­ся не вопло­ща­е­мым, невоз­мож­ным в кон­крет­ной сре­де.

Есть и дру­гие рабо­ты, в кото­рых при­сут­ствие рас­смат­ри­ва­ет­ся шире, чем при­сут­ствие в вир­ту­аль­ной сре­де. Напри­мер, Redaelli и Riva пред­по­ла­га­ют, что при­сут­ствие свя­за­но с успеш­ным осу­ществ­ле­ни­ем наме­ре­ний, с тем, что­бы чело­век чув­ство­вал себя успеш­ным авто­ром соб­ствен­ных дей­ствий (Redaelli, Riva, 2011).

Неко­то­рые авто­ры при­сут­ствие рас­смат­ри­ва­ют как лич­ност­ное состо­я­ние, воз­ни­ка­ю­щее и в реаль­ной, и в вир­ту­аль­ной сре­дах, а меди­а­цию – не толь­ко как тех­ни­ку созда­ния вир­ту­аль­ной реаль­но­сти, а, вооб­ще, как любую ситу­а­цию, в кото­рой дей­ствия реа­ли­зу­ют­ся опо­сре­до­ван­но. Поэто­му при­сут­ствие раз­би­ра­ет­ся ими на при­ме­ре вожде­ния авто­мо­би­ля, что­бы про­де­мон­стри­ро­вать гиб­кость дан­но­го под­хо­да (Gamberini, Spagnolli, 2015).

В рабо­тах дру­гих авто­ров (Lombard, Jones, 2015) выде­ля­ют­ся раз­но­вид­но­сти при­сут­ствия:

  • про­стран­ствен­ное (spatial), при­сут­ствие, пони­ма­е­мое как при­сут­ствие в том или ином про­стран­стве, то, что в более ран­них рабо­тах (Pettifer, 1999) назы­ва­ет­ся сре­до­вым (environmental);
  • соци­аль­ное (social), пони­ма­е­мое как сов­мест­ное при­сут­ствие в одном и том же про­стран­стве, а так­же как ощу­ще­ние рядом при­сут­ствия дру­гих людей;
  • Я‑присутствие (Self Presence), – это при­сут­ствие, воз­ни­ка­ю­щее, когда чело­век вос­при­ни­ма­ет тело, эмо­ции и/ или иден­тич­ность тех­но­ло­ги­че­ской вер­сии себя как свои соб­ствен­ные. Воз­мож­но, оно соот­вет­ству­ет опре­де­ле­нию лич­ност­но­го при­сут­ствия (personal presence) в более ран­них рабо­тах (Huang, Alessi, 1999; Pettifer, 1999; Insko, 2003).

Кро­ме того, упо­ми­на­ет­ся куль­тур­ное при­сут­ствие – когда чело­век само­го себя, дру­гих людей и объ­ек­ты вос­при­ни­ма­ет не толь­ко как нахо­дя­щи­е­ся во внеш­нем мире, но и вхо­дя­щи­ми в объ­еди­ня­ю­щую их куль­тур­ную сеть. И даже пара­при­сут­ствие, к кото­ро­му отно­сит­ся пере­жи­ва­ние при­сут­ствия рядом фан­том­но­го двой­ни­ка, при­зра­ка или некое рели­ги­оз­ное пере­жи­ва­ние.

Эти опре­де­ле­ния отли­ча­ют­ся исполь­зо­ва­ни­ем тер­ми­на «при­сут­ствие» (presence) как в ситу­а­ци­ях, когда сам пере­жи­ва­ю­щий при­сут­ствие ощу­ща­ет себя нахо­дя­щим­ся (при­сут­ству­ю­щим) в некой сре­де (про­стран­ствен­ной, куль­тур­ной, соци­аль­ной), так и в ситу­а­ции, когда он ощу­ща­ет чье-то при­сут­ствие рядом с собой (соци­аль­ное, куль­тур­ное или даже при­сут­ствие сверхъ­есте­ствен­но­го). Это созда­ет неко­то­рую неод­но­знач­ность в опре­де­ле­ни­ях.

Еще одна инте­рес­ная рабо­та (Riecke, Schulte-Pelkum, 2015) посвя­ще­на вза­и­мо­свя­зи при­сут­ствия и вос­при­я­тия соб­ствен­но­го дви­же­ния в вир­ту­аль­ной сре­де. В отли­чие от иссле­до­ва­те­лей шко­лы внут­рен­не­го при­сут­ствия, пред­по­ла­га­ю­щих, что вир­ту­аль­ная сре­да созда­ет без­гра­нич­ные воз­мож­но­сти, в здесь ука­зы­ва­ет­ся, что вир­ту­аль­ные сре­ды, напро­тив, огра­ни­че­ны, по срав­не­нию с реаль­но­стью, в част­но­сти, там очень затруд­не­но пере­дви­же­ние.

Авто­ры свя­зы­ва­ют при­сут­ствие и иллю­зор­ное соб­ствен­ное дви­же­ние в вир­ту­аль­ной сре­де. На экс­пе­ри­мен­таль­ном мате­ри­а­ле пока­зы­ва­ют, что при­сут­ствие свя­за­но с тем, как вос­при­ни­ма­ет­ся соб­ствен­ное дви­же­ние в вир­ту­аль­ной сре­де.

Фено­мен при­сут­ствия, вне зави­си­мо­сти от того, опре­де­ле­ни­ем какой шко­лы поль­зу­ет­ся иссле­до­ва­тель, пред­став­ля­ет собой субъ­ек­тив­ный опыт, в рам­ках кото­ро­го чело­век тем или иным обра­зом вза­и­мо­дей­ству­ет с окру­жа­ю­щей его реаль­но­стью.

Поэто­му инте­рес­но рас­смот­реть вза­и­мо­связь меж­ду пере­жи­ва­ни­ем это­го фено­ме­на чело­ве­ком и его эмо­ци­о­наль­ной сфе­рой.

Turner пред­ла­га­ет фило­соф­ский под­ход к при­сут­ствию (Turner, 2015). Он пишет, что чув­ства пред­ше­ству­ют позна­нию, поэто­му при­сут­ствие долж­но рас­смат­ри­вать­ся как эмо­ци­о­наль­ный фено­мен. При­сут­ствие может уси­лить эмо­ции, пере­жи­ва­е­мые при вза­и­мо­дей­ствии с вир­ту­аль­ной сре­дой или, напро­тив, пере­жи­ва­ние эмо­ций может спо­соб­ство­вать пере­жи­ва­нию фено­ме­на при­сут­ствия. Эта связь под­твер­жда­ет­ся резуль­та­та­ми иссле­до­ва­ний.

Пока­за­но, что на при­сут­ствие ока­зы­ва­ет вли­я­ние погру­же­ние, так и аффек­тив­ное содер­жа­ние (Baños et al., 2004). Если сре­да не спо­соб­на вызвать чув­ство при­сут­ствия, эмо­ци­о­наль­ные отве­ты могут быть низ­ки­ми, неза­ви­си­мо от эмо­ци­о­наль­но­го содер­жа­ния, предо­став­ля­е­мо­го сре­дой (Riva et al., 2007).

При­вле­че­ние эмо­ций во вза­и­мо­дей­ствие с вир­ту­аль­ной сре­дой может уве­ли­чить выра­жен­ность пере­жи­ва­ния фено­ме­на при­сут­ствия и имен­но эмо­ции помо­га­ют сгла­дить все недо­стат­ки сре­ды при ее про­ек­ти­ро­ва­нии (Bouvier, 2008).

Инте­ре­сен обзор работ, посвя­щен­ных этой про­бле­ма­ти­ке, сре­ди кото­рых есть рабо­ты, так­же дока­зы­ва­ю­щие суще­ство­ва­ние вза­и­мо­свя­зи меж­ду пере­жи­ва­ни­ем эмо­ций в вир­ту­аль­ной сре­де и пере­жи­ва­ни­ем фено­ме­на при­сут­ствия (Diemer, 2015).

Еще одна инте­рес­ная рабо­та посвя­ще­на изу­че­нию тре­пе­та – эмо­ции, воз­ни­ка­ю­щей при взгля­де на нечто необъ­ят­ное, к чему необ­хо­ди­мо при­спо­саб­ли­вать­ся (Chirico et al, 2017). Экс­пе­ри­мен­таль­ные дан­ные сви­де­тель­ству­ют о пре­иму­ще­ствах исполь­зо­ва­ния вир­ту­аль­ной реаль­но­сти при изу­че­нии тре­пе­та, с мето­до­ло­ги­че­ски­ми послед­стви­я­ми для изу­че­ния дру­гих эмо­ций.

Важ­ны­ми явля­ют­ся и рабо­ты, посвя­щен­ные изу­че­нию вза­и­мо­свя­зи фено­ме­на при­сут­ствия и пси­хо­ло­ги­че­ских харак­те­ри­стик участ­ни­ка вир­ту­аль­ной сре­ды. Неко­то­рые авто­ры основ­ной упор дела­ют на поня­тии про­стран­ствен­но­го при­сут­ствия, кото­рое пони­ма­ет­ся как пси­хо­ло­ги­че­ское состо­я­ние, обес­пе­чи­ва­е­мое тех­но­ло­ги­ей вир­ту­аль­ной реаль­но­сти (Sacau et al., 2008). Дру­гие – ана­ли­зи­ру­ют когни­тив­ные спо­соб­но­сти, лич­ност­ные чер­ты, ген­дер­ные фак­то­ры и выпол­не­ние рабо­ты (Sacau et al., 2008).

Пони­ма­ние роли отдель­ных фак­то­ров затруд­ня­ет­ся тем, что их воз­дей­ствие может варьи­ро­вать­ся от одно­го вида вир­ту­аль­ной реаль­но­сти к дру­гой.

Сре­ди оте­че­ствен­ных иссле­до­ва­ний сле­ду­ет осо­бо отме­тить рабо­ты Б.Б. Велич­ков­ско­го (Велич­ков­ский, 2014, 2016; Велич­ков­ский и др., 2016). В них пока­за­но, что такие мета­ко­гни­тив­ные про­цес­сы, как мони­то­ринг и кор­рек­ция оши­бок пре­ду­пре­жда­ют кибер­бо­лезнь, но могут предот­вра­тить так­же и появ­ле­ние при­сут­ствия, так как они при­во­дят к тому, что чело­век начи­на­ет обра­щать вни­ма­ние на низ­кую есте­ствен­ность вир­ту­аль­ных сце­на­ри­ев, (Велич­ков­ский, 2016).

Целе­на­прав­лен­ное изу­че­ние раз­ных пси­хо­ло­ги­че­ских фак­то­ров воз­ник­но­ве­ния чув­ства при­сут­ствия при­ве­дет не толь­ко к про­грес­су в постро­е­нии общеп­си­хо­ло­ги­че­ской тео­рии чув­ства при­сут­ствия, но и поз­во­лит нахо­дить эффек­тив­ные реше­ния фун­да­мен­таль­ных и при­клад­ных задач с исполь­зо­ва­ни­ем тех­но­ло­гий вир­ту­аль­ной реаль­но­сти (Велич­ков­ский, 2014).

Основные понятия и факторы

В рабо­тах шко­лы внут­рен­не­го при­сут­ствия про­сле­жи­ва­ет­ся тен­ден­ция к све­де­нию поня­тия при­сут­ствия в вир­ту­аль­ной реаль­но­сти к при­сут­ствию в реаль­ном мире. Одна­ко такое сме­ше­ние пред­став­ля­ет­ся не все­гда оправ­дан­ным.

Несмот­ря на то, что вир­ту­аль­ная реаль­ность как тех­но­ло­гия может дать воз­мож­но­сти, недо­ступ­ные в обыч­ной жиз­ни (полет, погру­же­ние на дно моря без аква­лан­га и т. п.), она по срав­не­нию с физи­че­ской реаль­но­стью явля­ет­ся не обо­га­щен­ной, а обед­нен­ной (Riecke, Schulte-Pelkum, 2015). 

В сре­дах вир­ту­аль­ной реаль­но­сти, как пра­ви­ло, нет так­тиль­ной состав­ля­ю­щей, совер­шен­но иная, чем в физи­че­ской реаль­но­сти, обрат­ная связь от про­при­о­цеп­ции, по-дру­го­му осу­ществ­ля­ет­ся пере­дви­же­ние по сре­де. Все воз­мож­но­сти зави­сят от мощ­но­сти ком­пью­те­ра, тех­но­ло­гии вво­да-выво­да, жела­ний и уме­ний раз­ра­бот­чи­ков и дизай­не­ров сре­ды.

Поэто­му хочет­ся под­черк­нуть, что при­сут­ствие в вир­ту­аль­ной реаль­но­сти – фено­мен, свя­зан­ный с иска­же­ни­ем вос­при­я­тия, с «согла­си­ем» поль­зо­ва­те­ля «быть там», в сре­де, в кото­рой не хва­та­ет воз­мож­но­стей для дей­ствия и обрат­ной свя­зи от объ­ек­тов.

В дан­ной рабо­те исполь­зу­ет­ся тер­ми­но­ло­гия, осно­ван­ная на обзо­ре, при­ве­ден­ном в более ран­ней рабо­те авто­ра (Авер­бух, 2010), допол­нен­ная в соот­вет­ствии с совре­мен­ным состо­я­ни­ем этой обла­сти.

Понятие присутствия и его компоненты

Под при­сут­стви­ем в дан­ной рабо­те пони­ма­ет­ся субъ­ек­тив­ное ощу­ще­ние нахож­де­ния «там», в вир­ту­аль­ной сре­де, в про­ти­во­по­лож­ность наблю­де­нию за объ­ек­та­ми и собы­ти­я­ми сре­ды со сто­ро­ны, «чув­ство при­сут­ствия мож­но оха­рак­те­ри­зо­вать как иллю­зию непо­сред­ствен­но­го вза­и­мо­дей­ствия с вир­ту­аль­ной сре­дой без осо­зна­ния того, что эта сре­да опо­сре­до­ва­на той или иной тех­но­ло­ги­ей предъ­яв­ле­ния.

«…Если чув­ство при­сут­ствия не воз­ни­ка­ет при рабо­те в вир­ту­аль­ной сре­де, то у поль­зо­ва­те­ля не воз­ни­ка­ет ощу­ще­ния того, что вир­ту­аль­ная сре­да пред­став­ля­ет для него новую локаль­ную реаль­ность» (Велич­ков­ский и др., 2016, С. 5–6).

Выде­ля­ют­ся основ­ные ком­по­нен­ты при­сут­ствия: погру­же­ние и вовле­чен­ность.

Вовле­чен­ность – это пси­хо­ло­ги­че­ское состо­я­ние, пере­жи­ва­е­мое как след­ствие сосре­до­то­че­ния вни­ма­ния на после­до­ва­тель­ном набо­ре сти­му­лов или обос­но­ван­но свя­зан­ных дей­ствий и собы­тий (Stanney, Salvendy, 1998; Pettifer, 1999; Sadowski, Stanney, 2002; Riva, 2008). 

Вовле­чен­ность зави­сит от того зна­че­ния, кото­рое чело­век при­да­ет сти­му­лам, дей­стви­ям или собы­ти­ям. Чем боль­ше чело­век сосре­до­та­чи­ва­ет­ся на сти­му­лах вир­ту­аль­ной сре­ды, тем боль­ше он ста­но­вит­ся вовле­чен­ным в опыт вир­ту­аль­ной сре­ды, и это уве­ли­чи­ва­ет чув­ство при­сут­ствия в вир­ту­аль­ной сре­де. То есть вовле­чен­ность – это осно­ва для пере­жи­ва­ния при­сут­ствия.

В обоб­ща­ю­щей ста­тье (Bouvier, 2008) вовле­чен­ность, в про­ти­во­по­лож­ность это­му, опи­сы­ва­ет­ся не как осно­ва для при­сут­ствия, а как резуль­тат рабо­ты опи­сан­ных в этой ста­тье пяти стол­пов-осно­ва­ний при­сут­ствия: погру­же­ния, вза­и­мо­дей­ствия, согла­со­ван­но­сти сен­со­мо­тор­ной пет­ли, эмо­ций и когни­тив­ных наук.

Вы вовле­ка­е­тесь, пото­му что цени­те погру­же­ние или пото­му, что в ходе вза­и­мо­дей­ствия с вир­ту­аль­ной реаль­но­стью воз­ни­ка­ют эмо­ции, кото­рые вам нра­вят­ся, при­ят­ны, или из-за ком­би­на­ции дру­гих стол­пов. Одна­ко в дан­ной рабо­те вовле­чен­ность будет рас­смат­ри­вать­ся как осно­ва для пере­жи­ва­ния при­сут­ствия.

Под погру­же­ни­ем пони­ма­ет­ся заме­на сти­му­лов реаль­но­го мира сти­му­ла­ми вир­ту­аль­но­го мира. Так, при пол­ном визу­аль­ном погру­же­нии посред­ством очков вир­ту­аль­ной реаль­но­сти чело­век не видит реаль­но­го мира (его засло­ня­ют очки), а видит перед собой вир­ту­аль­ный мир (пере­да­ва­е­мый на экра­ны очков).

Погру­же­ние напря­мую зави­сит от тех­ни­че­ско­го осна­ще­ния вир­ту­аль­ной реаль­но­сти, в част­но­сти, от того, насколь­ко плот­но при­ле­га­ют очки, и может быть непол­ным, если чело­век кра­ем гла­за видит объ­ек­ты реаль­но­го мира. 

Соглас­но (Bouvier, 2008), погру­же­ние дости­га­ет­ся посред­ством сти­му­ля­ции орга­нов чувств поль­зо­ва­те­ля, при кото­рой гене­ри­ру­ют­ся ощу­ще­ния, поз­во­ля­ю­щие вос­при­ни­мать вир­ту­аль­ную сре­ду.

Мож­но ска­зать, что цель погру­же­ния – «оку­нуть» поль­зо­ва­те­ля в вир­ту­аль­ную сре­ду, а метод – «про­сто» обма­ны­вать чув­ства поль­зо­ва­те­ля. На этой ста­дии нет речи о при­сут­ствии. Погру­же­ние вполне изме­ри­мо и объ­ек­тив­но.

Факторы присутствия и погружения

К фак­то­рам, вызы­ва­ю­щим погру­же­ние, отно­сят­ся:

  • Вос­при­я­тие себя вклю­чен­ным в вир­ту­аль­ную сре­ду, то есть ощу­ще­ние себя рас­по­ло­жен­ным внут­ри сре­ды, вза­и­мо­дей­ству­ю­щим с ее объ­ек­та­ми, вовле­чен­ным в про­ис­хо­дя­щие в ней собы­тия.
  • Есте­ствен­ные для поль­зо­ва­те­ля спо­со­бы вза­и­мо­дей­ствия с вир­ту­аль­ной сре­дой, управ­ле­ния ее объ­ек­та­ми и пере­ме­ще­ни­я­ми внут­ри нее. Напри­мер, воз­мож­ность ходить по вир­ту­аль­но­му про­стран­ству, брать инте­ре­су­ю­щий объ­ект рука­ми, изме­нять направ­ле­ние взгля­да за счет пово­ро­та голо­вы.
  • Вос­при­я­тие чело­ве­ком (он видит, ощу­ща­ет кине­сте­ти­че­ски) сво­е­го дви­же­ние сквозь вир­ту­аль­ную сре­ду. Напри­мер, про­ле­тая сквозь обла­ка над вир­ту­аль­ным горо­дом или сквозь вет­ки вир­ту­аль­но­го леса, пере­плы­вая вир­ту­аль­ное озе­ро.
  • Изо­ля­ции от физи­че­ской сре­ды, бла­го­да­ря кото­рой чело­век вос­при­ни­ма­ет толь­ко сти­му­лы, создан­ные ком­пью­те­ром, и не видит, не слы­шит, не чув­ству­ет вокруг себя реаль­ный мир. Если у поль­зо­ва­те­лей появ­ля­ет­ся впе­чат­ле­ние, что они нахо­дят­ся за пре­де­ла­ми моде­ли­ру­е­мой сре­ды и толь­ко загля­ды­ва­ют в нее, иммер­сив­ный эффект теря­ет­ся, даже если поль­зо­ва­те­ли при этом чув­ство­ва­ли себя вовле­чен­ны­ми в сре­ду, бла­го­да­ря предо­став­ле­нию после­до­ва­тель­но­го зна­чи­мо­го набо­ра сти­му­лов.

При­сут­ствие невоз­мож­но без погру­же­ния и вовле­чен­но­сти, зави­ся­щей от содер­жа­ния той сре­ды, с кото­рой в дан­ный момент вза­и­мо­дей­ству­ет чело­век, от про­ис­хо­дя­ще­го в ней (Stanney, Salvendy, 1998).

Выде­ля­ет­ся ряд фак­то­ров, вызы­ва­ю­щих непо­сред­ствен­но при­сут­ствие:

  • Непри­нуж­ден­ность вза­и­мо­дей­ствия. Чем про­ще осу­ществ­ля­ет­ся вза­и­мо­дей­ствие с вир­ту­аль­ной сре­дой, тем более выра­же­но при­сут­ствие.
  • Кон­троль поль­зо­ва­те­ля за собы­ти­я­ми в сре­де. При отсут­ствии кон­тро­ля поль­зо­ва­тель ощу­ща­ет себя посто­рон­ним наблю­да­те­лем.
  • Реа­ли­стич­ность изоб­ра­же­ния. Чем силь­нее реа­ли­стич­ность, тем боль­ше ощу­ще­ние при­сут­ствия.
  • Соци­аль­ные фак­то­ры. Нали­чие дру­гих людей в вир­ту­аль­ной сре­де, кото­рые при­зна­ют ее суще­ство­ва­ние, уве­ли­чи­ва­ет ощу­ще­ние при­сут­ствия.
  • Тех­ни­че­ские фак­то­ры опре­де­ля­ют­ся аппа­ра­ту­рой и про­грамм­ным обес­пе­че­ни­ем. Важ­на после­до­ва­тель­ность и струк­ту­ри­ро­ван­ность пред­став­ля­е­мой инфор­ма­ции. Так­же важ­на воз­мож­ность ока­зы­вать вли­я­ние на объ­ек­ты вир­ту­аль­ной сре­ды и вза­и­мо­дей­ство­вать с дру­ги­ми участ­ни­ка­ми. Устрой­ства вир­ту­аль­ной реаль­но­сти долж­ны быть удоб­ны­ми и эрго­но­мич­ны­ми, что­бы дис­ком­форт не отвле­кал поль­зо­ва­те­ля от вир­ту­аль­ной сре­ды (Harm, 2002; Pettifer, 1999; Sadowski, Stanney, 2002). Они долж­ны обес­пе­чить мак­си­маль­но есте­ствен­ное вза­и­мо­дей­ствие и согла­со­вы­вать дей­ствия поль­зо­ва­те­ля с тем, что он уви­дит в вир­ту­аль­ной сре­де (Bouvier, 2008).

Типы присутствия

Для дан­ной рабо­ты была выбра­на сле­ду­ю­щая клас­си­фи­ка­ция типов при­сут­ствия.

Сре­до­вое при­сут­ствие (англ. – environmental presence) – это сте­пень при­сут­ствия, в кото­рой вир­ту­аль­ная сре­да «при­зна­ет» суще­ство­ва­ние поль­зо­ва­те­ля и реа­ги­ру­ет на него (откли­ка­ет­ся на его дей­ствия) (Pettifer, 1999). Сего­дня обыч­но упо­треб­ля­ет­ся близ­кое к «сре­до­во­му при­сут­ствию» поня­тие «про­стран­ствен­ное при­сут­ствие», (Lombard, Jones, 2015), то есть при­сут­ствие, свя­зан­ное с про­стран­ства­ми и сре­да­ми, то состо­я­ние, в кото­ром чело­век осо­зна­ет себя в дру­гом мире.

Соци­аль­ное при­сут­ствие (англ. – social presence) воз­мож­но толь­ко в том слу­чае, когда в одну и ту же вир­ту­аль­ную сре­ду погру­же­но несколь­ко чело­век. Сего­дня ино­гда упо­треб­ля­ет­ся тер­мин «со-при­сут­ствие», как обо­зна­че­ние спо­соб­но­сти быть где-то вме­сте, вос­при­ни­мать дру­гих людей и быть вос­при­ня­тым ими, вза­и­мо­дей­ство­вать с ними (Skarbez et al., 2017). В рабо­те (Lombard, Jones, 2015) Соци­аль­ное при­сут­ствие быва­ет в двух фор­мах: сов­мест­ное при­сут­ствие, когда есть воз­мож­ность для вза­и­мо­дей­ствия, и при­сут­ствие дру­го­го рядом необя­за­тель­но с воз­мож­но­стью вза­и­мо­дей­ствия.

Лич­ное (или лич­ност­ное) при­сут­ствие (англ. – personal presence) – это сте­пень, в кото­рой чело­век чув­ству­ет себя нахо­дя­щим­ся в вир­ту­аль­ной сре­де, (Huang, Alessi, 1999; Insko, 2003; Pettifer, 1999). Сего­дня так­же упо­треб­ля­ет­ся близ­кий тер­мин Я‑присутствие (Self-Presence). Оно воз­ни­ка­ет, когда мы вос­при­ни­ма­ем тело, эмо­ции и/или иден­тич­но­сти тех­но­ло­ги­че­ской вер­сии себя как свои соб­ствен­ные, (Lombard, Jones, 2015).

Име­ют место так­же куль­тур­ное при­сут­ствие и пара­при­сут­ствие (Lombard, Jones, 2015), одна­ко в рам­ках дан­ной ста­тьи эти поня­тия раз­би­рать­ся не будут, посколь­ку основ­ное вни­ма­ние будет направ­ле­но на фено­мен при­сут­ствия, воз­ни­ка­ю­щий при вза­и­мо­дей­ствии чело­ве­ка с вир­ту­аль­ной реаль­но­стью.

Методика

Испытуемые

Для иссле­до­ва­ния были ото­бра­ны 18 чело­век, кото­рые в преды­ду­щем иссле­до­ва­нии авто­ром вза­и­мо­дей­ствия при­сут­ствия и выпол­не­ния интел­лек­ту­аль­ной зада­чи пока­за­ли пере­жи­ва­ние присутствия.(Авербух, Щер­би­нин, 2011 – далее – преды­ду­щее иссле­до­ва­ние)

В преды­ду­щем иссле­до­ва­нии участ­во­ва­ли 74 чело­ве­ка, из них 39 вхо­ди­ли в экс­пе­ри­мен­таль­ную груп­пу, решав­шую интел­лек­ту­аль­ную зада­чу (тест «Куби­ки Коса») в вир­ту­аль­ной реаль­но­сти, а 35 чело­век – в кон­троль­ную, решав­шую зада­чу на экране. Кро­ме это­го испы­ту­е­мым из обе­их групп дава­ли воз­мож­ность озна­ко­мить­ся с демон­стра­ци­он­ны­ми роли­ка­ми в вир­ту­аль­ной реаль­но­сти (полет на дра­коне, полет по ска­зоч­но­му лесу).

После реше­ния зада­чи и про­смот­ра демон­стра­ци­он­ных роли­ков испы­ту­е­мых опра­ши­ва­ли, испы­ты­ва­ли ли они фено­мен при­сут­ствия в ходе реше­ния зада­чи (толь­ко для экс­пе­ри­мен­таль­ной груп­пы), в ходе про­смот­ра демон­стра­ци­он­ных роли­ков или в про­шлом при про­смот­ре 3D кино.

По резуль­та­там опро­са были выбра­ны: 11 чело­век (4 муж­чи­ны и 7 жен­щин), вхо­див­ших в экс­пе­ри­мен­таль­ную груп­пу, решав­шую зада­чу в вир­ту­аль­ной реаль­но­сти.

7 чело­век (1 муж­чи­на и 6 жен­щин), вхо­див­ших в кон­троль­ную груп­пу, решав­шую зада­чу на экране ком­пью­те­ра.

Боль­шин­ство ото­бран­ных испы­ту­е­мых пока­за­ли себя спо­соб­ны­ми к пере­жи­ва­нию фено­ме­на при­сут­ствия.

Условия исследования в соответствии с теоретическими факторами

Нами была выбра­на попу­ляр­ная игра Grand Theft Auto: San-Andreas, в кото­рой при­сут­ству­ют и доста­точ­но бога­тый игро­вой мир, и воз­мож­ность летать на вер­то­ле­те с уме­рен­но-реа­ли­стич­ным «пове­де­ни­ем». Изоб­ра­же­ние пода­ва­лось на сте­рео­ско­пи­че­ские очки Emagin Visor Z800, исполь­зо­вав­ши­е­ся в преды­ду­щем иссле­до­ва­нии.

Испы­ту­е­мым пред­ла­га­лась воз­мож­ность летать над вир­ту­аль­ны­ми горо­дом, лесом и озе­ром в усло­ви­ях сла­бой облач­но­сти в мас­шта­бе вре­ме­ни 1 час=1 мину­та, начи­ная с полу­дня и закан­чи­вая деся­тью часа­ми вече­ра (так, что­бы вре­мя пре­бы­ва­ния в вир­ту­аль­ной реаль­но­сти зани­ма­ло не более 10 минут). В каче­стве кон­трол­ле­ра исполь­зо­вал­ся usb-джой­стик ThrustMaster Top Gun Fox 2 Pro.

При про­ек­ти­ро­ва­нии про­це­ду­ры иссле­до­ва­ния были при­ня­ты в рас­чет фак­то­ры, вызы­ва­ю­щие погру­же­ние и при­сут­ствие (с уче­том тех­ни­че­ских воз­мож­но­стей). Для того, что­бы испы­ту­е­мые мог­ли вос­при­нять себя вклю­чен­ны­ми в сре­ду, им предо­ста­ви­ли воз­мож­ность дей­ство­вать от пер­во­го лица, то есть во вре­мя поле­та испы­ту­е­мый не видел ни вер­то­ле­та, ни пер­со­на­жа, а как буд­то «сам летал над горо­дом».

Для обес­пе­че­ния есте­ствен­но­сти управ­ле­ния были забло­ки­ро­ва­ны мно­гие избы­точ­ные воз­мож­но­сти управ­ле­ния (выход из вер­то­ле­та, стрель­ба и т. п.), остав­ле­ны толь­ко основ­ные: накло­ны джой­сти­ка, управ­ля­ю­щие дви­же­ни­ем впе­ред-назад, впра­во-вле­во, кноп­ка набо­ра высо­ты. Так­же была предо­став­ле­на воз­мож­ность дви­гать­ся сквозь туман и сла­бую облач­ность, для уси­ле­ния ощу­ще­ния дви­же­ния сквозь сре­ду.

Посколь­ку очки Emagin Visor Z800 не обес­пе­чи­ва­ют пол­ную изо­ля­цию, в ком­на­те, где про­хо­ди­ло иссле­до­ва­ние, был выклю­чен верх­ний свет для сни­же­ния коли­че­ства отвле­ка­ю­щих зри­тель­ных сти­му­лов.

Кро­ме фак­то­ров погру­же­ния, были учте­ны фак­то­ры, обес­пе­чи­ва­ю­щие при­сут­ствие. Были созда­ны усло­вия, в кото­рых дей­ствие этих фак­то­ров уси­ле­но, и усло­вия, в кото­рых дей­ствия этих фак­то­ров ослаб­ле­но. Реа­ли­стич­ность при этом оста­ва­лась на одном уровне в тече­ние все­го иссле­до­ва­ния.

Испы­ту­е­мым с неболь­шим пере­ры­вом пред­ла­га­лось две серии. В одной они управ­ля­ли вер­то­ле­том сами, а в дру­гой – вер­то­ле­том управ­лял опе­ра­тор. Выбор поряд­ка предъ­яв­ле­ния осу­ществ­лял­ся слу­чай­ным обра­зом. Так же слу­чай­ным обра­зом в пас­сив­ной серии части испы­ту­е­мым мог­ла быть предо­став­ле­на воз­мож­ность давать опе­ра­то­ру коман­ды. В актив­ной серии у части испы­ту­е­мых наме­ре­но затруд­ня­лось управ­ле­ние джой­сти­ком.

Далее эти серии будут услов­но обо­зна­че­ны сле­ду­ю­щим обра­зом:

  • «пол­но­цен­ная актив­ность» (актив­ная серия с управ­ле­ни­ем поле­том без допол­ни­тель­но вне­сен­ных затруд­не­ний);
  • «актив­ность со сни­жен­ной чув­стви­тель­но­стью» (актив­ная серия, в ходе кото­рой управ­ле­ние поле­том затруд­ня­лось сни­жен­ной чув­стви­тель­но­стью джой­сти­ка»;
  • «полет с уст­ным управ­ле­ни­ем» (пас­сив­ная серия, в ходе кото­рой испы­ту­е­мый мог отда­вать опе­ра­то­ру коман­ды, куда лететь вер­то­ле­ту);
  • «полет без управ­ле­ния» (пол­но­стью пас­сив­ная серия, когда опе­ра­тор направ­лял вир­ту­аль­ный вер­то­лет по сво­е­му выбо­ру).

Таким обра­зом, осу­ществ­ля­лось управ­ле­ние сле­ду­ю­щи­ми фак­то­ра­ми при­сут­ствия:

  • непри­нуж­ден­ность вза­и­мо­дей­ствия мог­ла быть умень­ше­на за счет искус­ствен­но созда­ва­е­мых про­блем управ­ле­ния;
  • кон­троль поль­зо­ва­те­ля за собы­ти­я­ми сре­ды – поль­зо­ва­тель мог осу­ществ­лять кон­троль непо­сред­ствен­но, мог опо­сре­до­ван­но при помо­щи уст­ных команд, мог не осу­ществ­лять его вооб­ще;
  • соци­аль­ные фак­то­ры – хотя систе­ма не предо­став­ля­ла воз­мож­ность осу­ществ­лять вза­и­мо­дей­ствие с дру­ги­ми людь­ми внут­ри сре­ды, оно осу­ществ­ля­лось с помо­щью опе­ра­то­ра, управ­ля­ю­ще­го вер­то­ле­том по ука­за­ни­ям испы­ту­е­мо­го;
  • тех­ни­че­ские фак­то­ры – наме­рен­но созда­ва­е­мое неудоб­ство управ­ле­ния в части серий.

Испы­ту­е­мым дава­лось зада­ние: обле­теть город по коль­цам-мар­ке­рам, кото­рые были рас­по­ло­же­ны в небе. Одна­ко, если они сби­ва­лись с пути и теря­ли коль­ца или уле­та­ли в дру­гую сто­ро­ну, это не рас­смат­ри­ва­лось как неуда­ча. Основ­ным зада­ни­ем был сам полет и наблю­де­ние за откры­ва­ю­щи­ми­ся вида­ми.

Интервью: вопросы и обсуждение

После того, как завер­ша­лись обе серии, испы­ту­е­мым пред­ла­га­лись сле­ду­ю­щие вопро­сы:

  1. Опи­ши­те ваши ощу­ще­ния и впе­чат­ле­ния.
  2. Какое у вас настро­е­ние после «поле­та»?
  3. Было ли ощу­ще­ние поле­та, насколь­ко оно было реаль­но?
  4. Было ли ожи­да­ние столк­но­ве­ния?
  5. Был ли страх столк­но­ве­ния?
  6. Было ли жела­ние иссле­до­вать уви­ден­ное?
  7. Были ли дру­гие жела­ния и ожи­да­ния, свя­зан­ные со сре­дой?
  8. Где ощу­ща­ли себя: в воз­ду­хе, в вер­то­ле­те, в ком­на­те (в кото­рой про­хо­ди­ло иссле­до­ва­ние), одно­вре­мен­но в ком­на­те и в вер­то­ле­те?
  9. Кто, по ваше­му мне­нию, управ­лял вер­то­ле­том (в слу­ча­ях, когда вер­то­ле­том управ­лял опе­ра­тор)? (Вари­ан­ты: опе­ра­тор, пер­со­наж сре­ды, вер­то­лет управ­лял­ся сам собой).
  10. Как вос­при­ни­мал­ся опе­ра­тор, управ­ля­ю­щий поле­том? (Вари­ан­ты: участ­ник сре­ды, чело­век из дру­го­го – реаль­но­го мира, инстру­мент, не заду­мы­ва­лись).
  11. Где, по ваше­му мне­нию, был экс­пе­ри­мен­та­тор или экс­пе­ри­мен­та­тор и опе­ра­тор (в слу­чае само­сто­я­тель­но­го поле­та)? Рядом с вами в вер­то­ле­те? Рядом с вами в ком­на­те? Вы не дума­ли о них? Их, по ваше­му мне­нию, вовсе не было?
  12. Кем вы ощу­ща­ли себя: пер­со­на­жем игры, дру­гим чело­ве­ком, самим собой? Опи­ши­те.
  13. Пом­ни­ли ли вы, как ока­за­лись в воз­ду­хе?
  14. Было ли у вас ощу­ще­ние при­сут­ствия? В какой серии боль­ше: в пас­сив­ной, где вы наблю­да­ли за сво­им поле­том, или в актив­ной, где управ­ля­ли поле­том сами?

Пер­вые два вопро­са пред­ла­га­лись для того, что­бы испы­ту­е­мые мог­ли поде­лить­ся сво­и­ми впе­чат­ле­ни­я­ми, бла­го­да­ря им мож­но опре­де­лить, на что в первую оче­редь обра­ща­ет вни­ма­ние испы­ту­е­мый, что выде­ля­ет как важ­ное.

Тре­тий вопрос касал­ся реа­ли­стич­но­сти пере­жи­то­го. Пред­по­ла­га­лось, что он поз­во­лит испы­ту­е­мым соот­не­сти впе­чат­ле­ния, полу­чен­ные от вир­ту­аль­ной сре­ды, с впе­чат­ле­ни­я­ми от реаль­но­го мира.

В каж­дом кон­крет­ном слу­чае вопро­сы фор­му­ли­ро­ва­лись с уче­том пове­де­ния испы­ту­е­мо­го, наблю­де­ния за его реак­ци­я­ми. Неко­то­рые вопро­сы мог­ли быть не зада­ны или зада­ны в дру­гой фор­му­ли­ров­ке.

С чет­вер­то­го вопро­са начи­на­ют­ся пунк­ты, напря­мую каса­ю­щи­е­ся при­сут­ствия. С 4 по 8 сле­ду­ют «сре­до­вые» вопро­сы, то есть вопро­сы, уточ­ня­ю­щие, пере­жи­вал ли испы­ту­е­мый при­сут­ствие в вир­ту­аль­ной сре­де. Вопро­сы 4–7 каса­ют­ся впе­чат­ле­ний, полу­чен­ных от сре­ды. Эти вопро­сы уточ­ня­лись на осно­ва­нии наблю­де­ний за испы­ту­е­мы­ми: «Какие эмо­ции у вас вызы­ва­ло ожи­да­е­мое столк­но­ве­ние?», «Когда вы чуть не столк­ну­лись со сте­ной, что вы при этом ощу­ти­ли: страх, опа­се­ние санк­ций за ошиб­ку и т. п. ?»

Пред­по­ла­га­лось, что, если испы­ту­е­мый пере­жи­ва­ет сре­до­вое при­сут­ствие, он дол­жен испы­ты­вать страх перед столк­но­ве­ни­ем, ожи­дать, что у него будет воз­мож­ность потро­гать объ­ек­ты сре­ды и т. п. Если же испы­ту­е­мый не пере­жи­ва­ет при­сут­ствия, то он будет ждать скорее«игровых послед­ствий», напри­мер, окон­ча­ния «игры», «сни­же­ния бал­лов и т. п.

Вопрос номер 8 касал­ся сре­до­во­го при­сут­ствия как тако­во­го. Если испы­ту­е­мый ощу­ща­ет себя вне сре­ды (в ком­на­те), то сре­до­во­го при­сут­ствия он не испы­ты­ва­ет.

Вопро­сы с 9 по 11 каса­лись вос­при­я­тия испы­ту­е­мым дру­гих участ­ни­ков сре­ды (опе­ра­то­ра и экс­пе­ри­мен­та­то­ра). Так как в дан­ном иссле­до­ва­нии не было воз­мож­но­сти пол­но­цен­но создать при­сут­ствие дру­гих людей в той же сре­де, то вли­я­ние опе­ра­то­ра, управ­ля­ю­ще­го вер­то­ле­том в поло­вине серий, и экс­пе­ри­мен­та­то­ра, веду­ще­го наблю­де­ния, мог­ло, как спо­соб­ство­вать пере­жи­ва­нию соци­аль­но­го при­сут­ствия, так и отвле­кать от вир­ту­аль­ной сре­ды.

Вопро­сы 12 и 13, пред­по­ло­жи­тель­но, долж­ны отно­сить­ся к сфе­ре лич­ност­но­го при­сут­ствия – того, как испы­ту­е­мый в вир­ту­аль­ной сре­де вос­при­ни­ма­ет само­го себя. Ожи­да­лось, что при лич­ност­ном при­сут­ствии испы­ту­е­мый будет вос­при­ни­мать себя пер­со­на­жем игры или иным, вклю­чен­ным в вир­ту­аль­ный мир чело­ве­ком, а не самим собой.

Послед­ний завер­ша­ю­щий вопрос, с одной сто­ро­ны, поз­во­ля­ет испы­ту­е­мо­му обоб­щить свои пере­жи­ва­ния. С дру­гой сто­ро­ны, ответ на него мог пока­зать, насколь­ко кон­троль поль­зо­ва­те­ля явля­ет­ся важ­ным фак­то­ром для пере­жи­ва­ния при­сут­ствия.

Результаты и обсуждение

Пер­вич­ное опи­са­ние резуль­та­тов при­ме­не­ния мето­да интер­вью пред­став­ле­но в более ран­них рабо­тах авто­ра (Авер­бух, Щер­би­нин, 2011; Averbukh, 2014). В дан­ной ста­тье пред­став­лен ана­лиз наи­бо­лее ярких отве­тов испы­ту­е­мых.

При­ве­дем раз­бор четы­рех наи­бо­лее ярких слу­ча­ев. Отве­ты испы­ту­е­мых в таб­ли­цах пред­став­ле­ны в виде эмпи­ри­че­ских кате­го­рий и дослов­но­го при­ве­де­ния отдель­ных выска­зы­ва­ний (цити­ру­ет­ся по ауди­о­за­пи­си интер­вью). Кро­ме того, будут при­ве­де­ны дослов­ные отве­ты на вопро­сы, каса­ю­щи­е­ся неко­то­рых аспек­тов сре­до­во­го и соци­аль­но­го при­сут­ствия.

Срав­ним слу­чай с наи­бо­лее пол­ным пере­жи­ва­ни­ем всех видов при­сут­ствия и слу­чай с наи­мень­шим пере­жи­ва­ни­ем фено­ме­на при­сут­ствия.

Авербух Н.В. Субъективный метод изучения особенностей переживания феномена присутствия
Таб­ли­ца 1.

Полу­чен­ные резуль­та­ты поз­во­ля­ют опи­сать неко­то­рые воз­мож­ные вари­ан­ты пере­жи­ва­ния фено­ме­на при­сут­ствия.

В рас­смот­рен­ных при­ме­рах пред­став­ле­ны край­ние слу­чаи кон­тро­ля над собы­ти­я­ми сре­ды, воз­мож­ные в дан­ном иссле­до­ва­нии: испы­ту­е­мые или пол­но­стью управ­ля­ли собы­ти­я­ми или были пол­но­стью пас­сив­ный в каче­стве «пас­са­жи­ров».

Соци­аль­ные фак­то­ры на обо­их опи­сан­ных испы­ту­е­мых воз­дей­ство­ва­ли оди­на­ко­во, одна­ко в одном слу­чае вид­но, что испы­ту­е­мая вклю­чи­ла дру­гих людей в вир­ту­аль­ный мир, что поз­во­ли­ло сде­лать его бога­че и ярче, в дру­гом слу­чае это­го не про­изо­шло.

Инте­рес пред­став­ля­ет «раз­дво­ен­ность» обра­за дру­гих людей в актив­ной серии у испы­ту­е­мой 1: они были в ком­на­те в реаль­ном мире, а она нахо­ди­лась в вер­то­ле­те совер­шен­но одна, при этом мог­ла с ними общать­ся. Подоб­ное про­ти­во­ре­чие демон­стри­ро­ва­ли и дру­гие испы­ту­е­мые (ниже будет при­ве­ден дру­гой при­мер).

Пере­жи­ва­ния сре­до­во­го при­сут­ствия, по всей види­мо­сти, может дости­гать того уров­ня, когда чело­век при­пи­сы­ва­ет себе ощу­ще­ния, кото­рых в реаль­но­сти не испы­ты­ва­ет: полет, пла­ва­ние. Одна­ко такие яркие пере­жи­ва­ния могут сов­па­дать, как в опи­сан­ном слу­чае, с отсут­стви­ем стра­ха по пово­ду послед­ствий дей­ствий, в реаль­ном мире при­во­дя­щих к ката­стро­фе. Это осо­бен­но инте­рес­но с уче­том пове­ден­че­ско­го мето­да иссле­до­ва­ния при­сут­ствия (Harm, 2002), (Pettifer, 1999), (Sadowski, Stanney, 2002), при кото­ром имен­но откло­не­ние испы­ту­е­мо­го от опас­но­сти опре­де­ля­ет пере­жи­ва­ние им при­сут­ствия.

Ниже будут при­ве­де­ны при­ме­ры пере­жи­ва­ния стра­ха перед столк­но­ве­ни­я­ми у дру­гих испы­ту­е­мых. Текст при­во­дит­ся по ауди­о­за­пи­си интер­вью.

Испы­ту­е­мый 3 (нуме­ра­ция сквоз­ная, в поряд­ке упо­ми­на­ния в дан­ной рабо­те), у кото­ро­го пер­вая серия была «полет без управ­ле­ния», а вто­рая – «пол­но­цен­ная актив­ность»:

Было ли ощу­ще­ние поле­та? – «Да!. – Имен­но что испы­ту­е­мый летит? – «Ну… как… когда я вот… я управ­лял – да, вполне» – А когда не испы­ту­е­мый управ­лял? – «Когда не я?.. Ну, тут слож­нее. Я не могу тут ска­зать. Я как бы наблю­дал… и все, пожа­луй. Ме… ну… совер­шен­но… зна­чи­тель­но мень­ше вовле­чен­ность меня в про­цесс была и я как бы… как кино смот­ришь… Чуть-чуть, конеч­но, были эффек­ты, что.… но зна­чи­тель­но мень­ше!».

– Было ли ощу­ще­ние, что испы­ту­е­мый может с чем-то столк­нуть­ся в этой сре­де? – «О, да!.. Когда меня вози­ли – не было. В когда я летал, я пери­о­ди­че­ски да, вздра­ги­вал даже, когда вдруг… ну, там же… вер­то­лет… что­бы впе­ред лететь, нуж­но уткнуть­ся носом в зем­лю. Как взгля­нешь там!.. – бум! Бом! – так вздра­ги­ва­ешь. Ну, ниче­го так… Ну, да. Было ощу­ще­ние!» – Ждал ли испы­ту­е­мый столк­но­ве­ния или боял­ся? – «У меня было ощу­ще­ние, что надо посмот­реть, нет ли там чего . Ну, боя… в этом смыс­ле боял­ся, про­сто надо же посмот­реть, нет ли там чего, что­бы не столк­нуть­ся» . – А то, что испы­ту­е­мый вздра­ги­вал? – «Ну, пото­му что если неожи­дан­но что-то, ну да, раз! – и летишь впе­ред, повер­нул, а там бал­ка тебе на- встре­чу, какая-то еще крас­ная… вот это – оппа! – и быст­ро отво­ра­чи­ва­юсь… Ну да, в этом смыс­ле боял­ся, да. – Уточ­не­ние: был ли страх физи­че­ско­го столк­но­ве­ния, может быть, ирра­ци­о­наль­ный? Или это было по прин­ци­пу «не хочу столк­нуть- ся, пото­му что тогда будут пло­хие очки по игре»? – Ну… в основ­ном, вто­рое. Но чуть-чуть вот момент был . Когда… чуть- чуть вот… когда вот с той бал­кой… то есть дей­стви­тель­но сам вот… то есть ирра­ци­о­наль­но… ну, уже какие-то рефлек­сы дер… так вот, зна­ешь… смот­ришь на это, ну… что-то там тебе навстре­чу… надо отско­чить. Такие вот рефлек­сы. Уже несо­зна­тель­ные. Это вот было. То есть момент такой был. Немно­го, но был» – Воз­ни­ка­ло ли жела­ние иссле­до­вать уви­ден­ные объ­ек­ты? – «Да!.. Да, я хотел “бумк” сде­лать . Но я что-то как-то не решил­ся… вдруг все испор­чу… и за вер­то­лет пла­тить . Вот… Там было, было, было, то есть там был какой- то реклам­ный пла­кат, я даже думал завер­нуть посмот­реть, что там нари­со­ва­но, но решил, что так дол­го заво­ра­чи­вать на этой (нераз­бор­чи­во), что я забью поле-чу куда-нибудь даль­ше. Вот… Да, было инте­рес­но… но дета­ли­за­ция… дета­ли­за­ция в силу не очень высо­кая, поэто­му не очень инте­рес­но раз­гля­ды­вать объ­ек­ты. Вот… а так-то…»

Этот ответ осо­бен­но инте­ре­сен кажу­щей­ся про­ти­во­ре­чи­во­стью: испы­ту­е­мый одно­вре­мен­но гово­рит об отно­ше­нии к уви­ден­но­му как к игро­во­му, нена­сто­я­ще­му, и одно­вре­мен­но сооб­ща­ет о пере­жи­ва­нии стра­ха. Как и испы­ту­е­мая 1 в при­ве­ден­ном при­ме­ре, он хочет иссле­до­вать сре­ду посред­ством столк­но­ве­ний, но, в отли­чие от нее, не реша­ет­ся это­го сде­лать.

Тут же мож­но пока­зать еще два слу­чая, в кото­рых про­яв­ля­ет­ся про­ти­во­ре­чи­вое отно­ше­ние к пуга­ю­щим собы­ти­ям.

Испы­ту­е­мая 4, пер­вая серия – «пол­но­цен­ная актив­ность», вто­рая – «полет без управ­ле­ния»:

– Было ли ощу­ще­ние поле­та? – «Ну да». – Что имен­но испы­ту­е­мая летит, не про­сто видит пере­дви­же­ние изоб­ра­же­ния? – «Ну… чуть-чуть, навер­ное, да, было». – Было ли похо­же на насто­я­щий полет? – «Ну… на само­ле­тах когда ты летишь, ты смот­ришь в этот малень­кий иллю­ми­на­тор с двой­ны­ми таки­ми пла­сти­ко­вы­ми поца­ра­пан­ны­ми… “Где, ну, блин, (нераз­бор­чи­во, похо­же на ˝зем­ля˝)?.. ” Не, ну, вооб­ще, похо­же, конеч­но. Ну так. Чуть-чуть. Хоте­лось бы как раз, я гово­рю, чего бы мне хоте­лось – это поси­деть на само­ле­те в кабине пило­та!.. вот это да. Ну, на вер­то­ле­те теперь. Тоже заду­ма­лась. Я так-то летать про­сто люб­лю очень». Были ли ожи­да­ния от сре­ды? Какие? Столк­но­ве­ния со сте­ной, ветер в лицо, хлест­нут вет­ки?.. – «Ну, вот на стен­ку нале­теть мне совсем не хоте­лось». – Поправ­ка: вопрос не о жела­ни­ях, а о ожи­да­ни­ях – при сбли­же­нии со сте­ной, напри­мер, что сей­час про­изой­дет столк­но­ве­ние. – «Да. Там дере­во так, взя­ло, нари­со­ва­лось! Я так: “А‑а-а! Надо убрать­ся от него быст­ро!” То есть мыс­лей о том, что это вир­ту­аль­ная игруш­ка и я про­ле­чу сквозь дере­во, у меня не было. То есть оно когда появи­лось, мне рез­ко захо­те­лось уле­теть от него. Как-нибудь отвер­нуть… про­лезть».

– Это был страх?.. – «Не, ну, не физи­че­ски, конеч­но, все рав­но пони­ма­ла, что это игруш­ка. Не на сто про­цен­тов». – Был ли тут инстинк­тив­ный страх столк­но­ве­ния или страх сло­мать вер­то­лет, испор­тить игру, пока­зать себя неэф­фек­тив­ным игро­ком? – «Нет, ну… “Если я вде­ла­юсь в это дере­во, вер­то­лет упа­дет, и игруш­ка закон­чит­ся”. …Неже­ла­ние пре­кра­ще­ния». – Было ли неже­ла­ние пре­кра­ще­ние чув­ством, пере­жи­тым во вре­мя экс­пе­ри­мен­та, или оно доду­ма­но сей­час, а пер­вой реак­ци­ей было поско­рее?.. – (пере­би­ва­ет) «Пер­вой реак­ци­ей было, конеч­но, поско­рее. Это я сей­час думаю, ана­ли­зи­рую». – Инте­ре­су­ет пер­вая реак­ция, самая есте­ствен­ная. – «Отвер­нуть. Пре­пят­ствие, надо убрать­ся от него». – Хотя испы­ту­е­мая не может ска­зать чет­ко, что боя­лась вре­зать­ся физи­че­ски? – «Нет, я точ­но не боя­лась вре­зать­ся физи­че­ски. Это имен­но “Ой, пре­гра­да, надо отвер­нуть!” На авто­ма­те. От пре­гра­ды надо убрать­ся».

Здесь ана­лиз затруд­ня­ет тот факт, что в момент рас­ска­за на уже пере­жи­тые впе­чат­ле­ния вли­я­ет более позд­няя оцен­ка, чего невоз­мож­но избе­жать при рабо­те с субъ­ек­тив­ны­ми пере­жи­ва­ни­я­ми.

Одна­ко мож­но при­нять при­ве­ден­ную здесь раз­дво­ен­ность меж­ду «инстинк­тив­ным» стра­хом и логи­че­ским пони­ма­ни­ем нере­аль­но­сти собы­тий вир­ту­аль­ной сре­ды.

Ана­ло­гич­но испы­ту­е­мая 5, пер­вой сери­ей у кото­рой так­же была «пол­но­цен­ная актив­ность», а вто­рой – «полет без управ­ле­ния»:

– Был ли опыт поле­тов, если не на вер­то­ле­те, то на само­ле­те, пас­са­жи­ром? – «На само­ле­те была пас­са­жи­ром». – Похо­жи ли ощу­ще­ния? – «М‑м-м… я думаю, несрав­ни­мо про­сто». – Поче­му несрав­ни­мо? – «Там раз­ные впе­чат­ле­ния. Ну хотя бы, не знаю. Угол обзо­ра. Высо­та. Невоз­мож­ность из само­ле­та посмот­реть на то, что вни­зу про­ис­хо­дит, пото­му что сна­ча­ла ты сидишь при­стег­ну­тым, как при­ду­рок, и не дают смот­реть в окно, а потом смот­реть уже не на что. В самом само­ле­те ощу­ще­ние поле­та как-то… скра­ды­ва­ет­ся». – А тут ощу­ще­ние поле­та было? – «Было». – Были ли ожи­да­ния от сре­ды? – «Было». – Какие? – Я пока сама управ­ля­ла (пер­вая серия, «пол­но­цен­ная актив­ность»), я укло­ня­лась все вре­мя. Лови­ла себя на этом, воз­вра­ща­лась обрат­но (нераз­бор­чи­во)». – А от чего укло­ня­лась? – «М‑м-м… через что там пыта­лась летать?..» – Уточ­не­ние: вопрос не об объ­ек­тах, а об ожи­да­ни­ях, из-за кото­рых укло­ня­лась. Чего жда­ла, столк­но­ве­ния? – «Угу. Уда­ров по кор­пу­су (вер­то­ле­та)» – Какие чув­ства вызы­ва­ло – страх, оттор­же­ние, «сло­маю вер­то­лет», «испор­чу игру», «набе­ру пло­хие бал­лы» или «ой, меня сей­час стук­нет!»?.. – «М‑м-м… ну, вот “Ой, боже мой, сей­час меня стук­нет и я сло­маю вер­то­лет!” – Появ­лял­ся ли инстинк­тив­ный страх? – «Нет. Ну, есте­ствен­ной реак­ции было укло­нить­ся, но это не страх, а рефлекс, ско­рее». – То есть за рефлек­сом не сто­я­ло ника­ко­го стра­ха? – «Ну, стра­ха, что я сей­час упа­ду, разо­бьюсь и умру, не было». – Уточ­не­ние – инте­ре­су­ют не пред­по­ло­же­ния о послед­стви­ях паде­ния, а что испы­ты­ва­ла, когда рефлек­тор­но откло­ня­лась? – «Ну, жела­ние избе­жать столк­но­ве­ния в послед­ний момент, если мож­но так выра­зить­ся. Я про­во­ци­ро­ва­ла сама спе­ци­аль­но такие ситу­а­ции для пол­но­ты ощу­ще­ний, но потом вклю­чал­ся инстинкт само­со­хра­не­ния. В послед­нюю секун­ду это уже не помо­га­ло!»

В этих отве­тах раз­де­ля­ет­ся рефлек­тор­ная, инстинк­тив­ная реак­ция на рез­ко при­бли­жа­ю­щи­е­ся объ­ек­ты вир­ту­аль­ной сре­ды и страх как эмо­ция, в кото­рую испы­ту­е­мые вклю­ча­ют так­же ожи­да­ние послед­ствий того или ино­го собы­тия или поступ­ка.

В дан­ном иссле­до­ва­нии не были созда­ны пол­но­цен­ные усло­вия для пере­жи­ва­ния соци­аль­но­го при­сут­ствия, одна­ко, как пока­зы­ва­ет при­ве­ден­ный при­мер, при име­ю­щих­ся усло­ви­ях мож­но уви­деть, что вклю­че­ние дру­гих людей в вир­ту­аль­ное про­стран­ство воз­мож­но даже без исполь­зо­ва­ния допол­ни­тель­ных средств, то есть без пря­мо­го вза­и­мо­дей­ствия внут­ри сре­ды.

С дру­гой сто­ро­ны, воз­мож­но, напро­тив, исклю­че­ние дру­гих людей, когда они не вос­при­ни­ма­ют­ся как часть вир­ту­аль­но­го мира, в кото­рый поме­ща­ет себя испы­ту­е­мый, даже при том, что испы­ту­е­мый полу­ча­ет отве­ты на свои вопро­сы или сове­ты по пово­ду управ­ле­ния. Это пока­зы­ва­ют дру­гие отве­ты испы­ту­е­мой 5:

– Пом­ни­ла ли об экс­пе­ри­мен­та­то­ре и опе­ра­то­ре? – «М‑м-м… ино­гда вы дава­ли знать о себе зву­ка­ми, рез­ки­ми дви­же­ни­я­ми, кото­рые попа­да­ли в поле зре­ния, еще что-то… тогда да. Все осталь­ное вре­мя выклю­ча­ла» – А когда о чем-то спра­ши­ва­ла? – «М‑м-м… ну, с тем же успе­хом я мог­ла спра­ши­вать в пусто­ту вер­то­лет­ной каби­ны… рито­ри­че­ские вопро­сы!»

– А когда полу­ча­ла отве­ты? – «М‑м…» – С тем же успе­хом мог­ла отве­чать пусто­та вер­то­лет­ной каби­ны? – Смех. «… Когда мне гово­ри­ли, что нет, нель­зя или нет, не полу­чит­ся, это было очень обид­но, но очень на корот­кое вре­мя. Потом я пере­клю­ча­лась на что-нибудь дру­гое. » – А кто отве­чал? – «Черт его зна­ет, не пом­ню!» – То есть не соот­но­си­ла (отве­ча­ю­щих и лич­но­сти экс­пе­ри­мен­та­то­ра и опе­ра­то­ра)?. . А когда пом­ни­ла о них, где они нахо­ди­лись? – «М‑м-м… На сво­их местах!» – А где были места? – «В ком­на­те». – А испы­ту­е­мая – в вер­то­лет­ной кабине? – Смех. «…Я в ком­на­те! На пару секунд!» – То есть воз­вра­ща­лась в ком­на­ту, зада­ва­ла вопрос и воз­вра­ща­лась в вер­то­лет? – «Да».

В при­ве­ден­ном при­ме­ре вза­и­мо­дей­ствие с экс­пе­ри­мен­та­то­ром и опе­ра­то­ром «воз­вра­ща­ло» в реаль­ный мир, но не раз­ру­ша­ло пере­жи­ва­ние фено­ме­на при­сут­ствия.

Наи­бо­лее ярко в при­ме­ре, при­ве­ден­ном в таб­ли­це 1, выде­ля­ет­ся про­жи­ва­ние испы­ту­е­мой 1 лич­ност­но­го при­сут­ствия. Испы­ту­е­мая пока­зы­ва­ла, как отож­де­стви­ла себя с пер­со­на­жем, при­ду­ма­ла ему предыс­то­рию. Кро­ме нее, ни один испы­ту­е­мый так пол­но в вир­ту­аль­ный мир не погру­жал­ся.

Рас­смот­рим еще два ярких слу­чая цели­ком. Срав­ним при­ме­ры про­ти­во­ре­чи­во­го вос­при­я­тия, кото­рое может воз­ни­кать при пере­жи­ва­нии фено­ме­на при­сут­ствия.

Авербух Н.В. Субъективный метод изучения особенностей переживания феномена присутствия
Таб­ли­ца 2.

В этих при­ме­рах пока­за­ны про­ме­жу­точ­ные слу­чаи вли­я­ния фак­то­ра кон­тро­ля: мень­шая чув­стви­тель­ность джой­сти­ка к дей­стви­ям испы­ту­е­мо­го в актив­ной серии и воз­мож­ность отда­вать коман­ды голо­сом в актив­ной серии. Испы­ту­е­мые по-раз­но­му вос­при­ня­ли воз­мож­ность отда­вать коман­ды. Если испы­ту­е­мая 6 вос­при­ня­ла это как пас­сив­ность («я чув­ство­ва­ла, что от меня это не зави­сит»), то испы­ту­е­мая 7, напро­тив, вос­при­ня­ла это как обле­че­ние управ­ле­ния («сей­час ты вооб­ще не дума­ешь, то есть про­сто… гово­ришь и прак­ти­че­ски все выпол­ня­ет­ся и дела­ет­ся»). При этом искус­ствен­но вызван­ные затруд­не­ния дей­стви­тель­но пре­пят­ство­ва­ли пере­жи­ва­нию при­сут­ствия, вынуж­да­ю­щие испы­ту­е­мых заду­мать­ся и, в слу­чае с испы­ту­е­мой 6, осо­знать себя в реаль­ном мире, а в слу­чае с испы­ту­е­мой 7 – сосре­до­то­чить­ся на затруд­ни­тель­ном управ­ле­нии, а не на собы­ти­ях сре­ды.

Вли­я­ние соци­аль­ных фак­то­ров здесь пред­по­ла­га­лось иное, чем в преды­ду­щем при­ме­ре, посколь­ку испы­ту­е­мые мог­ли вза­и­мо­дей­ство­вать с опе­ра­то­ром, отда­вая ему коман­ды. Из таб­ли­цы 2 вид­но, что испы­ту­е­мая 6 то вклю­ча­ла опе­ра­то­ра в вир­ту­аль­ный мир, то выклю­ча­ла из него, а испы­ту­е­мая 7 «доду­ма­ла» голо­со­вое управ­ле­ние.

Для срав­не­ния, при­мер ана­ло­гич­но­го пере­жи­ва­ния (ответ при­во­дит­ся по ауди­о­за­пи­си интер­вью). Испы­ту­е­мая 8, пер­вая серия кото­рой была «полет с уст­ным управ­ле­ни­ем», а вто­рая – «пол­но­цен­ная актив­ность»:

– Где себя вос­при­ни­ма­ла – здесь, в ком­на­те, в вер­то­ле­те, в воз­ду­хе? – «Да». – В воз­ду­хе? – «Да. В вер­то­ле­те». – Кто управ­лял вер­то­ле­том? – «Я, голо­сом». – На что воз­дей­ство­вал голос? – «На дви­же­ние, кото­рое я виде­ла там». – А опе­ра­тор про­сто был рядом? – «М‑м-м‑м…» – Был ли там пилот? – «Я пилот, мой голос пилот». – То есть вто­ро­го чело­ве­ка, кото­рый бы управ­лял, не было? – «Нет. …как бы не чело­век, а меха­низм, кото­рым я пыта­юсь управ­лять, но…». – Мод­ный вер­то­лет с голо­со­вым управ­ле­ни­ем? – «Да, дада-да! Кото­рый не все­гда пони­ма­ет, что нуж­но делать, и мне нуж­но поточ­нее-поточ­нее, вро­де как “Да-да-да, туда!”, а вро­де как “Нет, не туда!” И мето­дом тыка вро­де как… попа­да­ет». – Но при этом экс­пе­ри­мен­та­тор и опе­ра­тор вос­при­ни­ма­лись как в про­стран­стве рядом с испы­ту­е­мой? –«Да». – А то, что опе­ра­тор здесь (сидел) с джой­сти­ком? – «Про­сто сидел».

Сре­до­вое при­сут­ствие в при­ве­ден­ном в таб­ли­це 2 при­ме­ре, по всей види­мо­сти, не очень вели­ко у испы­ту­е­мой 6, кото­рая вос­при­ни­ма­ет столк­но­ве­ния как ошиб­ки в игре, а не как реаль­ную опас­ность, но ярко пред­став­ле­но у испы­ту­е­мой 7, кото­рая не толь­ко испы­ты­ва­ла инте­рес к сре­де, но и страх перед столк­но­ве­ни­я­ми.

В при­ме­ре, при­ве­дён­ном в таб­ли­це 2, соци­аль­ное при­сут­ствие было у испы­ту­е­мой 6, одна­ко не такое яркое, как у испы­ту­е­мой 1 из пер­во­го при­ме­ра. Если испы­ту­е­мая 1 актив­но вклю­ча­ла дру­гих участ­ни­ков экс­пе­ри­мен­та в вир­ту­аль­ный мир, то испы­ту­е­мая 6 не уве­ре­на в точ­ном место­на­хож­де­нии и то ощу­ща­ет себя в реаль­ном мире рядом с дру­ги­ми участ­ни­ка­ми, то опе­ра­то­ра в каче­стве пило­та рядом с собой. Испы­ту­е­мая 7 не испы­та­ла соци­аль­но­го при­сут­ствия, игно­ри­руя опе­ра­то­ра как участ­ни­ка вза­и­мо­дей­ствия.

Лич­ност­но­го при­сут­ствия испы­ту­е­мые 6 и 7 не испы­та­ли.

При­ве­дем несколь­ко при­ме­ров, в кото­рых будет пока­за­но соот­но­ше­ние меж­ду вос­при­я­ти­ем сво­е­го место­на­хож­де­ния и место­на­хож­де­ния дру­гих людей.

Испы­ту­е­мая 9, пер­вая серия – «актив­ность со сни­жен­ной чув­стви­тель­но­стью», вто­рая – «полет с уст­ным управ­ле­ни­ем»:

– Опе­ра­тор вос­при­ни­мал­ся как пилот вер­то­ле­та? – «Да. Это да». – Где были опе­ра­тор и экс­пе­ри­мен­та­тор по ощу­ще­ни­ям испы­ту­е­мой? – «В пер­вый раз (актив­ность со сни­жен­ной чув­стви­тель­но­стью)… ощу­ще­ния в ком­на­те… во вто­рой раз («полет с уст­ным управ­ле­ни­ем») я раз­гра­ни­чи­ва­ла по ролям, что вот Саша (опе­ра­тор) в вер­то­ле­те, а ты (экс­пе­ри­мен­та­тор) в ком­на­те». – Вопрос, где в это вре­мя (во вре­мя вто­рой серии, когда опе­ра­тор, по мне­нию испы­ту­е­мой, был в вер­то­ле­те, а экс­пе­ри­мен­та­тор – в ком­на­те) нахо­ди­лась, по сво­им ощу­ще­ни­ям, испы­ту­е­мая? – «В вер­то­ле­те». – Все вре­мя, в обе­их сери­ях? – «Да. Ну, как… ну, вот частич­но. То есть я осо­зна­ва­ла, что… в общем-то я сижу в ком­на­те, у меня на гла­зах очки. Но… неко­то­рая часть при­сут­ству­ет в вер­то­ле­те. Ну, не неко­то­рая часть… я даже. Но это имен­но раз­гра­ни­че­ние». – То есть испы­ту­е­мая ощу­ща­ла себя одно­вре­мен­но и в ком­на­те, и в вер­то­ле­те? – «Ну, ско­рее по ощу­ще­ни­ям, я в вер­то­ле­те, но на самом деле я сижу в ком­на­те!» – А опе­ра­тор был все вре­мя в вер­то­ле­те, во вто­рой части («полет с уст­ным управ­ле­ни­ем»)? – «Да».

Здесь пока­за­но пере­жи­ва­ние, кото­рое мож­но обо­зна­чить как «мер­ца­ю­щее» (сре­до­вое) при­сут­ствие: испы­ту­е­мая 9 вос­при­ни­ма­ла себя то в вер­то­ле­те, то в ком­на­те. При этом она вклю­чи­ла опе­ра­то­ра, с кото­рым вза­и­мо­дей­ство­ва­ла во вто­рой, пас­сив­ной, серии, в вир­ту­аль­ный мир, соот­нес­ла его с пило­том и сохра­ни­ла пред­став­ле­ние о нахо­дя­щем­ся в ком­на­те экс­пе­ри­мен­та­то­ре.

Дру­гой при­мер «мер­ца­ю­ще­го» при­сут­ствия» – испы­ту­е­мый 10, пер­вая серия кото­ро­го была «полет с уст­ным управ­ле­ни­ем», а вто­рая – «актив­ность со сни­жен­ной чув­стви­тель­но­стью»:

– Где вос­при­ни­мал себя – здесь, в ком­на­те, или там, над горо­дом? – «Да как-то вот… не могу чет­ко ска­зать… вот… что-то сред­нее. И так, и так» – Может, в раз­ные момен­ты по-раз­но­му? – «То есть нет осо­зна­ния. Нет вот чет­ко­го осо­зна­ния, что вос­при­ни­мал здесь, нет чет­ко­го осо­зна­ния, что вос­при­ни­мал над горо­дом. Вот это самое ощу­ще­ние… какое-то вот… неопре­де­лен­ное… то есть я не могу ну вот так вот чест­но, если не выду­мы­вать сей­час, ска­зать, так или так. То ли не запом­ни­лось, то ли не было осо­зна­ния того или дру­го­го ощу­ще­ния…». – Где нахо­ди­лись дру­гие участ­ни­ки экс­пе­ри­мен­та (экс­пе­ри­мен­та­тор и опе­ра­тор)? – «Спра­ва и сле­ва (смех)». – Здесь, в ком­на­те? – «Здесь. Пери­о­ди­че­ски я вспо­ми­нал, что нахо­жусь в ком­на­те. Что вот, я голо­вой вер­чу, а все рав­но тол­ку ника­ко­го, Н. (экс­пе­ри­мен­та­тор) сидит рядом и видит, как я неле­по голо­вой вер­чу». – Как вос­при­ни­мал­ся опе­ра­тор? Пом­нил ли испы­ту­е­мый, что в ком­на­те сидит чело­век, кото­рый управ­ля­ет вер­то­ле­том? – «В прин­ци­пе, пом­нил. То есть… То есть я пом­нил, что все это управ­ля­ет­ся из ком­на­ты, джой­сти­ком, чело­ве­ком, кото­рый сидит за сто­лом… ну, и (нераз­бор­чи­во) вклю­чи­лось… меха­низм. . (нераз­бор­чи­во) было бы непло­хо пред­ста­вить в виде пило­та, будет забав­но. Вот. То есть такой вот одно­вре­мен­ный меха­низм. При этом осо­зна­ние, что чело­век сидит за сто­лом в ком­на­те, это было. Где-то одно­вре­мен­но я обра­щал вни­ма­ние, что я‑то смот­рю в очки, а он тут смот­рит на мони­тор». – Как опе­ра­тор соот­но­сил­ся с пило­том вер­то­ле­та? – «Тут роди­лось ассо­ци­и­ро­ва­ние, ско­рее. Поче­му бы и не про­ас­со­ци­и­ро­вать? Так весе­лее…»

В этом при­ме­ре вос­по­ми­на­ние о дру­гих участ­ни­ках экс­пе­ри­мен­та воз­ни­ка­ло в ситу­а­ции, когда испы­ту­е­мый осо­зна­вал себя в ком­на­те, то есть «терял» при­сут­ствие в вир­ту­аль­ной реаль­но­сти. Для срав­не­ния, вспом­ним похо­жий слу­чай с испы­ту­е­мой 5, кото­рая «воз­вра­ща­лась» в ком­на­ту каж­дый раз, когда вспо­ми­на­ла об опе­ра­то­ре и экс­пе­ри­мен­та­то­ре.

Испы­ту­е­мый 11, пер­вой сери­ей кото­ро­го была «актив­ность со сни­жен­ной чув­стви­тель­но­стью», а вто­рой – «полет без управ­ле­ния»:

– Где себя осо­зна­вал – в небе над горо­дом, в вер­то­ле­те или в ком­на­те? – «Ска­жем так: или в небе над горо­дом либо в ком­на­те. Как тако­вой вер­то­лет… я его (нераз­бор­чи­во) не видел, ника­ких там… ни кно­пок перед собой, ниче­го, есть толь­ко обзор и неко­то­рая сет­ка… ну, как бы, фоку­сы интер­фей­са. Вот… то, ско­рее… (нераз­бор­чи­во). Отдель­ная зада­ча… (нераз­бор­чи­во) …то есть либо я (нераз­бор­чи­во) дан­ную вир­ту­ал­ку… там летал. Вот… Если не летал, то был в ком­на­те. Но… стре­мил­ся». Где нахо­ди­лись дру­гие участ­ни­ки экс­пе­ри­мен­та (экс­пе­ри­мен­та­тор и опе­ра­тор)? – «Ска­жем, так… То, что я опи­сы­вал про впа­да­ние в вир­ту­ал­ку. Когда я туда впа­дал, то (вы) пол­но­стью исче­за­ли. Когда… ста­но­ви­лось более скуч­но – я про первую часть – то… что-то начи­на­ло (нераз­бор­чи­во) мая­чить. Во вто­рой части, когда… был (нераз­бор­чи­во) я пол­но­стью кон­тро­ли­ро­вал… насколь­ко хва­та­ло мое­го зре­ния… вот… и экран, и вас. Пото­му что я вас видел». Вос­при­ни­мал­ся ли пилот вер­то­ле­та иден­тич­но опе­ра­то­ру? – «М‑м-м… ско­рее иден­тич­но, хотя и не до кон­ца. То есть я пони­мал, что он летун, что у него есть опыт, что… как он полетит…м‑м-м… с моста­ми было одно­знач­но, что он столк­нет­ся. Сам хотел. Но не успел. Под мостом. Вот… то есть… повли­я­ло… зна­ние этой инфор­ма­ции… неболь­шая… повли­я­ло… вот… если бы я его не видел, то есть… если бы там чело­век за стен­кой управ­лял… то ско­рее все­го, я бы ина­че его вос­при­ни­мал». – Тогда поче­му испы­ту­е­мый гово­рит «не до кон­ца»? Чего не хва­та­ло? – «Пото­му что я неко­то­рой частью все рав­но был в вир­ту­ал­ке, и там пило­та не было. Вот… Плюс меха­низм… очень под­стро­е­но реа­ги­ру­ет. И там как бы вот. То есть там бол­тан­ка как была… с кото­рой (нераз­бор­чи­во) не все­гда справ­лял­ся. Поэто­му… не пол­но­стью полу­ча­лось (нераз­бор­чи­во)». – С чем ассо­ци­и­ро­ва­лась та часть, кото­рая не ассо­ци­и­ро­ва­лась с опе­ра­то­ром? – «С вер­то­ле­том. Да, то есть ско­рее с меха­низ­мом, чем с лич­но­стью».

Здесь мож­но уви­деть не толь­ко «мер­ца­ю­щее» сре­до­вое при­сут­ствие, но и неод­но­знач­ное соци­аль­ное при­сут­ствие. Испы­ту­е­мый 11 пря­мо ука­зы­ва­ет, что для пол­но­цен­но­го соци­аль­но­го при­сут­ствия ему не хва­та­ло ава­та­ра пило­та в вер­то­ле­те. Испы­ту­е­мый 3, чьи отве­ты уже при­во­ди­лись выше (пер­вая серия – «полет без управ­ле­ния», а вто­рая – «пол­но­цен­ная актив­ность»):

– Где себя ощу­щал – здесь, в ком­на­те или там, над горо­дом? – «Ну… в какой-то момент увле­кал­ся, когда сам… управ­лял… увле­кал­ся… пожа­луй даже луч­ше… так ска­зать… по срав­не­нию с тем, что я (нераз­бор­чи­во), гля­дя про­сто в экран, пожа­луй даже вовле­чен­ность такая была даже выше и достиглась лег­че быст­рее, чем обыч­но, когда я про­сто играю… вот… – То есть ощу­щал себя лета­ю­щим над горо­дом? – «Ну, момен­та­ми…» – Когда наблю­дал (пер­вая серия, «полет без управ­ле­ния»), чув­ство­вал себя в ком­на­те? – «Да, вполне. Я еще в то вре­мя мог как-то даже… ну, там очки не пол­но­стью… я смот­рел-смот­рел на вас… кра­ем гла­за… ну, кста­ти, на тебя (экс­пе­ри­мен­та­то­ру) я погля­ды­вал кра­ем гла­за, даже когда увле­чен­но очень летал, то есть ты такая была… (нераз­бор­чи­во). Вот… А тебя не видел (опе­ра­то­ру). Вот. Да, я на тебя погляд… ты пери­о­ди­че­ски махал рука­ми, я вспом­нил, да-да-да! У меня еще… я еще летал и думал, что… ну, меж­ду тем, что, ну, меж­ду, ну, вы по-любо­му сза­ди зна­ка­ми пере­го­ва­ри­ва­е­тесь… вот… Да, это я вспом­нил». – Где были экс­пе­ри­мен­та­тор и опе­ра­тор? Пом­нил ли испы­ту­е­мый, что они где-то есть? – «Ну да. Но я в какой-то момент понял, что вы не отве­ти­те на мои вопро­сы… вам запре­ще­но и все такое… рас­по­ряд­ком. И я решил, что тогда… не знаю! Под конец увлек­ся уже и обо всем забыл, да!.. А так…где-то посе­ре­дине… ну, в общем-то пони­мал, что вы где-то рядом сиди­те. Это совер­шен­но орга­нич­но сов­ме­ща­лось с тем, что я там летаю!.. » – То есть опе­ра­тор и экс­пе­ри­мен­та­тор рядом с испы­ту­е­мым в ком­на­те, а сам он над горо­дом? – «Да. Я мог совер­шен­но летать и (нераз­бор­чи­во)». – Кто управ­лял вер­то­ле­том во вре­мя пер­вой серии? – «Совер­шен­но точ­но… (ука­зы­ва­ет на опе­ра­то­ра). Я не знаю это­го чело­ве­ка!»

В этом при­ме­ре мож­но уви­деть, как «мер­ца­ю­щее» сре­до­вое при­сут­ствие соче­та­ет­ся с отсут­стви­ем соци­аль­но­го при­сут­ствия, если пони­мать под ним сов­мест­ное при­сут­ствие (со-при­сут­ствие) в вир­ту­аль­ной сре­де . 

И послед­ний при­мер «мер­ца­ю­ще­го» сре­до­во­го при­сут­ствия, испы­ту­е­мый 12, пер­вой сери­ей кото­ро­го была «актив­ность со сни­жен­ной чув­стви­тель­но­стью», а вто­рой – «полет с уст­ным управ­ле­ни­ем»:

– Где был – здесь, в ком­на­те или там, в вер­то­ле­те? – «Боль­шую часть вре­ме­ни я был там… ско­рее. Но… слу­чил­ся пару раз такой момент, что я голо­ву пово­ра­чи­ваю, и у меня в боко­вом зре­нии экран. Вот… Тогда… я пони­мал, что вот, а‑а-а, все-таки тут. Ну, и… ино­гда тоже… ну, боко­вым зре­ни­ем вос­при­ни­мал когда, тогда… ну, тогда… здесь… Стук. В дверь (нераз­бор­чи­во: там еще был еще). – Это как-то сби­ва­ло? Раз­дра­жа­ло? Выдер­ги­ва­ло из того мира? – «Ну, стук меня раз­дра­жал. Вот… а так – нет, не осо­бо» – Это в обе­их сери­ях? Или в пер­вой? – «В пер­вой («актив­ность со сни­жен­ной чув­стви­тель­но­стью») сту­ка не было». – А боко­вое зре­ние? – «Боко­вое зре­ние в обо­их слу­ча­ях было, ну… оди­на­ко­во». – Летал испы­ту­е­мый или вер­то­лет? – «Вер­то­лет». – А испы­ту­е­мый был в вер­то­ле­те? – «Да. … Я так не летаю!» – Где были экс­пе­ри­мен­та­тор и опе­ра­тор? – «Ну… вот… тебя (экс­пе­ри­мен­та­то­ру) не было. А во вто­рой серии (полет с уст­ным управ­ле­ни­ем) вот, как буд­то рядом чело­век, кото­рый управ­ля­ет» – То есть он был рядом с испы­ту­е­мым в вер­то­ле­те? – «Да».

Здесь испы­ту­е­мый 12 ощу­щал себя в основ­ном в вир­ту­аль­ном про­стран­стве, что нару­ша­лось отвле­ка­ю­щи­ми фак­то­ра­ми, одна­ко соци­аль­ное при­сут­ствие, пони­ма­е­мое как сов­мест­ное при­сут­ствие в вир­ту­аль­ной сре­де пере­жи­ва­лось в пол­ной мере: опе­ра­тор вос­при­ни­мал­ся испы­ту­е­мым 12 как чело­век, нахо­дя­щий­ся рядом с ним в вер­то­ле­те и управ­ля­ю­щий им.

Изу­че­ние отве­тов испы­ту­е­мых созда­ет мате­ри­ал для осмыс­ле­ния и даль­ней­ше­го уточ­не­ния тео­ре­ти­че­ских поня­тий. Сре­до­вое (про­стран­ствен­ное) при­сут­ствие высту­па­ет не как одно­знач­ное состо­я­ние «там», но как целый спектр состо­я­ний, начи­на­ю­щий­ся от «какой-то частью себя я был в вир­ту­аль­ной сре­де» через «ощу­щал себя и в вир­ту­аль­ной сре­де, и в реаль­ном мире» к «был в вир­ту­аль­ной сре­де, забыв про реаль­ную». Но и даже это опи­са­ние не учи­ты­ва­ет всех нюан­сов. Как вид­но из отве­тов испы­ту­е­мых, в одних слу­ча­ях отвле­ка­ю­щие фак­то­ры могут игно­ри­ро­вать­ся пол­но­стью сосре­до­то­чен­ном на собы­ти­ях сре­ды испы­ту­е­мом, в дру­гих вклю­чать­ся в сре­ду, в тре­тьих – пре­ры­вать пере­жи­ва­ние фено­ме­на при­сут­ствия, «воз­вра­щая» в реаль­ный мир», при­чем одни тут же «воз­вра­ща­ют­ся» в вир­ту­аль­ную сре­ду, ино­гда и уси­ли­ем воли, а дру­гие «воз­вра­ща­ют­ся» не сра­зу, по мере того, как их вни­ма­ни­ем сно­ва завла­де­ют собы­тия вир­ту­аль­ной сре­ды.

Про­яв­ля­ет­ся важ­ный аспект реа­лиз­ма и прав­до­по­до­бия, о кото­ром гово­рит­ся в (Lombard, Jones, 2015) и (Skarbez et al., 2017). Испы­ту­е­мые гово­ри­ли о нере­а­ли­стич­ной гра­фи­ке, одна­ко это не меша­ло неко­то­рым из них испы­ты­вать силь­ное при­сут­ствие. Мож­но при­ве­сти дослов­но сло­ва испы­ту­е­мой 1, кото­рая ука­зы­ва­ла на очень силь­ное пере­жи­ва­ние всех видов при­сут­ствия и одно­вре­мен­но заме­ча­ла нере­а­ли­стич­ные, неправ­до­по­доб­ные собы­тия: «…Вот… а… немно­жеч­ко выби­ва­ли дере­вья, кото­рые вне­зап­но под­кра­ды­ва­лись из-за угла, ну, в смыс­ле, ты летишь, летишь, тут дере­ва не было, и тут оно пря­мо под тобой – ВДЫЩЬ! – дере­во. Вот. Ну и… (неопре­де­лен­ное меж­до­ме­тие)».

Дру­гой важ­ный вопрос – поня­тие соци­аль­но­го при­сут­ствия. В отве­тах испы­ту­е­мых дан­но­го иссле­до­ва­ния есть при­ме­ры как соци­аль­но­го при­сут­ствия или, ско­рее, со-при­сут­ствия, пони­ма­е­мо­го как при­сут­ствие, воз­ник­шее на базе воз­мож­но­сти в сре­де вза­и­мо­дей­ствия с дру­ги­ми субъ­ек­та­ми, так и соци­аль­но­го при­сут­ствия, пере­жи­ва­е­мо­го как ощу­ще­ния дру­го­го чело­ве­ка рядом.

Здесь надо отме­тить, что пере­жи­ва­ние при­сут­ствия дру­го­го чело­ве­ка рядом не обя­за­тель­но отно­сит­ся к вир­ту­аль­ной реаль­но­сти, что и про­де­мон­стри­ро­ва­ли отве­ты испы­ту­е­мых. Ино­гда дру­гой чело­век вос­при­ни­мал­ся рядом, но в реаль­ном мире, хотя себя испы­ту­е­мый ощу­щал в вир­ту­аль­ном (испы­ту­е­мый в вер­то­ле­те, а экс­пе­ри­мен­та­тор в ком­на­те).

Соци­аль­ное при­сут­ствие, пони­ма­е­мое как сов­мест­ное при­сут­ствие, со-при­сут­ствие в рам­ках иссле­до­ва­ния вир­ту­аль­ной реаль­но­сти долж­но рас­смат­ри­вать­ся как сов­мест­ное при­сут­ствие людей в вир­ту­аль­ной реаль­но­сти, тре­бу­ю­щее обыч­но тех­ни­че­ских средств для обес­пе­че­ния сов­мест­ных дей­ствий. В дан­ном иссле­до­ва­нии тех­ни­че­ское обес­пе­че­ние соци­аль­но­го при­сут­ствия было недо­ста­точ­ным: сред­ство вво­да инфор­ма­ции, нахо­дя­ще­е­ся в руках у дру­го­го участ­ни­ка сре­ды, никак не пред­став­лен­но­го визу­аль­но, одна­ко неко­то­рые испы­ту­е­мые все-таки испы­ты­ва­ли со-при­сут­ствие.

Соци­аль­ное при­сут­ствие как ощу­ще­ние при­сут­ствия дру­го­го рядом, разу­ме­ет­ся, не может отно­сить­ся к исклю­чи­тель­но к сфе­ре вза­и­мо­дей­ствия с вир­ту­аль­ной реаль­но­стью. Такое пере­жи­ва­ние может воз­ник­нуть при сов­мест­ном пре­бы­ва­нии людей в обыч­ном поме­ще­нии и даже в тех слу­ча­ях, когда чело­ве­ку, напри­мер, сосре­до­то­чен­но­му на рабо­те или каком-то дру­гом заня­тии, кажет­ся, что в ком­на­те при­сут­ству­ют дру­гие люди, тогда как все дав­но вышли. Одна­ко в рам­ках дан­но­го направ­ле­ния инте­рес пред­став­ля­ют толь­ко слу­чаи, так или ина­че свя­зан­ные с вир­ту­аль­ной реаль­но­стью. Ощу­ще­ние дру­го­го чело­ве­ка рядом с испы­ту­е­мым в реаль­ной ком­на­те пред­став­ля­ет инте­рес толь­ко в тех слу­ча­ях, когда испы­ту­е­мый не про­сто вза­и­мо­дей­ству­ет с вир­ту­аль­ной реаль­но­стью, но ощу­ща­ет себя в ней.

Так­же мож­но поста­вить вопрос о неко­то­ром «соци­аль­ном отсут­ствии»: ситу­а­ции, когда чело­век не вос­при­ни­ма­ет нахож­де­ние дру­го­го чело­ве­ка рядом с собой, хотя и всту­па­ет с ним во вза­и­мо­дей­ствие. Отве­ты испы­ту­е­мых, кото­рые дава­ли коман­ды опе­ра­то­ру, но счи­та­ли, что управ­ля­ют меха­низ­мом с помо­щью систе­мы голо­со­во­го управ­ле­ния, это под­твер­жда­ют.

Здесь же мож­но про­дол­жить цити­ро­ва­ние пись­мен­но­го само­от­че­та участ­ни­цы, посе­тив­шей клуб вир­ту­аль­ной реаль­но­сти.

«Еще была игра в кол­дов­ство. Ком­на­та буд­то бы в башне, пред­ла­га­ет­ся варить зелье, кидая ингре­ди­ен­ты в котел. Рядом лежат и дру­гие пред­ме­ты. Очень нер­ви­ро­вал «загроб­ный» голос, кото­рый на англий­ском давал сове­ты или ком­мен­ти­ро­вал дей­ствия (т. е. «помощ­ник»). Каза­лось, что его обла­да­тель может прий­ти и напасть (т. к. голос был не слиш­ком дру­же­люб­ный). В какой-то момент попы­та­лась обло­ко­тить­ся на стол и была слег­ка удив­ле­на, когда это не полу­чи­лось.

Мож­но было попа­дать в дру­гие места. Пер­вый вари­ант – про­пасть, над про­па­стью про­тя­нут мостик, состо­я­щий из скреп­лен­ных верев­кой дере­вян­ных пере­кла­дин. Игрок сто­ит посе­ре­дине, сте­ны вир­ту­аль­ной реаль­но­сти не дают прой­ти ни в одну из сто­рон. Надо выбрать­ся. Поз­же ока­зы­ва­ет­ся, что надо дотя­нуть­ся рукой до вися­ще­го рядом с мости­ком пор­та­ла (чуть в сто­роне). Не мог­ла себя заста­вить насту­пить не на досоч­ки, а в про­ме­жут­ки меж­ду ними. Не мог­ла себя заста­вить шаг­нуть в сто­ро­ну с моста, что­бы дотя­нуть­ся до пор­та­ла.

Потом попа­ла обрат­но. Там был огром­ный глаз, загля­ды­ва­ю­щий в бой­ни­цу, слы­ша­лось тяже­лое дыха­ние. Чув­ство­ва­ла испуг и выжи­да­ние. Не мог­ла отде­лать­ся от мыс­ли, что чудо­ви­ще – дра­кон? – может сло­мать баш­ню или про­ник­нуть внутрь.

Из баш­ни сно­ва выбра­лась в дру­гое место, где был кори­дор с ответв­ле­ни­я­ми. Воз­ле меня лежа­ло ору­жие: шипас­тая була­ва, два меча, сто­я­ли при­сло­нен­ные к стене копья. При­ме­ри­лась к ору­жию, но тут услы­ша­ла подо­зри­тель­ные шоро­хи, рыча­ние, звук откры­ва­ю­щей­ся две­ри. Воз­мож­но, пред­по­ла­га­лось, что нуж­но сра­зить­ся с чудо­ви­щем. Пере­пу­га­лась вусмерть, до пани­ки. Поло­жи­ла обрат­но ору­жие, что­бы чудо­ви­ще не заста­ло меня с ору­жи­ем в руках и не сочло опас­ной, и, едва сдер­жи­ва­ясь, что­бы не заорать, попро­си­ла выве­сти меня из это­го режи­ма».

Этот рас­сказ воз­вра­ща­ет к аспек­там сре­до­во­го при­сут­ствия и так­же еще более ярко, чем отве­ты испы­ту­е­мых, дан­ные в рам­ках дан­но­го иссле­до­ва­ния ста­вит вопрос эмо­ций как фак­то­ра, вли­я­ю­ще­го на про­жи­ва­ние фено­ме­на при­сут­ствия. В опи­сан­ных участ­ни­цей раз­вле­ка­тель­ных вир­ту­аль­ных сре­дах созда­ет­ся эмо­ци­о­наль­но-нагру­жен­ная сре­да, кото­рая уси­ли­ва­ет пере­жи­ва­ние при­сут­ствия.

Так­же здесь инте­рес­но про­яв­ля­ет­ся соци­аль­ное при­сут­ствие: хотя на самом деле рядом с ней нахо­дил­ся адми­ни­стра­тор клу­ба, и к нему была обра­ще­на прось­ба пре­кра­тить сеанс, участ­ни­ца ощу­ща­ла при­сут­ствие рядом пер­со­на­жей вир­ту­аль­ной сре­ды: вол­шеб­ни­ка и чудо­ви­ще. Это вызы­ва­ет вопрос, чье при­сут­ствие рядом будет ощу­щать­ся силь­нее – реаль­но­го чело­ве­ка, кото­рый не вме­ши­ва­ет­ся в собы­тия сре­ды – или пер­со­на­жа вир­ту­аль­ной реаль­но­сти, никак не свя­зан­но­го с реаль­ной лич­но­стью? Будет ли сов­па­де­ние реаль­но­го чело­ве­ка и пер­со­на­жа давать более силь­ное пере­жи­ва­ние при­сут­ствия? Может ли сов­па­де­ние реаль­но­го чело­ве­ка и пер­со­на­жа сре­ды, с кото­рым мож­но всту­пать во вза­и­мо­дей­ствие внут­ри сре­ды, уси­ли­вать пере­жи­ва­ние сре­до­во­го при­сут­ствия? Может ли это вызвать лич­ност­ное при­сут­ствие?

Лич­ност­ное при­сут­ствие, ина­че Я‑присутствие, оста­лось наи­ме­нее рас­кры­тым в рам­ках дан­но­го иссле­до­ва­ния. Осо­бен­но ярко его пере­жи­ла испы­ту­е­мая 1, что каса­ет­ся осталь­ных, то слож­но гово­рить, было ли оно хотя бы частич­но. Мож­но при­ве­сти неко­то­рые отве­ты, в кото­рых пред­по­ла­га­ет­ся частич­ное пере­жи­ва­ние лич­ност­но­го при­сут­ствия.

Испы­ту­е­мая 9, чьи отве­ты уже при­во­ди­лись (пер­вая серия – «актив­ность со сни­жен­ной чув­стви­тель­но­стью», вто­рая – «полет с уст­ным управ­ле­ни­ем»):

– Какие были ощу­ще­ния, когда пилот выпал из вер­то­ле­та? – «Ну, в общем, как бы ощу­ще­ние, что это я выпа­ла… ну, как бы не то что­бы… воз­ни­ка­ла мысль… пото­му что я все рав­но доста­точ­но чет ко раз­гра­ни­чи­ваю, что вот есть я, а там… не осо­бо я. Нет, ну… эффект неожи­дан­но­сти был». – Были ли пред­став­ле­ния о том, как испы­ту­е­мая ока­за­лась в вер­то­ле­те, как опе­ра­тор ока­зал­ся в вер­то­ле­те? – «В опре­де­лен­ный момент я нача­ла там при­ду­мы­вать какую-то исто­рию, на тему того, что мы куда-то летим. Я рас­ска­зы­ваю, что мне надо туда, мне надо сюда. Еще заод­но там… ну, ездишь по горо­ду с каким-нибудь шофе­ром и рас­ска­зы­ва­ешь, что есть пово­рот нале­во, а меж­ду дву­мя дома­ми – напра­во». – Зачем? (испы­ту­е­мая с оператором/пилотом куда-то летят)? – «Я реши­ла, что что-то ищем. Что ищем, уже не ста­ла при­ду­мы­вать». – Осо­зна­ва­лось ли это как выдум­ка или испы­ту­е­мая в этот (в кото­рый это реша­лось и при­ду­мы­ва­лось) этим жила? – «Цели­ком нет. Какой-то частью – да».

Здесь вид­но частич­ное «при­сво­е­ние» опы­та, кото­рое урав­но­ве­ши­ва­ет­ся тем, что испы­ту­е­мая 10 назы­ва­ет «раз­гра­ни­че­ни­ем», отде­ле­ни­ем себя, вос­при­ни­ма­е­мой в реаль­ном мире, от собы­тий вир­ту­аль­но­го.

Испы­ту­е­мая 13, пер­вая серия – «полет с уст­ным управ­ле­ни­ем», вто­рая серия – «актив­ность со сни­жен­ной чув­стви­тель­но­стью»:

– Кем была? – «Нари­со­ван­ным чело­веч­ком, кото­рый дорвал­ся до вер­то­ле­та. Пер­вый раз в жиз­ни… про­еци­ро­ва­лось… ско­рее на неуме­ху-пило­та, кото­ро­го поче­му-то выпу­сти­ли в город… ну… все живы. То есть ско­рее все­го появил­ся такой… вир­ту­аль­ный пер­со­наж… с кото­рым я себя ассо­ци­и­ро­ва­ла». – Это был тот же пер­со­наж, кото­ро­го пред­ла­га­ла про­грам­ма? – «Ну, воз­мож­но». – Уточ­не­ние, насколь­ко собой чув­ство­ва­ла себя испы­ту­е­мая, что из сво­их обыч­ных мыс­лей и вос­по­ми­на­ний с ней оста­ва­лось? – «Ну… про то, что там… сего­дня была рабо­та, и еще надо ужин гото­вить, я не дума­ла, но… я не чув­ство­ва­ла себя дядень­кой в сви­те­ре!. . Ну… ско­рее все­го про­ек­ция была очень похо­жей на меня… во мно­гом. По край­ней мере… он… когда вот этот пер­со­на­жик выпры­ги­вал из вер­то­ле­та или запры­ги­вал туда, я его вос­при­ни­ма­ла как тре­тье лицо. Про­сто… ну, застав­ка там». – Как себя вос­при­ни­ма­ла, пока лете­ла? – «Ну… в вер­то­ле­те, пожа­луй. Когда не было вот этих вот… каких-то момен­тов… выдер­ги­ва­ю­щих из игры, то… все-таки там». – И кем была (для себя, сво­е­го вос­при­я­тия) испы­ту­е­мая? – «Собой». – Прось­ба уточ­нить про­ти­во­ре­чи­вый момент. – «Ну, как, собой-не собой… Сей­час попы­та­юсь это… выра­зить сло­ва­ми… Когда чело­век смот­рит фильм или кни­гу чита­ет, мно­гие ведь тоже… или в про­цес­се чте­ния… или уже потом… вот…в дет­стве осо­бен­но ярко это быва­ет, начи­на­ет домыс­ли­вать там… фан­та­зи­ро­вать… и при этом они ведь пред­став­ля­ют… ско­рее все­го… по мое­му опы­ту было так… подо­зре­ваю, что у каких-то дру­гих людей тоже. Может быть, не у всех. Про­еци­ру­ют они вот в эту ткань мира себя, со сво­им опы­том, со сво­и­ми взгля­да­ми на мир… воз­мож­но, они пыта­ют­ся вести себя там как-то ина­че… бро­сать­ся на амбра­зу­ры, на подви­ги… но все рав­но это как-то неот­рыв­но свя­за­но с собой. Может быть, мы там луч­ше… неуби­ва­е­мее… без­за­бот­нее. . В жиз­ни я не буду летать по горо­ду на вер­то­ле­те, впер­вые сев в него… это само собой. Здесь как-то… в тече­ние игры… и в то же вре­мя… играю-то я. … Это я, но это не я со всем воро­хом повсе­днев­ных вопро­сов, задач, про­блем, мело­чей… Как там, гра­фи­ка пред­став­ле­на в обры­воч­ном вари­ан­те, вот так же взя­ли так, все ненуж­ное обру­би­ли… оста­лось, в прин­ци­пе, то же самое, но… без дета­лей».

Здесь уча­стие в вир­ту­аль­ной сре­де как бы меня­ет пред­став­ле­ние испы­ту­е­мой 13 о сво­ей лич­но­сти, уво­дит от части аспек­тов («воро­ха повсе­днев­ных вопро­сов, задач, про­блем, мело­чей»).

Испы­ту­е­мая 4 (пер­вая серия – «пол­но­цен­ная актив­ность», вто­рая – «полет без управ­ле­ния») опи­са­ла свои ощу­ще­ния так:

– Было ли пред­став­ле­ние, как ока­за­лась в вер­то­ле­те? Может быть, какая-то исто­рия?. . – «Ну, там же чело­ве­чек (пер­со­наж игры GTA, изоб­ра­жен­ный муж­чи­ной сред­них лет в воен­ной фор­ме) же забе­жал! В пер­вый раз – это я забе­жа­ла. А вто­рой раз – это пилот забе­жал, а я за ним сле­дом села». – То есть у испы­ту­е­мой было ощу­ще­ние, что она имен­но села в вер­то­лет и поле­те­ла? – «Ну да, я доду­мы­ва­ла еще кар­тин­ки». – Да, но не все доду­мы­ва­ют, поэто­му и уточ­ня­ет­ся. – «Нет, я как-то сра­зу, вот, этот чело­ве­чек, я себя раз! – и с ним сас­со­ци­и­ро­ва­ла вна­ча­ле, в пер­вой серии. А во вто­рой я дума­ла: “О, этот чело­ве­чек, о сей­час будет вести вер­то­лет! А я сижу рядом… ”» – Кем себя ощу­ща­ла в момент (поле­та)? Насколь­ко себя пом­ни­ла? – «Ну, как, собой. Нако­нец-то меня пусти­ли в вер­то­лет!. . » – Это не поме­ша­ло ассо­ци­и­ро­вать себя с чело­веч­ком муж­ско­го пола? – «Ну, это в нача­ле игруш­ки, про­сто игруш­ки начи­на­ют­ся, пер­со­на­жи раз­ные, а потом я вос­при­ни­ма­ла себя как себя, а не как чело­веч­ка муж­ско­го пола. То есть это некое нача­ло игруш­ки, некий пер­со­наж, а потом я про­сто себя на его место поста­ви­ла и все». «… Не, я бес­спор­но была там, но я не вос­при­ни­ма­ла себя чело­веч­ком с таки­ми тре­уголь­ны­ми паль­ца­ми. … нет, то есть я вос­при­ни­ма­ла себя реаль­ной, попав­шей вот… в доволь­но нере­аль­ный мир. То есть такой. Ком­пью­тер­но-угло­ва­тый». – Испы­ту­е­мая вос­при­ни­ма­ла, что в него (нере­аль­ный, ком­пью­тер­но-угло­ва­тый мир) попа­ла? – «Ну… да». – Уточ­не­ние: да, мир угло­ва­тый, но где была (ощу­ща­ла себя) испы­ту­е­мая? – «Я была в нем. Мне дали по нему поле­тать. Хоть как-то! А обыч­но мы потом поле­та­ем».

Здесь испы­ту­е­мая то ука­зы­ва­ет, что ассо­ци­и­ро­ва­ла себя с пер­со­на­жем игры, то пока­зы­ва­ет, что сохра­ня­ла вос­при­я­тие себя собой.

Для срав­не­ния, испы­ту­е­мая 14, пер­вая серия – «пол­но­цен­ная актив­ность», вто­рая – «полет без управ­ле­ния»:

– Кем была? – «Ско­рее – каким-то тури­стом, кото­ро­му пред­ло­жи­ли что-то пока­зать». – Вос­при­ни­ма­ла себя самой собой? – «Да». – А как вос­при­ни­ма­ла себя в пер­вой серии, где сама управ­ля­ла (пол­но­цен­ная актив­ность)? – «Ну, тоже вполне собой» – А как ока­за­лась в воз­ду­хе? – «Ну… Тоже вполне есте­ствен­но, как пред­ла­га­ют пока­тать­ся на вело­си­пе­де».

Судя по кон­тек­сту, сло­ва испы­ту­е­мой 14 о тури­сте ско­рее каса­ют­ся соци­аль­ной роли, неже­ли иска­же­ния пред­став­ле­ния о себе, хотя гово­рить с пол­ной уве­рен­но­стью без допол­ни­тель­но­го уточ­не­ния, конеч­но, нель­зя.

Отве­ты испы­ту­е­мых свя­зы­ва­ют лич­ност­ное при­сут­ствие с поня­ти­ем авто­био­гра­фи­че­ско­го Я, о кото­ром гово­рит­ся в (Triberti, Riva, 2016): в вир­ту­аль­ной реаль­но­сти может нару­шать­ся упо­ря­до­чен­ное пред­став­ле­ние о лич­ной исто­рии участ­ни­ка вир­ту­аль­ной сре­ды.

Лич­ност­ное при­сут­ствие как явле­ние тре­бу­ет отдель­но­го изу­че­ния, ско­рее все­го, для это­го подой­дут вир­ту­аль­ные сре­ды с воз­мож­но­стью управ­ле­ния ава­та­ра­ми. Обра­тить вни­ма­ние сле­ду­ет на уро­вень сход­ства ава­та­ра с каж­дым испы­ту­е­мым и на сте­пень управ­ля­е­мо­сти ава­та­ра: насколь­ко его дей­ствия и дви­же­ния сов­па­да­ют с дей­стви­я­ми и дви­же­ни­я­ми участ­ни­ка вир­ту­аль­ной сре­ды.

Заключение

Фено­мен при­сут­ствия не сво­дит­ся к одно­му толь­ко «быть там». Он вклю­ча­ет в себя раз­но­об­ра­зие под­час пара­док­саль­ных пред­став­ле­ний, невоз­мож­ных в реаль­ном мире: нахож­де­ние одно­вре­мен­но в двух местах и даже ощу­ще­ние себя чело­ве­ком дру­го­го пола и воз­рас­та. Как вид­но из при­ве­ден­ных мате­ри­а­лов, фено­мен при­сут­ствия явля­ет­ся слож­ным пере­жи­ва­ни­ем, при кото­ром иска­жа­ет­ся вос­при­я­тие вре­ме­ни, про­стран­ства, сво­е­го тела, физи­че­ских зако­но­мер­но­стей.

Литература

  1. Авер­бух Н. В. Пси­хо­ло­ги­че­ские аспек­ты фено­ме­на при­сут­ствия в вир­ту­аль­ной сре­де // Вопро­сы пси­хо­ло­гии. – 2010. – № 5. – С. 105–113.
  2. Авер­бух Н. В., Щер­би­нин А. А. Фено­мен при­сут­ствия и его вли­я­ние на эффек­тив­ность реше­ния интел­лек­ту­аль­ных задач в сре­дах вир­ту­аль­ной реаль­но­сти // Пси­хо­ло­гия. Жур­нал Выс­шей шко­лы эко­но­ми­ки. – 2011. – Т. 8. – № 4. – С. 102–119.
  3. Велич­ков­ский Б. Б. Вли­я­ние обна­ру­же­ния и кор­рек­ции оши­бок на фено­мен при­сут­ствия в вир­ту­аль­ных сре­дах // Вест­ник мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та. Серия 14. Пси­хо­ло­гия. – 2016. – № 3. – С. 25–33.
  4. Велич­ков­ский Б. Б. Пси­хо­ло­ги­че­ские фак­то­ры воз­ник­но­ве­ния чув­ства при­сут­ствия в вир­ту­аль­ных сре­дах. // Наци­о­наль­ный пси­хо­ло­ги­че­ский жур­нал. – 2014. – № 3(15). – С. 31–38. doi: 10. 11621/npj. 2014. 0304
  5. Велич­ков­ский Б. Б., Гусев А. Н., Вино­гра­до­ва В. Ф., Арбе­ко­ва О. А. Когни­тив­ный кон­троль и чув­ство при­сут­ствия в вир­ту­аль­ных сре­дах // Экс­пе­ри­мен­таль­ная пси­хо­ло­гия. – 2016. – Т. 9. – № 1. – С. 5–20.
  6. Averbukh N. (2014). Subjective-Situational Study of Presence. Lecture Notes in Computer Science, 8525, 131–138.
  7. Baños R. M., Botella C., Alcañiz M , Liaño V , Guerrero B , & Rey B. (2004). Immersion and Emotion: Their impact on the sense of presence. Cyberpsychology and Behavior, 7, 734–741. doi: 10. 1089/cpb. 2004. 7. 734
  8. Bouvier P. (2008). The five pillars of presence: guidelines to reach presence. In Presence: The 11th Annual International Workshop on Presence, 246–249.
  9. Chirico A., Cipresso P., Yaden D. B , Biassoni F , Riva G , & Gaggioli A. (2017). Effectiveness of Immersive Videos in Inducing Awe: An Experimental Study. Scientific Reports, 7, Article number: 1218.
  10. Diemer J., Alpers G. W., Peperkorn H. M., Shiban Y. & Mühlberger A. (2015). The impact of perception and presence on emotional reactions: a review of research in virtual reality. Frontiers in Psychology, 6(26), 9.
  11. Gamberini L., & Spagnolli A. (2015). An Action-Based Approach to Presence: Foundations and Methods. In M. Lombard, F. Biocca, W. A. Ijsselsteijn, J. Freeman, & R. Schaevitz (Eds.) Immersed in Media: Telepresence Theory, Measurement and Technology. London, Springer, 101–114.
  12. Harm D. L. (2002). Motion Sickness Neurophysiology, Physiological Correlates, and Treatment. Handbook of Virtual Environments: Design, Implementation, and Applications. Mahwah, NJ. Lawrence Erlbaum Associates, 637–662.
  13. Hartmann T., Wirth W., Vorderer P., Klimmt C , Schramm H , & Böcking S. (2015). Spatial Presence Theory: State of the Art and Challenges Ahead. In M. Lombard, F. Biocca, W. A. Ijsselsteijn, J. Freeman, & R. Schaevitz (Editors), Immersed in Media: Telepresence Theory, Measurement and Technology. London, Springer, 115–135.
  14. Huang M. P., & Alessi N. E. (1999) Presence as an Emotional Experience. Medicine Meets Virtual Reality: The Convergence of Physical and Informational Technologies Options for a New Era in Healthcare. Amsterdam, IOS Press, 148–153.
  15. Lombard M , Biocca F., Freeman J., IJsselsteijn W , & R. Schaevitz (eds.) (2015). Immersed in Media: Telepresence Theory, Measurement & Technology, New York, NY: Springer.
  16. Lombard, M , Jones, M. T. (2015). Defining presence. In M. Lombard, F. Biocca, W. A. Ijsselsteijn, J. Freeman, & R. Schaevitz (Editors), Immersed in Media: Telepresence Theory, Measurement and Technology. London: Springer, 13–34.
  17. Insko B. E. (2003). Measuring Presence: Subjective, Behavioral and Physiological Methods. Being There: Concepts, Effects and Measurement of User Presence in Synthetic Environments. Ios Press, Amsterdam, The Netherlands, 109–119.
  18. Laarni J., Ravaja N , Saari T., Böcking S , Hartmann T , & Schramm H. (2015). Ways to Measure Spatial Presence: Review and Future Directions. In M. Lombard, F. Biocca, W. A. Ijsselsteijn, J. Freeman, & R. Schaevitz (Eds.), Immersed in Media: Telepresence Theory, Measurement and Technology. London: Springer, 139–185.
  19. Ling, Y., Nefs, H. T., Brinkman, W. ‑P., Qu, C., & Heynderickx, I. (2013). The relationship between individual characteristics and experienced presence.
  20. Computers in Human Behavior, 29(4), 1519–1530.
  21. Peperkorn, H. M., and Mühlberger, A. (2013). The impact of different perceptual cues on fear and presence in virtual reality. Stud. Health Technol. Inform, 191, 75–79.
  22. Pettifer, S. (1999) An operating environment for large scale virtual reality. A thesis submitted to the University of Manchester for the degree of doctor of philosophy in the Faculty of Science and Engineering.
  23. Redaelli C., Riva G. (2011). Flow for Presence Questionnaire. In Canetta L., & Redaelli C., Flores M. (Eds.) Digital Factory for Human-oriented Production Systems. The Integration of International Research Projects. Springer, London, 3–22.
  24. Riecke B. E., Schulte-Pelkum J. (2015). An Integrative Approach to Presence and Self-Motion Perception Research. In M. Lombard, F. Biocca, W. A. Ijsselsteijn, J. Freeman, & R. Schaevitz (Eds.), Immersed in Media: Telepresence Theory, Measurement and Technology. London: Springer, 187–235.
  25. Riva G. (2008). Enacting interactivity: the role of presence. Enacting intersubjectivity: a cognitive and social perspective on the study of interactions. IOS Press, Amsterdam, 97–114.
  26. Riva, G., & Mantovani, F. (2012). From the body to the tools and back: a general framework for presence in mediated interactions. Interact. Comput, 24, 203–210.
  27. Riva G., Mantovani F., Capideville C. S., Preziosa A., Morganti F., Villani D., Gaggioli A , Botella C., & Alcaniz M. (2007)ю Affective interactions using virtual reality: the link between presence and emotions. Cyberpsychology and Behavior, 10, 45–56. 10. 1089/cpb. 2006. 9993
  28. Riva G., Mantovani F., Waterworth E. L., & Waterworth J. A. (2015). Intention, Action, Self and Other: An Evolutionary Model of Presence. In M. Lombard, F. Biocca, W. A. Ijsselsteijn, J. Freeman, & R. Schaevitz (Eds.), Immersed in Media: Telepresence Theory, Measurement and Technology. London: Springer, 73–99.
  29. Sonnenfeld N. A., Meyers M., & Kring J. P. (2016). Presence in Transfer: The Holistic Perspective Model.
  30. Stanney K., & Salvendy G. (1998). Aftereffects and Sense of Presence in Virtual Environments: Formulation of a Research and Development Agenda.
  31. International Journal of Human-Computer Interaction, 10(2), June 1998, 135–187.
  32. Triberti S., & Riva, G. (2016). Being present in action: a theoretical model about the “interlocking” between intentions and environmental affordances.
  33. Frontiers in Psychology, 6(2052), 21–28.
  34. Turner Ph. (2015) Affect, Availability and Presence. In M. Lombard, F. Biocca, W. A. Ijsselsteijn, J. Freeman, & R. Schaevitz (Eds.), Immersed in Media: Telepresence Theory, Measurement and Technology. London, Springer, 59–71.
  35. Waterworth, J., & Riva, G. (2014). Feeling Present in the Physical World and in Computer-Mediated Environments. London: Palgrave Macmillan.
  36. Waterworth J. A., & Waterworth E. L. (2008). Presence in the Future. Proceedings of the 11th Annual International Workshop on Presence. Padova, 1618 October 2008. Printed by CLEUP Cooperativa Libraria Universitaria Padova. Padova, 61–65.
  37. Waterworth J. A., Waterworth E. L., Riva G., & Mantovani F. (2015). Presence: Form, Content and Consciousness. In M. Lombard, F. Biocca, W. A. Ijsselsteijn, J. Freeman, & R. Schaevitz (Eds.), Immersed in Media: Telepresence Theory, Measurement and Technology. London: Springer., 35–58.
Источ­ник: Наци­о­наль­ный пси­хо­ло­ги­че­ский жур­нал. 2018. №3 (31).

Об авторе

Ната­лья Вла­ди­ми­ров­на Авер­бух – млад­ший науч­ный сотруд­ник лабо­ра­то­рии моз­га и ней­ро­ко­гни­тив­но­го раз­ви­тия кафед­ры кли­ни­че­ской пси­хо­ло­гии и пси­хо­фи­зио­ло­гии Депар­та­мен­та пси­хо­ло­гии Ураль­ско­го гума­ни­тар­но­го инсти­ту­та Ураль­ско­го феде­раль­но­го уни­вер­си­те­та.

Смот­ри­те так­же:

Категории

Метки

Публикации

ОБЩЕНИЕ

CYBERPSY — первое место, куда вы отправляетесь за информацией о киберпсихологии. Подписывайтесь и читайте нас в социальных сетях.

vkpinterest